Чечня: подробное изложение хода судебного заседания по избранию меры пресечения Оюбу Титиеву

12.01.2018

В ходе суда вскрылись некоторые детали следственных действий, Титиев дал показания об обстоятельствах задержания.

11 января в Шалинском городском суде состоялось заседание по избранию меры пресечения руководителю грозненского представительства Правозащитного центра «Мемориал» Оюбу Титиеву. Накануне ему предъявили обвинение в хранении наркотиков (ч. 2 ст. 228 УК РФ). Титиев свою вину не признает, настаивая, что пакет с марихуаной подбросили в его машину.

Около 14:30 в зал суда Оюба в наручниках привели несколько силовиков.

Судья Хамзат Ибрагимов объявил заседание закрытым. В зал попали только участники процесса — помимо Титиева, его адвокаты Петр Заикин и Султан Тельхигов, представитель гособвинения, помощник прокурора Курчалоевского района ЧР И. Д. Кадыров и следователь ОМВД по Курчалоевскому району Н. Д. Саламов, ведущий уголовное дело.

Следователь заявил ходатайство об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Он указал, что в машине Титиева было якобы обнаружено запрещенное вещество в крупном размере, преступление это тяжкое, предполагает наказание до десяти лет лишения свободы, отличается повышенной общественной опасностью, направлено против здоровья населения и общественной нравственности. Санкция предусматривает только один вид наказания — лишение свободы. Органы дознания получили сведения, согласно которым Титиев намерен скрыться от следствия, тем самым воспрепятствовать установлению истины по делу.

Помощник прокурора поддержал ходатайство о заключении под стражу. Причастность Титиева к преступлению, по его словам, подтверждается документами: постановлением о возбуждении уголовного дела и принятии его к производству, рапортом об обнаружении признаков преступления следователя ОМВД по Курчалоевскому району, протоколом осмотра места происшествия, справкой об исследовании, заключением эксперта № 16/с, рапортом старшего оперуполномоченного ОУР ОМВД по Курчалоевскому району, протоколом задержания подозреваемого, постановлением о привлечении в качестве обвиняемого, протоколом допроса обвиняемого.

Сторона защиты попросила перерыв на полчаса для ознакомления с документами, с которыми у них не было времени ознакомиться. Им были ранее предоставлены только постановление о возбуждении уголовного дела, протокол допроса и протокол осмотра места происшествия.

Помощник прокурора был против, но судья ходатайство удовлетворил.

После перерыва начал выступление адвокат Заикин. Он сообщил, что нет никаких оснований избирать в отношении Титиева меру пресечения, а уж тем более самую жесткую, в виде содержания под стражей. Главное основание — не было самого события преступления.

Заикин пытался выяснить, на основании каких данных следствие сделало вывод о том, что Титиев намерен скрыться от следствия, так как в документах это указано не было. Следователь сослался на то, что у обвиняемого есть загранпаспорт. После дополнительных вопросов Заикина он добавил, что у оперативного сотрудника могли быть источники этой информации, которые «он не рассекретил на данный момент», но которые будут рассекречены в ближайшем будущем. Заикин резонно заметил, что в суде рассматриваются материалы, предоставленные суду, а не какие-то секретные данные. Кроме того, по мнению следователя, для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу достаточно уже того, что наказание по вменяемой статье предусматривает до 10 лет лишения свободы.

Заикин сказал, что в материале нет отдельного поручения, на основании которого осуществлялось оперативное сопровождение уголовного дела. У защиты есть основания полагать, что этот документ (если он вообще существует) оформлен без надлежащих правовых оснований.

Мероприятия — осмотр места происшествия, получение образцов, направление на исследование — проводили три разных следователя. Проверку проводит, как правило, один человек. Если их больше, необходимо распоряжение начальника органа МВД о том, что проверку проводили несколько человек. Проверку проводил тот же следователь, что и производил осмотр места происшествия, но в то же время по материалам на исследование материалы направлял другой человек. «Мы не знаем, на основании чего иные лица принимали участие в проверке и имели доступ к якобы изъятым материалам», — сказал Заикин. Адвокат выразил сомнения в законности их действий. По его оценке, материал, представленный для ареста, низкого качества и не содержит реальных обоснований.

Помощник прокурора вступился за следователя, сказав, что у защиты еще будет возможность ознакомиться с материалами уголовного дела, со всеми интересующими адвокатов документами.

Следователь ответил, что по поручению начальника розыска его подчиненные Манджиков и Магомадов собрали материал, а потом направили его следствию.

Судья заключил, что «с материалами все ясно», и предоставил защите возможность задать вопросы Оюбу.

Заикина интересовали обстоятельства «обнаружения» в машине Титиева черного пакета. Обвиняемый отметил, что самого события приобретения, хранения и перевозки наркотиков не было. Он подробно рассказал о событиях утра 9 января. Утром перед выездом Оюб укладывал в машину коврики, точно видел, что там нет никаких посторонних предметов. Когда он выехал из дома, он никуда не заезжал, нигде не останавливался, пассажиров не брал, он ехал буквально 3–4 минуты.

Помощник прокурора пытался прервать опрос, сказав, что можно рассказать вкратце.

Титиев ответил, что кратко не получится, и продолжил рассказ.

Оюб сообщил, что черный пакет ему не принадлежал, в машину он его не клал, до встречи с сотрудниками полиции он там появиться никак не мог, к машине, кроме Титиева и полицейских, никто не подходил. Из этого можно сделать только один вывод — пакет в машину подбросили полицейские. Он, скорее всего, сможет опознать сотрудника, который это сделал, тот находился около передней двери машины при ее осмотре. Второй раз, когда пакет был «обнаружен», его могли положить в РОВД. Ключи от машины были у сотрудников полиции.

Помощник прокурора спрашивал, были ли свидетели, как Титиев мыл машину накануне. Обвиняемый ответил, что не было, он мыл машину у себя во дворе. Затем Кадыров спросил, как Титиев мог отойти от машины, ведь ему уже под 60 лет, у него, вероятно, есть «горький опыт» проверок на блокпостах во время войн. Титиев ответил, что от машины не отходил, но выходил из нее, чтобы открыть багажник по требованию сотрудника полиции. Кадыров сказал, что в показаниях обвиняемого есть противоречия, которые прояснятся в ходе следствия.

Отвечая на вопросы Заикина, Титиев сказал, что наблюдать за обоими сотрудниками при первом досмотре машины он не мог (второй раз осматривал машину уже один человек).

Обвиняемый сообщил, что с него требовали признательные показания, несколько раз угрожали в противном случае возбудить уголовное дело по статье 208 в отношении его сына. Помощник прокурора спросил, сотрудник именно угрожал или «объяснял ситуацию», «бывает, объясняют, а бывает угрожают с кулаками». Титиев сказал, что это нельзя расценить это иначе как угрозы.

Судья указал, что в связи с угрозами, если они были, Титиев и его защитники могут обратиться в соответствующие органы.

Титиев поручил защите подать заявление в СУ СК по ЧР о привлечении к ответственности сотрудников полиции, подбросивших в его машину черный пакет, якобы содержащий наркотическое вещество, в целях фальсификации в отношении него уголовного дела. Адвокаты физически не успели 11 января подать заявление (сделали это 12-го), но попросили суд обозреть его и приобщить к материалам.

Помощник прокурора возражал, утверждая, что этот документ не играет роли.

Тем не менее, заявление было приобщено.

Заикин позднее сообщил, что они планируют приложить ходатайство об истребовании видеозаписей и к этому заявлению.

Защита также ходатайствовала о приобщении к материалам дела характеристики на Оюба, выданной Александром Черкасовым — работодателем Титиева, председателем Совета ПЦ «Мемориал». В ней исключительно позитивные отзывы, Оюб охарактеризован как хороший руководитель, указано, что он ведет здоровый образ жизни, даже не курит.

К характеристике адвокаты также приложили текст заявления Комиссара Совета Европы по правам человека Нилса Мужниекса с призывом освободить Титиева и указанием, что основания его преследования крайне сомнительные.

Заикин обратил внимание, что на задержание Титиева последовала активная международная реакция, направлен ряд запросов на имя министра иностранных дел РФ, в том числе из ряда крупнейших европейских стран. Первые лица государств выражают обеспокоенность в связи со сложившейся ситуацией, потому что «в год освобождения первого политзаключенного Чеченской республики, Руслана Кутаева, по абсолютно этому же сценарию задерживают другого правозащитника, его близкого друга».

Защитник попросил суд приобщить к материалам дела справку о заключении брака с женой, справку о рождении младшей дочери в подтверждение, что у Титиева есть прочные социальные связи, нет мотивов скрываться. Кроме того, при заключении Титиева под стражу его семья будет лишена единственного источника дохода (его жена безработная), он также не сможет оказывать помощь своим старшим детям.

Заикин предоставил также положительную характеристику от и.о. главы Курчалоевского сельского поселения Юнусова, в которой отмечены такие качества Оюба, как честность, справедливость, уважительное отношение к окружающим, коммуникабельность и вежливость, хорошее физическое развитие, скромность в быту, авторитет и уважение среди односельчан, активное участие в общественной жизни; он воспитан в дружной, глубоко религиозной семье, регулярно посещает спорткомплекс, активно занимается различными видами спорта, четко придерживается канонов традиционного ислама, осуждает участие в НВФ и не имеет вредных привычек, ранее ни к административной, ни к уголовной ответственности не привлекался, жалоб в администрацию на него никогда не поступало.

На заседании решался вопрос со здоровьем обвиняемого.

У Оюба удалены 10 зубов, 2 сточены, в день задержания ему должны были ставить протезы. Титиев просил у следователя разрешить провести протезирование, но вопрос до сих пор не решен. Фактически он не может питаться, съел два куска хлеба, смоченного водой, с момента задержания.

Защитник Тельхигов отметил, что, если при содержании под стражей эта ситуация сохранится, это можно будет трактовать как пытки. Адвокат ходатайствовал о допросе лечащего врача, который мог бы подтвердить информацию о состоянии здоровья Оюба.

Ходатайство было отклонено.

Заикин также ходатайствовал об истребовании из ОМВД по Курчалоевскому району копий видеозаписей камер наружного наблюдения с 9:00 до 13:00 9 января. Эти видеозаписи могли бы подтвердить, что не было самого события преступления.

Помощник прокурора возражал против истребования видеозаписей, «так можно дойти до абсурда».

Судья отклонил ходатайство об истребовании видеозаписей, поскольку «это емкое действие», в ходе предварительного следствия будет возможность все видеозаписи изъять и изучить. И в целом это ходатайство не относится к вопросу об избрании меры пресечения.

Защитники также заявили следствию ходатайство о повторном допросе Титиева в качестве обвиняемого. Оно было удовлетворено.

Оба защитника высказались против ареста.

Тельхигов отметил, что заключение под стражу должно быть законным и обоснованным. Подзащитный не намерен скрываться и препятствовать рассмотрению дела, не будет оказывать давление на свидетелей. И если все же суд решит избрать меру пресечения, есть основания применить более мягкую меру.

В конце заседания Заикин суммировал позицию защиты.

В материалах для ареста должны быть конкретные сведения, указывающие на причастность подзащитного к совершению преступления. Но их там нет.

Исходя из показаний Оюба в ходе заседания, черный пакет возник «без всякого его участия в этом».

«Есть серьезные основания полагать, что он был подброшен сотрудниками, желающими имитировать совершение противоправных действий. Сделали они это грубовато, „криво“», — сказал Заикин.

В ситуации, когда есть возможность это проверить, нужно это сделать, в частности, исследовав видеозаписи. Суд, к сожалению, отказал в этом.

Источник оперативной информации непонятен.

В документах, по сути, содержится просьба к судье о необходимости содержать Титиева под стражей и предположение оперативника, что обвиняемый может скрыться. Но не приведено никаких аргументов. Нет данных, что он может скрыться, «продолжать заниматься какой-либо преступной деятельностью», что он угрожал и может угрожать свидетелям и участникам судопроизводства, может уничтожить доказательства по делу (тем более, что эти т. н. «доказательства» уже изъяты).

Заикин отметил, что «Титиев правозащитник, всю жизнь занимался защитой лиц, потерпевших от противоправной деятельности <…>. У человека четкая гражданская позиция. О какой преступной деятельности правозащитника, который десятилетиями уже занимается правозащитной деятельностью, который буквально на своих руках во время двух войн выносил людей, раненых детей и т. д., передавал в лагеря беженцев и т. п. <может идти речь>? Ну, какие наркотики? Это абсурд».

Следователь и прокурор не смогли обосновать, почему при избрании более мягкой меры пресечения не будет возможности проводить расследование. Тем более, что сейчас Титиев даст показания и обязательства являться по вызовам следователя.

«Ходатайство следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу не только не обосновано, но…, исходя из личности нашего подзащитного, исходя из характеристик, свидетельствующих о наличии крепких социальных связей, его позитивном образе, который сформировался за долгие годы, это нельзя перечеркнуть рапортом какого-то оперуполномоченного, который и в органах-то служит два года от силы, непонятно, откуда он в этих органах взялся, какое у него образование и насколько он компетентен, учитывая то качество рапорта и как он оформлен… Ему надо содержать семью, оказывать помощь старшим детям. Нельзя выбивать человека из общественной жизни по крайне сомнительным обвинениям», — сказал Заикин.

Судья вынес постановление о заключении Оюба Титиева под стражу на два месяца, до 9 марта включительно.

12 января защита подала апелляционную жалобу на постановление об аресте. Она должна быть рассмотрена Верховным судом ЧР.

Интервью адвоката Петра Заикина (видео «Кавказ. Реалии»):

Программа: Горячие точки
Программа: Поддержка политзеков

Титиев Оюб Салманович родился 24 августа 1957 года, живёт в селе Курчалой Чеченской республики, правозащитник, руководитель грозненского представительства Правозащитного центра «Мемориал».