Чечня: 71-летнего адвоката Маракова, обвиняемого в хранении наркотиков, снова поместили под стражу

29.12.2020

Республиканский Верховный Суд отменил решение районного суда о домашнем аресте

Верховный Суд Чеченской Республики отменил решение Ленинского районного суда Грозного о назначении домашнего ареста 71-летнему адвокату Сергею Маракову, которого обвиняют в хранении наркотиков в крупном размере без цели сбыта (ч. 2 ст. 228 УК). Прокуратура опротестовала это решение и просила заключить его под стражу. Дело направили на новое рассмотрение, а адвоката арестовали, не дожидаясь нового решения суда. Силовики в гражданской одежде задержали Маракова 8 декабря в Грозном. Сначала его обвинили в мелком хулиганстве, затем вменили уголовную статью. Коллеги Маракова связывают арест и обвинения с его профессиональной деятельностью, сам адвокат утверждает, что наркотики ему подбросили полицейские.

Первое задержание и обвинение в хулиганстве

По официальной версии, Сергея Маракова, который состоит в ставропольском филиале Международной коллегии адвокатов «Санкт-Петербург» и живет в Чечне, задержали 8 декабря 2020 года примерно в 22:30 в Ленинском районе Грозного. Согласно утверждению полицейских, он «беспричинно выражался нецензурной бранью в адрес прохожих людей, на замечания не реагировал, вёл себя вызывающе, чем вызвал своим поведением явное неуважение к обществу». На следующий день Ленинский райсуд Грозного признал Маракова виновным в мелком хулиганстве (ст. 20.1 КоАП) и назначил ему 10 суток административного ареста.

18 декабря Верховный Суд республики отменил решение Ленинского суда об аресте «за существенные нарушения процессуальных требований», которые были допущены при рассмотрения дела. За Мараковым к спецприёмнику приехала его коллега Нина Черникова. Но ей сообщили, что адвоката отпустят только в понедельник, 21 декабря. На выходе из спецприёмника Маракова снова задержали и доставили на допрос в следственное управление Следственного комитета (СУ СК) по Чечне. 22 декабря ему предъявили обвинение по ч. 2 ст. 228 УК.

Согласно ответу руководства спецприемника на запрос Ленинского суда от 22 декабря, Мараков у них содержался с 9 по 19 декабря. На самом деле он там находился до 21 декабря. Получается, что два дня он содержался в спецприёмнике незаконно?

Уголовное дело и новый арест

В постановлении о привлечении Маракова в качестве обвиняемого нет ничего о «мелком хулиганстве». Там излагаются совсем другие события и причины его задержания. Якобы 8 декабря правоохранители при проведении оперативно-профилактических мероприятий заметили подозрительного человека и доставили его для установления личности в 1-ый отдел полиции УМВД. Там при личном досмотре у Маракова якобы изъяли чёрный полиэтиленовый пакет с «веществом растительного происхождения с запахом конопли». Экспертиза установила, что изъятое вещество — каннабис (марихуана) весом 201,7 гр.

21 декабря в отношении Маракова было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 228 УК, Ленинский суд заключил его под стражу на 72 часа. 22 декабря Маракова привлекли в качестве обвиняемого, от дачи показаний он отказался. 23 декабря тот же суд по ходатайству следствия продлил арест ещё на 72 часа — до 25 декабря.

25 декабря состоялось заседание по избранию Маракову меры пресечения. Старший следователь следственного отдела по Ленинскому району Грозного М. Эмиев ходатайствовал о заключении Маракова под стражу, так как, по его мнению, адвокат «мог скрыться от следствия и суда, и продолжить свою преступную деятельность».

Мараков изложил суду свою версию событий, рассказал, как его на самом деле задержали, и указал на многочисленные нарушения со стороны правоохранителей. Он связал своё преследование с профессиональной деятельностью в Чечне.

Суд отказал в удовлетворении ходатайства обвинения и заключил Маракова под домашний арест на два месяца — до 21 февраля 2021 года. Ему было запрещено выходить за пределы места проживания в Грозном, кроме передвижения к следователю и в суд, также в лечебные учреждения в случае острого заболевания, получать и отправлять корреспонденцию, вести переговоры с использованием любых средств, в том числе использование интернета.

Версия Маракова

Сам адвокат утверждает, что 8 декабря около 19 часов его задержали трое мужчин в штатском, когда он заходил в подъезд своего дома. Неизвестные сказали, что они из полиции, но не назвали фамилии, должности и не предъявили документы, забрали у Маракова документы и телефон. Его посадили в машину и долго возили по нескольким РОВД, в итоге отвезли в отдел полиции Ленинского района.

Там один из сотрудников схватил его за рукав куртки и засунул ему под одежду чёрный пакет с чем-то хрустящим внутри, от которого шёл специфический запах. Полицейский кричал на Маракова, что он (Мараков) приобрёл это у случайного прохожего, требовал назвать любое имя. В случае отказа угрожал не выпустить его из отдела. Полицейские не составили протокол о его задержании, не предоставили ему адвоката и переводчика.

На ночь Маракова заперли в комнате возле дежурной части, поесть не дали. На следующий день отвезли в Ленинский райсуд, который назначил ему административный арест на 10 суток якобы за хулиганские действия. 21 декабря, при выходе из спецприёмника, где он отбывал наказание, полицейские вновь задержали его и доставили к следователю, который оформил его новое задержание и вызвал адвоката. Он пожаловался следователю на плохое самочувствие, и его под конвоем доставили в больницу. Врач констатировал сердечную недостаточность и оказал ему первую помощь. По словам Маракова, он уже ранее перенес инфаркт миокарда, сейчас у него предынфарктное состояние,

В ходатайстве в Ленинский райсуд от 25 декабря Мараков попросил отказать обвинению в его аресте и признать материалы в отношении него незаконными (имеется в распоряжении ПЦ «Мемориал») — что ему уже восьмой десяток, 52 года из них он посвятил своей работе. С мая 2004 года он живёт и работает в Грозном, где он помогал многим гражданам и никогда не получал от них жалоб на свою работу.

«Категорически утверждаю, что единственной причиной моего явно незаконного и надуманного уголовного преследования является моя профессиональная деятельность в течение 16 лет в Чеченской Республике. Категорически утверждаю, что за свои 70 лет никогда не совершал никаких незаконных действий ни с какими наркотиками, поскольку по своим убеждениям ненавижу их. Я считаю, что моё задержание, административный арест и возбуждение уголовного дела — месть и расправа за мою профессиональную деятельность», — отметил Мараков в ходатайстве.

Поддержка

Коллеги, которые давно знают Маракова, также считают все эти обвинения абсурдными. По их мнению, действия полицейских связаны с профессиональной деятельностью адвоката.

23 декабря адвокатская палата Ставропольского края направила обращение руководителю СУ СК по Чечне, в котором потребовала провести тщательную проверку обстоятельств задержания Маракова. «Учитывая возраст адвоката (71 год), его статус и отсутствие сведений о нём как о лице, склонном к употреблению наркотических средств, его заявление о незаконных действиях сотрудников полиции должно быть взято на особый контроль», — указала палата.

Мараков и его защита подали жалобы и заявления на незаконное действия полицейских в СК, прокуратуру, МВД России и Чечни.

Поделиться: