Более трёх недель пыток в полиции Грозного из-за видео про дома родственников Кадырова

10.06.2021

Ислам Нуханов обратился в ЕСПЧ

9 июня юристы Правозащитного центра «Мемориал» Марина Агальцова и Наталия Секретарёва подали в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) жалобу по делу Ислама Нуханова, 9 сентября 1992 года рождения. В 2019 году Нуханов выложил на YouTube видео, на котором показан элитный район Грозного, где живут родственники главы Чечни Рамзана Кадырова и многие высокопоставленные чиновники. После публикации ролика Нуханова, по его заявлению, похитили, более трёх недель продержали в УМВД по Грозному, пытали и вынудили оговорить себя. В 2020 году Ислама приговорили к четырём годам колонии-поселения по сфабрикованным обвинениям в незаконном хранении оружия и нападении на силовика. Заявления о похищении и пытках расследованы не были.

Юристы утверждают, что в деле были нарушены статьи 3 (запрет пыток и жестокого обращения) и 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Ислам Нуханов, человек с инвалидностью с детства из-за врождённой катаракты на оба глаза и аномалии височной кости, жил в Когалыме (Тюменская область) с женой Еленой Мельник и сыном Адамом. В мае 2019 года он приехал в Чечню, чтобы сделать операцию на глаза. В ожидании квоты он жил у матери Индиры Умаевой в Грозном.

31 октября Ислам разместил в Youtube пятиминутный ролик «Как живут Кадыров, и его соратники. Часть.1», на котором мужчина едет на машине по элитному посёлку Бароновка (Хажи Эвла) в центре чеченской столицы и снимает на телефон заборы и фасады домов вдоль дороги. На Бароновке расположены дома близких родственников главы Чечни Рамзана Кадырова и многих высокопоставленных чеченских чиновников.

1 ноября сотрудники полиции похитили Ислама из дома. Они также забрали все телефоны, системный блок компьютера и машину Ford Focus, принадлежавшую деду Нуханова.

По словам Ислама, его привезли в квартиру, расположенную на первом этаже жилого дома на территории УМВД. Находившиеся там высокопоставленные чиновники, в том числе глава УМВД по Грозному Аслан Ирасханов и первый зампред Правительства Чеченской Республики Иса Тумхаджиев, требовали, чтобы он объяснил, зачем снял ролик, а также чтобы признался в связях с блогером Тумсу Абдурахмановым. Ислама били по телу, спине, ногам и голове металлопластиковой трубой, пытали током.

Похищения и пытки — особенно удары током с использованием старых телефонных аппаратов — являются распространённой практикой в работе начальника УМВД России по г. Грозный Аслана Ирасханова. Ранее Ирасханов возглавлял Полк патрульно-постовой службы им. Ахмата Кадырова, на территории которого, согласно выводам Европейского комитета по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания, были крайне распространены незаконные содержание и пытки граждан.

Цитата из жалобы в ЕСПЧ

До 26 ноября Нуханова держали в подвале под зданием ИВС на территории УМВД, выводя оттуда для встреч и на следственные действия. Однажды полицейский принёс пистолет, вытащил магазин, затем патроны из магазина и дал Исламу всё подержать. Это произошло в присутствии оперуполномоченного Дмитрия Бочарникова.

2 ноября отца Ислама, Саламбека Нуханова, вызвал в УМВД замначальника Тимур Мусангузов. В кабинете Саламбек увидел сына: на его лице были гематомы, рука забинтована, он был в потрёпанной одежде. Отцу показали ролик, который снял Ислам, и сказали, что его сын — преступник.

Жена, мать и дед Ислама обращались в различные правоохранительные органы, подавали заявления о его похищении в СУ СК по ЧР, прокуратуру Октябрьского района и республиканскую прокуратуру.

9 ноября жена Ислама Елена Мельник, прилетевшая в Грозный, пошла в УМВД. Охранник на КПП подтвердил, что Ислам находится внутри, хотя по документам он свободен. Он предложил Елене принести для Ислама передачу. С 10 по 18 ноября родственники приносили для него передачи.

Ислам Нуханов и его супруга Елена Мельник. Фото из Instagram  

В последующие дни прокурор Турпал Такаев и член Совета по правам человека Чечни Хеда Саратова также подтвердили Мельник, что её муж содержится в УМВД. Саратова сказала, что встречалась с Исламом, он находится в подавленном состоянии.

По мнению родственников, нанятый ими адвокат Рустам Сарупбиев действовал против Нуханова, заставляя его подписывать документы, подготовленные дознавателем. 18 ноября для него пригласили другого адвоката — Наталью Добронравову. Но ей отказали во встрече с Нухановым. 22 ноября Ислам был вынужден написать объяснение, в котором указал, что его не похищали.

ВЕРСИЯ ВЛАСТЕЙ

По версии властей, 2 ноября Нуханов явился в УМВД для проверки оперативной информации, которую полицейские получили о нём. Поскольку Ислам «вёл себя обеспокоенно и тревожно», сотрудники решили его досмотреть и обнаружили в карманах патроны. Затем они обыскали машину, на которой якобы приехал Нуханов (Ford Focus его деда), — в ней нашли пакет с пистолетом и шестью патронами. Нуханов признался, что нашёл патроны в 2013 году в полуразрушенном здании рядом с домом, спрятал там же, в октябре 2019 года забрал и стал носить с собой. После изъятия оружия его якобы отпустили.

12 ноября оперуполномоченные Ахмед Назиров и Рустам Адаев встрелись с Нухановым, чтобы вручить ему повестку. На встрече Ислам занервничал, ударил Назирова в грудь и толкнул его, тот упал на дорогу и ушиб затылок. Нуханова задержали и взяли с него объяснения, тогда же возбудили дело о незаконном хранении оружия. И снова отпустили. 16 ноября Нуханова допросили в качестве подозреваемого.

Заявитель также обращает внимание Суда, что официальная версия обстоятельств его задержания, предложенная российскими властями, крайне сомнительная <…> По официальной версии, до задержания заявителя дважды отпускали после обнаружения в его действиях признаков преступлений: 2 ноября у него нашли пистолет с патронами, а 12 ноября он напал на сотрудника полиции. Выключенный телефон и отсутствие заявителя дома объяснялись тем, что он скрывался от следствия, хотя в указанные дни он неоднократно участвовал в следственных действиях.

Цитата из жалобы в ЕСПЧ

РАССЛЕДОВАНИЕ ДЕЛА О ПОХИЩЕНИИ

22 ноября 2019 года, когда Нуханов был вынужден попросить прекратить проверку по заявлению его матери о похищении, следователь отказал в возбуждении дела. Это решение было отменено 10 декабря, после обращения жены Нуханова Елены Мельник в Генеральную прокуратуру.

Следствие принялось «исправлять нарушения», допущенные при проведении проверки по заявлению о похищении.
Был допрошен Тимур Мисангузов — он подтвердил, что общался с родителями Ислама, но утверждал, что самого Нуханова не задерживали.

Было составлено судмедзаключение, которое зафиксировало на левом предплечье Нуханова многочисленные рубцы, которые могли образоваться от ударов твёрдым предметом за один-два месяца до осмотра. Зрение, на ухудшение которого жаловался Ислам, и внутренние органы эксперт не обследовал.

Из УМВД сообщили, что камеры видеонаблюдения вышли из строя, 6 ноября была сделана заявка на их ремонт.

Адвокат Марина Дубровина передала в Заводской межрайонный следственный отдел заявление Нуханова, в котором он подробно описал похищение и пытки.

9 января 2020 года в возбуждении дела было отказано.

Адвокаты пытались добиться получения записей с камер видеонаблюдения, а также расшифровок соединений с телефона Нуханова, его родственников и силовиков, причастных к похищению, но безуспешно.

В марте—июле не проводилось почти никаких следственных действий. Только в июле опросили Хеду Саратову, которая отрицала, что Нуханова пытали и удерживали в УМВД, и оперуполномоченного Дмитрия Бочарникова. Он сообщил, что в середине ноября Нуханов добровольно явился в УМВД, признался в нападении на Назирова и ушёл.

Всего до 17 сентября 2020 года в возбуждении дела было отказано восемь раз.

ЛЕГАЛИЗАЦИЯ НУХАНОВА И «РАССЛЕДОВАНИЕ» ДЕЛА ПРОТИВ НЕГО

Официально Нуханова задержали (оформили протокол задержания) только 26 ноября 2019 года — по словам Ислама, когда зажили гематомы. Вечером из подвала его перевели в СИЗО УМВД.

Во время медосмотра на его левой руке были зафиксированы многочисленные шрамы. В акте медосмотра указано, что, со слов Нуханова, он получил их давно, когда упал в реку. Ислам говорил, что после пыток у него ухудшились зрение и слух, кружилась голова при резком подъёме, периодически болели сердце и голова.

27 ноября Заводской районный суд Грозного арестовал Нуханова. Под стражей он пробыл до 1 октября 2020 года.

На одном из заседаний по продлению ареста Нуханов заявил, что его насильно удерживали в УМВД по Грозному с 1 по 26 ноября и что он оговорил себя под психологическим и физическим давлением.

Адвокат Марина Дубровина заявила ходатайства, которые позволили бы проверить версию Нуханова: осмотреть подвал, в котором его пытали, и истребовать записи камер видеонаблюдения из УМВД. В удовлетворении обоих ходатайств было отказано.

6 февраля на Дубровину и журналистку «Новой газеты» Елену Милашину, приехавших на суд, напали. Поскольку после нападения адвокату отказали в предоставлении государственной защиты, она была вынуждена выйти из дела.

Селфи Елены Милашиной после нападения в гостинице в Грозном (слева) и адвокат Марина Дубровина в полицейском автомобиле после нападения в гостинице. Источник

Два дела против Нуханова — о незаконном хранении оружия (ч. 1 ст. 222 УК РФ) и о применении в отношении представителя власти насилия, неопасного для его жизни и здоровья (ч.1 ст.318 УК, сначала было возбуждено, затем решение отменили, но потом снова возбудили дело), объединили в одно производство.

На допросе в ходе следственных действий Нуханов снова отказался от показаний и в деталях рассказал о пытках и месте, где его пытали.

12 ЧАСОВ СУДА

1 октября Заводской суд отпустил Нуханова под домашний арест. В тот же день, спустя полчаса после того, как Ислам добрался до дома деда, туда приехали сотрудники УФСИН по ЧР и забрали его. О причинах задержания родным ничего не сказали, на их жалобы о незаконном задержании, направленные в СК РФ, ответов нет до сих пор.

2 октября Заводской суд рассмотрел дело Нуханова по существу. Заседание длилось 11 часов 50 минут, до 23:50.

Адвокатов уведомили о заседании поздно вечером накануне, так что принять участие в процессе смогли только защитники, живущие в Грозном, — Надежда Бородкина и Нина Черникова. Александр Караваев не имел возможности прилететь из Нижегородской области. Перенести заседание, чтобы все адвокаты смогли прибыть в Грозный, а также чтобы они смогли составить ходатайства и подготовиться к прениям, суд немотивированно отказался.

На ознакомление с тремя томами отказных материалов по похищению и пыткам адвокатам дали 15 минут.

Суд отказал в требованиях адвокатов осмотреть подвал на территории УМВД, провести медосвидетельствование Нуханова на предмет следов пыток, истребовать детализацию соединений с телефонов подсудимого, его матери, дедушки и потерпевшего оперуполномоченного.

На заседании были допрошены дознаватель Магомед Семиев, понятые Руслан Рахмаев и Арби Бабаев, оперуполномоченные Рустам Адаев и Ахмед Назиров, которые подтвердили версию обвинения.

Нуханов заявил, что Адаев участвовал в его похищении и пытках, а Назирова он видит впервые в жизни. Ислам повторил, что оговорил себя под давлением, а документы подписывал не читая. Когда его перевели в ИВС и он почувствовал себя в безопасности, он отказался от признательных показаний. Ислам просил назначить судмедэкспертизу.

В 23:00 судья Ибрагим Дедиев признал Нуханова виновным в незаконном хранении, перевозке и ношении оружия и боеприпасов к нему (ч. 1 ст. 222 УК РФ) и в применении не опасного для здоровья насилия в отношении представителя власти (ч. 1 ст. 318 УК РФ) и назначил ему наказание в виде четырёх лет лишения свободы в колонии-поселении.

В качестве доказательства вины Нуханова суд использовал среди прочего его признательные показания. Судья Дедиев посчитал, что нет оснований сомневаться в их правдивости, поскольку Нуханов давал их в присутствии адвоката.

Аргументы о незаконном удержании Ислама в УМВД и пытках суд отверг.

Все три адвоката подали апелляционные жалобы на приговор. 9 декабря 2020 года Верховный суд Чечни оставил приговор без изменения, не ответив ни на один из доводов защитников.

20 марта 2021 года адвокат Бородкина обжаловала приговор в кассационном порядке.

ЖАЛОБА В ЕСПЧ

9 июня 2021 года юристы ПЦ «Мемориал» Марина Агальцова и Наталия Секретарёва подали жалобу по делу Нуханова в ЕСПЧ.

Они утверждают, что в деле были нарушены статьи 3 (запрет пыток и жестокого обращения) и 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) Конвенции — в связи с пытками, незаконным удержанием Нуханова на территории УМВД и нерасследованием этих преступлений.

Поделиться: