Житель Ингушетии около года не жаловался на пытки, опасаясь их повторения

18.04.2017

Не выдержав пыток, он подписал признательные показания в том, что оказывал финансовую и иную помощь членам НВФ, а также, что хранил дома героин

11 апреля 2017 года в представительство Правозащитного центра «Мемориал» в г. Назрань Республики Ингушетия с письменным заявлением обратилась жительница г. Сунжа РИ Аза Опиева. Она жалуется на неправомерные действия сотрудников правоохранительных органов в отношении её мужа Багаудина Салмановича Опиева, 1968 г.р., задержанного по подозрению в причастности к незаконным вооруженным формированиям (НВФ) в июне 2016 года.

Как следует из заявления, Багаудина Опиева задержали 9 июня 2016 года в своём доме. В этот день, около 7:00 к Опиевым ворвались более 20-ти вооруженных людей в камуфляжной форме и масках. Они не представились и не предъявляли документов. Позже выяснилось, что это были сотрудники силовых структур. В это время в доме находились девять человек: Багаудин Опиев, его жена Аза, шестеро их несовершеннолетних детей и сестра Азы. Женщин и детей силовики отвели в дом отца мужа, проживающего по соседству, а Багаудина оставили в доме.

В доме провели обыск в присутствии понятых, которых сотрудники силовых структур привезли с собой. Процедура продолжалась несколько часов. Тщательно осмотрели все комнаты и прилегающую к дому территорию. В результате обыска в одежде Багаудина обнаружили наркотики весом три грамма. Из дома силовики забрали два мобильных телефона, две копилки детей с мелочью, компьютеры и планшеты. Позже выяснилось, что из дома также пропали ювелирные изделия (золотые серьги с бриллиантами и золотое кольцо, серебренные серьги, кольцо и кулон).

Во время обыска силовики сфотографировали Багаудина. Другие их коллеги пошли в дом к его родителям и также сфотографировали их, Азу Опиеву, взяли у неё отпечатки пальцев.

Обыск закончился после 13:00. Полицейские предлагали Багаудину подписать какие-то документы, но он отказался. Они увезли его и не сообщили родственникам, куда он будет доставлен. За помощью в установлении его местонахождения и защиты интересов они обратились к адвокату Магомеду Гандаур-Эги.

На следующий день, 10 июня 2016 года, родственники узнали, что он находится в ИВС ОМВД России по г. Назрань. Но адвокат смог встретиться с ним только в здании Магаского районного суда, где Опиеву избрали меру пресечения. На его лице были видны гематомы. Из беседы со своим подзащитным Гандаур-Эги узнал, что после задержания Багаудина доставили в задние УФСБ по РИ Магаса, где пытали током, протыкали уши иглами, били по рукам и ногам, в результате чего он получил серьезные повреждение рук и переломы двух рёбер. Не выдержав пыток Багаудин подписал признательные показания в том, что оказывал финансовую и иную помощь членам НВФ, а также, что хранил дома героин. Всех подробностей признательных показаний он не помнит, так как находился в тяжёлом состоянии. Во время подписания протокола допроса присутствовал дежурный адвокат Герман Агиев, который видел на лице Опиева следы от побоев, но никакой правовой помощи не оказал.

Те, кто участвовал в пытках Опиева, 10 июня сопровождали его в суд, и перед его началом пригрозили новыми истязаниями, если он пожалуется и откажется от подписанных показаний.

Опиев, опасаясь повторения пыток и побоев, не стал заявлять об этом суду. По этой же причине он не сказал о пытках и уполномоченному по правам человека в РИ Д.Оздоеву, который приходил к нему в ИВС в день суда. На вопрос омбудсмена, откуда у него гематомы и синяки, Багаудин сказал, что стукнулся о борт автомашины.

14 июня 2016 года адвокат подал апелляционную жалобу в судебную коллегию по уголовным делам Верховного суда РИ на постановление Магаского районного суда с просьбой отменить избрание меры пресечения в виде взятия под стражу. Однако эту жалобу оставили без удовлетворения.

Защитник подготовил в тот же день и ходатайство о незамедлительном направлении Опиева на медицинское освидетельствование и назначении судебно-медицинской экспертизы для определения характера и степени тяжести причинённого ему в результате пыток вреда. Однако родственники Опиева, опасаясь, что Багаудина опять начнут пытать, а его слабое сердце не выдержит, попросили адвоката не подавать ходатайство.

В настоящее время Багаудин Опиев содержится в СИЗО № 2 г. Владикавказ Республики Северная Осетия-Алания. За время следствия к прежним обвинениям добавили ещё несколько статей. Его не пытают и не избивают, но при этом заставляют подписывать новые признательные показания, высказывая в его адрес скрытые угрозы. Аза Опиева утверждает, что сама была свидетелем того, как в марте 2017 года следователь Алексей Затуло заставлял её мужа поставить подпись под протоколом с новыми обвинениями, а когда он отказался, тот с угрозой в голосе сказал: «Ничего подпишешь, как миленький». Опасаясь новых пыток и того, что следователи продолжат фабриковать новые обвинения, Багаудин Опиев попросил адвоката подать жалобу на неправомерные действия следственных органов, а также указать в ней на факты пыток, которые применялись к нему в ходе первого допроса в 2016 году.

3 апреля 2017 года адвокат направил соответствующие жалобы на имя генерального прокурора РФ и Уполномоченного по правам человека в РФ. В настоящее время Багаудина Опиева обвиняют уже по четырем статьям: ч. 2 ст. 228 (незаконное приобретении и хранение наркотиков), ст. 222 (незаконное приобретении и хранение оружия и боеприпасов), ст. 205 (террористический акт) и ст. 208 (участие в НВФ) УК РФ.

Аза Опиева утверждает, что её муж ранее не был судим, к уголовной ответственности не привлекался, также не имеет отношение к хранению наркотиков и оружия, НВФ и террористическим актам.

По словам родственников Опиева, показания против Багаудина под пытками дал Лечи Гадамаури, которого сотрудники силовых структур задержали 8 июня 2016 года.

Поделиться: