Заявление Правозащитного центра «Мемориал» в связи с судом над Виталием Бунтовым

24.01.2017

8 декабря 2016 года в Губахинском городском суде Пермского края начался суд над Виталием Бунтовым, 1976 г. р., с 2001 года находящимся в местах лишения свободы и отбывающим наказание в виде 25 лет колонии строгого режима по обвинению в совершении ряда тяжких преступлений.

Суд рассматривает выдвинутые в отношении Бунтова обвинения в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 303 (заведомо ложный донос о совершении преступления, соединенный с обвинением лица в совершении тяжкого преступления и с искусственным созданием доказательств обвинения) УК РФ.

По версии следствия, Бунтов склонил отбывавшего вместе с ним наказание заключенного ФКУ ИК-12 ОУХД ГУФСИН России по Пермскому краю Зубова к тому, чтобы тот нанес Бунтову «телесные повреждения подысканными предметами, схожими по форме со специальным средством правоохранительных органов Российской Федерации — „палка резиновая“». Якобы это было нужно Бунтову для того, чтобы обратиться в правоохранительные органы с «заведомо ложным доносом» и обвинить сотрудников учреждения Назарова, Шамина и Муленко в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а», «б» ч. 3 ст. 286 (превышение должностных полномочий с применением насилия и специальных средств) УК РФ.

Эта версия представляется крайне маловероятной. Дело в том, что еще 5 июня 2012 года Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) рассмотрел дело «Бунтов против России» и признал, что государственные органы Российской Федерации нарушили права Бунтова, предусмотренные ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (запрещение пыток) в связи с предыдущим случаем применения пыток, когда у него, в частности, были вырваны все ногти на руках. Бунтову тогда были присуждены 45.000 евро в качестве компенсации морального вреда, и 10717 евро в счет возмещения судебных издержек. Однако это решение не было исполнено в части указаний о проведении эффективного расследования. Ни одно из виновных лиц не было привлечено к уголовной ответственности. Из-за нежелания Российской Федерации расследовать это преступление решение ЕСПЧ оказалось на контроле Комитета министров Совета Европы.

Также в производстве ЕСПЧ находится жалоба Бунтова на приговор Хабаровского краевого суда, по которому Бунтов уже отсидел 15 лет. Велика вероятность того, что новое уголовное дело против него связано именно с этим решением и этой жалобой и может являться формой мести заключенному, вскрывшему применение пыток со стороны сотрудников ФСИН, а также формой давления на него, чтобы заставить его отозвать жалобы из ЕСПЧ, что является самостоятельным нарушением ст. 35 Европейской Конвенции.

Не обсуждая правомерность осуждения Виталия Бунтова по делу об убийстве (в которой, однако, есть большие сомнения), мы заявляем, что пытки осужденных, — даже осужденных за самые тяжкие преступления, — суть грубейшее нарушение Конституции Российской Федерации. А преследование жертв пыток, пытающихся добиться справедливости в отношении себя и других заключенных, представляется особенно опасным на фоне непрекращающихся сообщений о нарушениях прав человека в системе ФСИН.

Мы считаем, что Виталий Бунтов должен быть оправдан судом по обвинению в заведомо ложном доносе, а его жалобы на пытки и ненадлежащее обращение объективно расследованы следственными органами. Мы будем и дальше следить за делом Бунтова.