Вымогательство в Узбекской милиции

23.12.2008

9 февраля 2001 г. 25-летний житель г.Ташкента П. был задержан неподалеку от своего дома, когда вышел вечером встретить жену, возвращавщуюся с работы. Когда он проходил рядом с припаркованной автомашиной, два выскочивших из темноты человека задержали его. Один из них, представившийся Гришей,

9 февраля 2001 г. 25-летний житель г.Ташкента П. был задержан неподалеку от своего дома, когда вышел вечером встретить жену, возвращавщуюся с работы. Когда он проходил рядом с припаркованной автомашиной, два выскочивших из темноты человека задержали его. Один из них, представившийся Гришей, предъявил ему удостоверение сотрудника милиции и заявил, что П. только что на его глазах попытался «разбомбить автомобиль» (т.е. снять детали) и что они уже несколько дней сидят в засаде, выслеживая похитителя. Второй человек не представился, но он оказался владельцем машины, на которой задержанного доставили в Шайхонтохурский РОВД г.Ташкента. Объяснения задержанного и наличие у него паспорта с ташкентской регистрацией не имели никакого значения.

В РОВД П. сначала отправили в кабинет следственного отдела на втором этаже. Там он просидел в пустом кабинете около часа. Потом около полуночи его перевели в кабинет, где постоянно находились двое оперативных работников. Задержанного попросили написать объяснение. Прочитав его, легко ткнули рукой в голову и попросили написать новое, в котором он бы признавал свою вину. После отказа признаться в преступлении его перевели в кабинет на первом этаже, где стояли стол и несколько стульев и находились несколько оперативных работников в гражданской одежде. При этом на просьбу задержанного дать ему возможность позвонить по телефону и предупредить родственников о случившемся последовал отказ. Предварительно с него были сняты отпечатки пальцев, хотя согласно Уголовно-процессуальному кодексу такая процедура предусмотрена только в случае предъявления обвинения.

П. посадили на пол и поставили позади стул так, чтобы его передние ножки стояли между его спиной и заведенными назад руками, скованными наручниками. На стул сел один из оперативников. Он и начал бить задержанного сзади запястьями по щекам, спрашивая, почему П. отрицает свою вину. После этого другой оперативник начал угрожать, что сейчас П. «посадят на бутылку из-под шампанского», т.е. изнасилуют его, принудительно засунув бутылку в анальное отверстие. «Он даже принес эту бутылку и поставил ее рядом со мной. Они перевернули меня, расстегнули и стали спускать штаны. Тут уж я заорал так, что они решили, что я достаточно напуган». Эти действия сопровождались угрозами «повесить» на П. все связанные с автомобилями преступления, совершенные в районе за последнее время, убить его, а затем списать происшедшее на «падение с лестницы».

Затем кто-то сзади неожиданно надел ему на голову противогаз с длинным шлангом, на конце которого не было баллончика. Кто-то из оперативников (никто из них не представлялся) начал перекрывать дыхательный шланг примерно на полторы минуты. Задержанному не хватало воздуха, и он начал задыхаться. Увидев это, оперативник спросил о признании вины. П. ответил согласием, кивнув головой. Оперативник открыл шланг и одновременно пустил в него струю сигаретного дыма. П. начал кашлять и на повторный вопрос, сознается ли он в преступлении, ответил: «Нет». Тогда дыхательный шланг вновь был перекрыт. Эта процедура повторялась примерно 10 раз, после чего мучители оставили свою жертву лежать на полу и ушли, предварительно испинав его ногами.

В кабинете остались двое оперативников и задержанный, которого держали на полу, застегнув наручники спереди. Только в 5 часов утра, смилостивившись, милиционеры позволили П. позвонить домой и сообщить, где он находится. При этом они поставили условие, что родственники задержанного должны прийти в РОВД с утра.

Когда утром родственники и приглашенный ими «переговорщик» – знакомый сотрудник правоохранительных органов - появились в РОВД, то их принял следователь Каримов, который поставил перед ними условие: заплатить 1000 долларов «компенсации» за закрытие дела, поскольку П. якобы пойман с поличным. В результате торгов сумма выкупа, после уплаты которого П. должен был быть немедленно отпущен, уменьшилась до 100 долларов. Переговорщик и родственники отправились собирать деньги (сумма, немалая для жителей Узбекистана), а сам П. был допрошен этим же следователем лишь в 10 часов утра. Зафиксировав отказ П. от признания вины, Каримов до 5 часов вечера вежливо вел с ним беседы на посторонние темы, пока не появился «переговорщик». После этого П. попросили выйти из кабинета в коридор, и через несколько минут вышедший из кабинета следователь подписал бумагу об освобождении.

В интервью сотруднику ПЦ «Мемориал» П. сказал: «Я понял, что это - система, это - их промысел. С того момента, как Гриша сдал меня оперативникам, я его больше не видел. Но дело было прекращено после того, как мы заплатили, и все шито-крыто. Я довольно часто хожу мимо того места вечером. Несколько раз я видел, что эта же машина стоит на старом месте, и те же двое мужчин сидят рядом на скамейке в засаде».

Поделиться: