Верховный суд РФ рассмотрит апелляционную жалобу на приговор имаму Магомеднаби Магомедову

25.01.2017

26 января 2017 года судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного суда РФ рассмотрит апелляционную жалобу на приговор, вынесенный бывшему имаму Восточной мечети города Хасавюрта Республики Дагестан Магомеднаби Магомедову. Заседание начнется в 10:00.

Напомним, что имам хасавюртовской мечети «Восточная» Магомеднаби Магомедов арестован за проповедь, посвященную усилению давления на салафитов со стороны властей и закрытию салафитских мечетей (см. видеозапись проповеди). Ему вменили ч. 1 ст. 205.2 (публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма) и ч. 1 ст. 282 (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства) УК РФ. Следствие считает, что Магомедов возбуждал ненависть к представителям власти и правоохранительных органов и к коммунистам.

24 октября 2016 года Северо-Кавказский окружной военный суд в Ростове-на-Дону признал Магомеднаби Магомедова виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 205.2 и ч. 1 ст. 282 УК РФ, и приговорил его к пяти годам колонии общего режима.

Правозащитный центр «Мемориал» признал Магомеднаби Магомедова политическим заключенным. Мы продолжаем следить за процессом.

* * *
В суде Магомеднаби Магомедова защищают адвокаты Петр Заикин и Дагир Хасавов, сторону обвинения представляет государственный обвинитель А. М. Мусаев.

В этом тексте мы излагаем основные положения апелляционных жалоб адвокатов и возражения прокурора.

Основные положения апелляционной жалобы адвоката Петра Заикина

В мотивировочной части приговора суд указал, что виновность подсудимого подтверждается показаниями свидетелей Т. С. Кабаева, А. Э. Абдулаева, М. У. Алиева, Р. Ш. Базаева, И. М. Ашалова, М. А. Магомедова и М. М. Джамаловой, которые якобы показали, что подсудимый призывал объединяться для оказания помощи мусульманам в связи с их притеснениями со стороны правоохранительных органов. Однако в показаниях этих свидетелей ничего об этом не говорится.

Достоверность показаний засекреченного свидетеля «А. А. Ахмедова», по мнению адвоката, вызывает сомнения: так, он сообщил, что Магомедов Магомеднаби якобы «собирал людей» против работников правоохранительных органов, призывал ехать в Сирию, призывал «к вахабизму» и говорил «будем людей убивать», однако в тексте проповеди, которая вменяется ему в вину, нет ничего подобного. Показания этого свидетеля не проверяли, их не сопоставляли с другими доказательствами. А выводы суда основаны именно на показаниях «А. А. Ахмедова», и они не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Суд указал в приговоре, что показания ряда свидетелей носят субъективный характер и опровергаются совокупностью иных доказательств, включая заключение эксперта и показания других свидетелей. Однако в приговоре даже не указано, о чьих именно показаниях идет речь.

В значительной степени приговор, вынесенный судом первой инстанции, основывается на экспертизе, проведенной экспертом отдела криминалистики СУ СК РФ по РД Д.Аджаматовой.

В приговоре указано, что, по заключению эксперта-лингвиста, на видеозаписи проповеди Магомеднаби Магомедова от 5 февраля 2016 года в Восточной мечети Хасавюрта имеются слова и высказывания:

  • призывающие признать идеологию и практику терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании;
  • содержащие призывы к осуществлению враждебных и насильственных действий в отношении лиц определенной религии, одной социальной группы против другой (против представителей власти и правоохранительных органов), в адрес которых также имеются слова и высказывания, содержащие резкую негативную оценку, выражающие неприязнь и враждебное отношение.

Адвокат отмечает серьезные нарушения при назначении экспертизы: в материалах дела нет сведений, что отдел криминалистики СУ СК РФ по РД является экспертным подразделением, имеющим право проводить судебные экспертизы, а эксперт приняла поручение о проведении экспертизы непосредственно от следователя, проводившего предварительное расследование, тогда как по закону эксперт не вправе принимать такие поручения ни от кого, кроме руководителя государственного судебно-экспертного учреждения.

Адвокат отмечает, что в экспертном заключении есть подпись эксперта Д. З. Аджаматовой о том, что она предупреждена об ответственности за дачу заведомо ложного заключения, но датирована эта подпись 11 февраля 2016 года, т. е. задолго до возбуждения уголовного дела в отношении Магомеднаби Магомедова. Сама Аджаматова назвала это опечаткой, и суд принял это ее заявление без какой-либо проверки.

По просьбе адвоката доктор филологических наук, профессор Р. Ю. Намитокова и доцент И. А. Нефляшева провели анализ экспертного заключения, выполненного экспертом Аджаматовой. По мнению специалистов, некорректное применение методик анализа, недостатки методологического характера и неструктурированный понятийный аппарат ставят под сомнение научную и методическую обоснованность проведенного экспертного исследования. Эксперты пришли к выводу, что ввиду отсутствия должной научной и методической обоснованности исследования, логических и фактических ошибок, несоответствия рекомендациям, выработанным общей теорией судебной экспертизы, анализируемое экспертное заключение не соответствует принципам объективности, всесторонности и полноты исследования, а выводы указанного исследования не являются достоверными.

По ходатайству стороны защиты Нефляшеву допросили в суде, она подробно пояснила свои выводы. Но результаты анализа экспертного заключения Аджаматовой и показания Нефляшевой суд не принял во внимание.

Основные положения апелляционной жалобы адвоката Дагира Хасавова

В своей жалобе адвокат Хасавов отметил, что ряд показаний свидетелей, данных в ходе предварительного следствия, записаны с использованием абсолютно идентичных речевых оборотов. Это заставляет предположить, что речь идет о заранее подготовленном следствием шаблоне — и в ходе допросов свидетели это подтвердили. По мнению адвоката, эти доказательства являются недопустимыми, однако суд не дал им объективной оценки.

Ряд свидетелей сообщил суду, что Магомедов призывал к единению верующих, взаимоподдержке в вопросах защиты их прав от незаконных действий силовиков, к законным способам борьбы за свои права. Однако суд счел, что их показания необъективны и опровергаются совокупностью других доказательств, в частности, показаниями других свидетелей и данными экспертизы. Однако суд не конкретизировал, какие именно показания и чем опровергаются. Далее суд, фактически выступая на стороне обвинения, сделал вывод, что двое свидетелей, являющихся работниками мечети, находятся в зависимости от подсудимого и к их показаниям в суде следует отнестись критически. Суд счел, что их показания не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и даны с целью помочь подсудимому избежать уголовной ответственности за содеянное, и потому суд положил в основу приговора показания, данные ими в ходе предварительного следствия.

В ходе судебного заседания, продолжает адвокат Хасавов, было установлено, что задержание Магомеднаби Магомедова произошло в грубой форме, его избивали, на голову надели мешок. Однако суд не дал оценку этим фактам, а ходатайство Хасавова о вынесении частного определения по этому поводу не было удовлетворено.

Адвокат также коснулся экспертного заключения Аджаматовой. По мнению защитника, при проведении экспертизы и во время дачи показаний в суде Аджаматова допустила умышленные искажения в оценке речи Магомедова, а также субъективные, произвольные, ненаучные толкования содержания проповеди. Адвокат отметил, что эксперт вышла за пределы своей компетенции и вторглась в сферу правоприменения, отвечая на вопросы, связанные с квалификацией деяния.

Адвокат отмечает, что хотя УПК РФ обязывает указывать в обвинительном заключении существо обвинения, место, время совершения преступления, его способы, мотивы и цели, а также другие обстоятельства, но ни в обвинительном заключении, ни в приговоре это не сделано.

Оба адвоката просят отменить обвинительный приговор Северо-Кавказского окружного военного суда в отношении Магомеднаби Магомедова и вынести в отношении него оправдательный приговор по всем предъявленным обвинениям.

Основные положения возражений прокурора

По мнению прокурора, вывод о том, что суд дал неверную оценку показаниям свидетелей, ошибочен. Сопоставление показаний свидетелей с показаниями самого Магомедова и видеозаписью его выступления, исследованной в суде, подтверждает выводы суда.

Суд исследовал материалы задержания Магомедова в полном объеме, самого подсудимого допросили об обстоятельствах его задержания, и выводы органа следствия в этой части нашли свое подтверждение.

Оценка содержанию и смыслу речи Магомедова дана в заключении лингвистической экспертизы, проведенной экспертом Аджаматовой, и ее выводы нашли подтверждение в ходе судебного следствия. Объективность выводов эксперта подтверждается анализом этого исследования, а также сопоставлением его выводов с показаниями допрошенных в суде и в ходе предварительного расследования свидетелей, которые высказались о своем собственном восприятии речи Магомедова.

Прокурор не согласен с мнением адвоката Хасавова, что в обвинительном заключении не приведены существо обвинения, место, время совершения преступления, способ его совершения, мотивы и цели. По его мнению, в этом отношении все требования закона соблюдены, а с целью подтверждения каждого из этих обстоятельств в суде допрошены свидетели и исследованы другие доказательства.

Показания Магомедова о том, что он не призывал к осуществлению террористической деятельности и публично не оправдывал терроризм, объективная сторона его действий, подпадающих под признаки преступления, предусмотренного ст. 205.2 УК РФ, нашла свое подтверждение в ходе рассмотрения дела.

Государственный обвинитель просит оставить приговор Северо-Кавказского окружного военного суда без изменений.

См. также:
Приговор Северно-Кавказского окружного военного суда Магомеднаби Магомедову от 24 октября 2016 года
Апелляционная жалоба адвоката Петра Заикина
Апелляционная жалоба адвоката Дагира Хасавова
Возражения прокурора

Программа: Горячие точки
Программа: Поддержка политзэков
Программа: Преследования мусульман

Магомеднаби Магомедов – бывший имам «Восточной» (салафитской) мечети дагестанского города Хасавюрт, председатель городского совета имамов. Лидер умеренного салафитского сообщества Хасавюрта.

Программа: Поддержка политзэков
Программа: Преследования мусульман

Магомедов Магомеднаби родился 3 октября 1972 года, до ареста проживал в селе Кироваул Кизилюртовского района Республики Дагестан, имам мечети «Восточная» города Хасавюрта, женат, имеет семерых детей.Осуждён к 4 годам 6 месяцам колонии общего режим

Поделиться: