В Ингушетии вспоминали трагические события 25-летней давности

03.11.2017

30 и 31 октября 2017 года в Республике Ингушетия прошли мероприятия, приуроченные к 25-летию осетино-ингушского конфликта. 

В эти дни совершали религиозные обряды, в мечетях молились по погибшим, в общеобразовательных школах прошли уроки памяти.

30 октября по инициативе республиканского руководства в г. Назрань на территории «Мемориала памяти жертв осени 1992 года» прошел траурный митинг в память о жертвах осетино-ингушского конфликта и политических репрессий.

В мероприятии приняли участие Глава республики Юнус-Бек Евкуров, заместитель полномочного представителя Президента РФ в СКФО Андрей Галактионов, председатель Правительства Ингушетии Руслан Гагиев, спикер республиканского парламента Зялимхан Евлоев, главный федеральный инспектор по РИ Рашид Ошноков, представители общественных организаций, жители республики.

В начале собравшиеся прочитали молитву по погибшим и пропавшим без вести. В последующем обращении Юнус-Бек Евкуров отметил, что этот конфликт коснулся каждой ингушской семьи. Упоминая о причинах конфликта, он отметил, что «..такие трагедии провоцируются определёнными силами. Можно сказать, что это иностранные спецслужбы, которые хотят, чтобы на Кавказе не было мира. Но в своём большинстве это были внутренние наши силы, кто-то из них думал, что он делает благие дела, думал, сейчас власти нет и мы сами всё захватим, за два дня всё будет наше. А кто-то откровенно шёл на провокации, вёл людей в яму, зная что это было убийственно. Мы тоже знаем, кто это был, но не будем называть их здесь.."

По словам главы Ингушетии, в 90-е годы власть была слабая и не смогла защитить своих граждан, но нынешняя власть в России делает всё, чтобы такие трагедии не повторялись. Все вопросы, касающиеся урегулирования осетино-ингушского конфликта, такие, как поиск без вести пропавших, возвращение вынужденных переселенцев, трудоустройства обсуждаются на высшем уровне и между руководством Ингушетии и Северной Осетии.

»Сегодня более 20 тысяч ингушей живёт в Пригородном районе, трудятся работают, условия хорошие и ещё более тысячи семей могут вернуться, — никакого запрета нет. Да, есть закрытые сёла и эти вопросы обсуждаются. Я уверен уладится этот вопрос, есть проблемы совместного обучения детей, но и эти вопросы решаются и есть места, где уже учатся вместе…многое уже делается, люди сами налаживают утраченные связи», — сказал глава Ингушетии.

От имени полномочного представителя Президента РФ в СКФО Олега Белованцева участников митинга приветствовал его заместитель Андрей Галактионов. Он также сказал о том, что в 90-е годы федеральная власть была ослаблена и этим воспользовались деструктивные силы. По его словам, некоторые конфликты теплятся до сих пор и надо сделать всё, чтобы не допустить повторения трагедии 25-летней давности.

Руководитель комитета содействия поиску заложников и без вести пропавших Аюп Цуров отметил, что работа по поиску пропавших без вести сдвинулась с мёртвой точки. На сегодняшний день в списках пропавших числятся 192 человека. Создан полный банк данных ДНК родственников пропавших, в 16-ом Государственном центре судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Северо-Кавказского военного округа хранятся данные по всем пропившим без вести. По словам Цурова, в 2009 году на кладбище на окраине Назрани, где захоронены жертвы осетино-ингушского конфликта, были эксгумированы останки 20 неопознанных тел и 9 из них уже опознаны. Он также акцентировал внимание на том, что в работе по поиску пропавших без вести помогает Совет по правам человека при президенте РФ. Он призвал своих соплеменников возвращаться и жить в Пригородном районе.

После официальной части представители духовенства прочитали мовлид в память по умершим.

В тот же день на окраине с. Алкун в Сунженском районе Ингушетии состоялось открытие памятника «Дорога жизни», посвященного трагическим событиям осени 1992 года. Он установлен в том месте, куда, пробираясь через горные тропы, выходили люди, бежавшие от войны в Пригородном районе. Напомним, что 25 лет назад все сёла Джейрахского ущелья были переполнены беженцами. Надежды вернуться домой уже не было, дорога на Владикавказ была закрыта. В горах скопилось много людей. По некоторым данным, через Джейрахский район прошло до 40 тыс. человек. Беженцы решили выбираться на равнину через Ассинское ущелье. До Таргима людей подвозили, дальше, сквозь Ассинский каньон, люди шли пешком. Дорога шла серпантином. Идти приходилось вдоль реки, по деревянным мостам и брёвнам над Ассой, держась за тросы, перекинутые наспех, затем подниматься высоко и идти по скалам, и снова спускаться вниз. Дни стали холоднее. У выхода в селение Алкун были установлены палатки, котлы. Беженцев встречали местные жители. Людей поили горячим бульоном, меняли одежду на сухую, осматривали врачи. Жители близлежащих сёл подъезжали на машинах и тут же увозили беженцев группами. Почти две недели продолжался исход людей через Ассинское ущелье.

Инициатива открытия памятника принадлежит одному из организаторов общественного движения «Опора Ингушетии» Анжеле Матиевой. Построен он на средства ингушских бизнесменов Руслана Бокова и Хаджибикара Албакова. Автор — скульптор Зелимхан Полонкоев.

***

31 октября в память о событиях осетино-ингушского конфликта в Назрани прошла конференция общественных объединений республики, организаторами выступили Совет тейпов ингушского народа, Союз репрессированных народов России, Координационный совет неправительственных организаций Ингушетии, региональная общественная организация «Опора Ингушетии» и республиканский Координационный совет молодежных организаций.

В своем выступлении руководитель Союза репрессированных народов Тамерлан Абадиев напомнил о том, что репрессии сталинского режима против целых народов были осуждены и признаны преступными, а Европарламент в 2004 году назвал это геноцидом. В апреле 1991 года принят закон РСФСР «О реабилитации репрессированных народов». Ингушский народ поверил, что жизнь в России вошла в правовое русло, но опять был запущен механизм террора против ингушей. Все последующие 25 лет ингушский народ, по мнению докладчика, остаётся жертвой человеконенавистнического преступления, организованного и реализованного политическим руководством России, Северной и Южной Осетии. С момента конфликта и по сегодняшний день руководство Осетии пытается представить ингушей виновниками конфликта. Абадиев ссылался на законодательные акты Северной Осетии в период с 1992 по 1994 годы, а также на решения национальных митингов и печатные издания Осетии, в которых ингушей представляют как агрессоров и указывают на невозможность совместного с ними проживания. По словам Абадиева, таким образом нарушено основное конституционное право на свободу передвижения и выбора места жительства. Федеральные законы на территории Северной Осетии не имеют никакой силы, как и распоряжения и постановления президента РФ.

Общественный деятель, представитель общественного движения «Опора Ингушетии» Барах Чемурзиев обратил внимание участников конференции на те проблемы, которые мешают двум соседним народам спокойно строить своё будущее. Сразу после прекращения боевых действий в зоне конфликта федеральный центр предпринял шаги к урегулированию его последствий. Первое мирное соглашения между двумя республиками было подписано в Кисловодске 23—24 января 1993 года и должно было способствовать беспрепятственному возвращению беженцев в свои дома, также, как и указ президента РФ от 13 декабря 1993 года. Затем было заверено более 106 документов, подписанных федеральными органами власти, и более 200 межреспубликанских документов; тремя президентами РФ подписано более 70 указов, распоряжений и поручений, которые касаются ликвидации последствий осетино-ингушского конфликта. Однако, проблема не решена, уверен Чемурзиев. Все эти годы местные власти и население Северной Осетии препятствовали возвращению ингушей, а федеральная власть показывала своё бессилие и нежелание реально заниматься этими вопросами. Чемурзиев привёл статистику Министерства по делам национальностей по РИ на конец 2016 года. За период с 17 ноября 1992 года по 1 января 2017 года в свои дома вернулись лишь 13 тысяч 290 человек из 61 тысячи 36 жителей Пригородного района Северной Осетии и г. Владикавказ, т. е. не более 22% от общего числа беженцев.

Число беженцев только увеличилось, потому что за 25 лет в их семьях выросли дети и внуки, у которых уже свои семьи.

Чемурзиев отметил также грубое нарушение конституционных прав ингушского народа, таких, как выбор места жительства и неприкасаемость частной собственности. Между тем, в Осетии часть ингушских домов была уничтожена или занята, в основном, беженцами из Южной Осетии.

Ингуши не могут вернуться до сих пор в среднюю часть с. Чермен, Ир, Октябрьское, Терк, Чернореченская, Южное, г. Владикавказ, Попов хутор, ст. Камбилеевская, правую часть с. Тарское. Вернувшиеся же по-прежнему имеют проблемы с трудоустройством, образованием и др.

По его мнению, на сегодняшний день не политические, а социально-экономические проблемы являются главном фактором налаживания добрососедских отношений. Однако это используют против возвращения ингушей. По словам Чемурзиева, власти Ингушетии самоустранились от решения этих вопросов, заявляя что ингуши из Пригородного района являются гражданами Северной Осетии. В Осетии наоборот считают, что проблемами ингушей должны заниматься ингушские власти.

Барах Чемурзиев озвучил программу общественного движения «Опора Ингушетии» по созданию социально-экономических условий для возвращения ингушей в сёла Пригородного района и г. Владикавказ. Предлагается подготовить план по возвращению ингушей в Пригородный район. Для этого необходимо создать благотворительный фонд для оказания материальной помощи возвращающимся.

Руководитель координационного совета молодежных организаций Республики Ингушетия Багаудин Хаутиев подверг критике решения властей за 25 лет с момента начала конфликта. Все соглашения, подписанные за 25 лет между Ингушетией и Осетией, Хаутиев назвал дипломатически правовым проигрышем, поскольку Пригородный район признали территорией Северной Осетии. Все эти соглашения, указы и распоряжения федеральной власти не имели никакого смысла, поскольку не решали проблему возвращения жителей ингушской национальности в свои дома. Более того, принцип невозможности совместного жизни осетин с ингушами, который был провозглашён властями Северной Осетии, не только не отменялся, но и находил своё отражение в решениях представителей федеральной власти, в нормативно-правовых актах.

По мнению Хаутиева, все решения были направлены на полное или частичное нивелирование закона «О реабилитации репрессированных народов». Позиция же федерального центра заключалась в том, чтобы закрепить статус Пригородного района и г. Владикавказ за Северной Осетией. Эту позицию подтвердил в 2006 году Президент Путин на одной из встреч журналистов.

Главный акцент, по мнению Хаутиева, ингуши должны сделать на полном возвращении вынужденных переселенцев в свои дома и ликвидации Черменского поста на федеральной трассе «Кавказ», который препятствует свободному перемещению и провоцирует систематические инциденты. Важным шагом в сложившейся постконфликтной ситуации будет введение на территории Пригородного района федерального правления.

Незапланированным было выступление доктора филологии, профессора Университета Сорбонны во Франции Пары Парчиевой. Оценивая репортаж о прошедшем накануне траурном митинге в Назрани на ингушском телевидении, Парчиева с возмущением заявила: «Глава республики, выступая перед народом, не только не потребовал извинений за трагедию, которую учинили в 1992 году, а ещё и попытался закрыть все расследования, все заключения комиссии о том, как это происходило. Спрятав стыдливо глаза он заявил, что это были следствия необдуманного вооружённого выступления. Вот я хочу заклеймить это выступление!"

По ее мнению, Глава республики и присутствовавший на этом митинге представитель федерального руководства России, попытались оправдать трагедию слабостью тогдашней России. «Но что делает сегодняшняя Россия? Если ее называют сильной, то они должна была извиниться перед ингушами. Но никакого сочувствия со стороны власти к нам не было».

Парчиева зачитала статью из французской газеты «Монд», о начале осетино-ингушского конфликта. В публикации говорилось, что в начале ноября 1992 года ингушей истребили в присутствии пассивной российской армии. Под прикрытием российской армии осетинские гвардейцы совершали все возможные и невозможные издевательства над оставшимся в Пригородном районе беззащитным населением, осуществляя этническую чистку, которая для ингушей обернулась второй депортацией.

Пара Парчиева вспомнила также свою беседу во Франции с журналисткой осетинского происхождения Фатимой Салказановой. Отвечая на её вопрос, как можно преодолеть ненависть между двумя народами, Парчиева ответила, что никогда между осетинами и ингушами дружбы не будет, если эту дружбу будут навязывать. Дружба появится, когда ингушам вернут с извинениями их Пригородный район. На вопрос Салказановой, не является ли это требование бессмысленностью, Парчиева ответила: «Если это не имеет значение, почему же осетины такой ценой хотят сохранить эти границы, захватив нашу родину?». Пара Парчиева выразила убеждённость, что рано или поздно справедливость восторжествует.

Ведущий конференции Руслан Муцольгов зачитал обращение к участникам конференции общественного деятеля Мусы Зурабова, который не смог присутствовать и хотел озвучить свое отношение к выступлению Юнус-Бек Евкурова на траурном митинге в Назрани 30 октября 2017 года. Он оценил позицию руководства республики как предательскую и является ее ярым противником

В конце конференции приняли резолюцию, отражающую позиции ингушских НПО.