В Цхинвале идет восстановление. Беженцы и погорельцы со страхом ждут наступления зимних холодов. Куда уходит гуманитарная помощь?

08.12.2008

22 ноября 2008 года представитель Правозащитного центра «Мемориал» Екатерина Сокирянская и главный редактор Интернет-СМИ «Кавказский узел» Григорий Шведов встретились с жителями  Южной Осетии, чьи дома сгорели в результате обострения конфликта в августе 2008 года, а также с вынужденными

22 ноября 2008 года представитель Правозащитного центра «Мемориал» Екатерина Сокирянская и главный редактор Интернет-СМИ «Кавказский узел» Григорий Шведов встретились с жителями  Южной Осетии, чьи дома сгорели в результате обострения конфликта в августе 2008 года, а также с вынужденными переселенцами из Грузии осетинской национальности.

В Цхинвале идет восстановление. Беженцы и погорельцы  со страхом ждут наступления зимних холодов. Куда уходит гуманитарная помощь?

В Цхинвале  идут восстановительные работы. Практически все завалы в городе расчищены, завершено восстановление первоочередных объектов жизнеобеспечения, ряда административных зданий, объектов здравоохранения, школ, автовокзала и здания КГБ. Заменены крыши многоэтажек, пострадавших в результат обстрелов грузинскими танками. В центре города ремонтируются гостиница «Алан», библиотека, типография.  Многие муниципальные здания накрыты защитной сеткой и подготовлены к началу ремонтных работ.

Над восстановлением города работают специалисты Спецстроя России, бригады чеченских и приднестровских строителей. Тем не менее, решить проблему восстановления частного сектора до наступления зимних холодов не удастся. Около 500 домовладений югоосетинских граждан полностью разрушены или сгорели. Со слов пострадавших, восстановление этих домов правительство Южной Осетии обещает начать только весной.

Большинство погорельцев приютили родственники и соседи. Однако остается около 100 семей, которым негде зимовать. Некоторые поставили палатки у себя во дворах или у знакомых. Алан Чочиев со своей семьей живет в палатке на территории пожарной части, где он служит. «Эти люди потеряли все, им нужна помощь: кому-то - теплый свитер, кому-то сапоги, холода наступают» – объясняет председатель общественной организации «Комитет погорельцев» Инара Габараева.

«Комитет погорельцев» объединяет 50-60 активистов со всей Южной Осетии, по 2-3 представителя от каждого района. Это граждане, которые остались без крова в ходе событий августа 2008 года и решили объединиться для защиты своих законных интересов и прав. Члены комитета провели подворный обход всех погорельцев в республике, у них есть полный список лиц, лишившихся жилья и не имеющих возможности организовать проживание на собственные средства.

Главная задача Комитета сегодня - срочно найти временное жилье для этой последней категории граждан. «Мы понимаем, что жилой фонд в республике разрушен, муниципальных зданий, где можно было бы расселить людей, мало. Цены на квартиры выросли, однокомнатные квартиры сдают за 3.000 рублей, двух-трех комнатные – за 5.000. Мы просим правительство  выделить малообеспеченным семьям погорельцев финансовую поддержку на несколько месяцев, чтобы они могли снять квартиры и перезимовать. Можно обратиться к жителям г. Цхинвал с просьбой сдать погорельцам квартиры или комнаты по более дешевой цене, а за это власти могли бы освободить за это хозяев квартир от оплаты коммунальных услуг», - объясняет позицию Комитета Инара Габараева.+

Активисты общественной организации проведут мониторинг муниципальных зданий, которые можно было бы оборудовать под пункты временного размещения, и выйдут со своими предложениями на правительство.

В здании на окраине Цхинвала, которое называют «Заготзерновская контора» проживают не только погорельцы, но и беженцы из внутренних районов Грузии – две семьи из Кахетии, молодые девушки и парни из разных сел совместного и раздельного проживания грузин и осетин.

Кулумбекова Катя Григорьевна, проживала в Цхинвале по улице Интернациональная, 14.

9 августа около 11 часов утра она собирала престарелую свекровь в дорогу, родственники должны были забрать ее во Владикавказ. В момент, когда Катя заходила домой, ее ранило в руку. Не успев понять, что происходит, Катя почувствовала, как ее прибило к полу взрывной волной, и дом  обрушился. Ее вытащили из-под завалов, до вечера пролежала в соседском подвале – из-за обстрела было невозможно выехать в больницу. Ночью ее перевезли в больницу, где она лежала в подвале с другими ранеными. «Ухо зашили сразу, а раненую руку даже не обработали, тяжелых раненых было столько, что врачам было не до меня». Потом вывезли во Владикавказ и в Москву. Теперь Катя и ее 90-летняя свекровь поселились в «Заготзерновской конторе».

Условия жизни в этом импровизированном общежитии тяжелые. Бани нет, туалет - на улице, отопления нет, свет жители провели сами. Помещение, которое можно было бы использовать под баню, имеется, но там нужно делать ремонт. «Продуктовую гуманитарную помощь привозят – макароны, гречку, подсолнечное масло, сахар. Дали обогреватель, но всю комнату он не прогревает», - рассказывает Катя Григорьевна. Свекровь Кулумбековой тяжело больна и не встает с постели. «Мне 91-й год, я - инвалид первой группы, вставать не могу, если кто-то меня до туалета на улицу понесет, то понесет. Когда меня несут в туалет, я плачу, обратно - тоже плачу. Ни воды здесь нет, ни туалета, очень я мучаюсь. А ведь я – ветеран Отечественной войны, всю войну прошла фельдшером. Я все жду, когда Президент обо мне вспомнит!» - рассказала Анна Захарьевна Гергаулова.

Макуева Лали Юрьевна с семьей из четырех человек проживала в селе Тбет, ее дом тоже полностью разрушен. Мать Лали попала под завал и через некоторое время умерла.  У Лали дочь - 10 месяцев. Катя Григорьевна и Лали Юрьевна, проживающие в Заготзерне с семьями, очень просили обеспечить их холодильниками и стиральными машинами, чтобы облегчить уход за инвалидом и малолетним ребенком.

Мемориальцев, работавших с внутриперемещенными лицами в других горячих точках Кавказа, это требование несколько удивило, но, как оказалось, для жителей Южной Осетии, пострадавших в ходе конфликта была выделена гуманитарная помощь в виде комплектов бытовой техники - стиральные машины, микроволновые печи и холодильники. Однако до погорельцев, живущих в Заготконторе эта помощь не дошла.

В здании Заготзерновской конторы также живут юноши и девушки из внутренних районов Грузии. Молодые люди, в основном, уезжают, чтобы избежать призыва в грузинскую армию Девушки покидают села из соображений безопасности. Молодежь надеются устроиться в Цхинвале или перебраться во Владикавказ, а затем забрать своих родителей и остальных членов семьи. У большинства из них - грузинские паспорта или нет никаких документов.

20 ноября из Грузии прибыла очередная группа молодежи – 18 человек. Они расселились в разных местах в Цхинвале. Хотели уехать во Владикавказ, но услышали, что вот уже несколько дней, как в Россию по грузинским паспортам не пропускают.

Рожден Хубулов - из села Мцхета, 25 лет. Он не хочет служить в грузинской армии, куда после августовской войны его снова пытались призвать.

Костя Калхиев – из села Шуахеви Казбегского района.  Он уехал, так как обстановка стала напряженной, отношения осетин и грузин из соседних сел накаляются, многие осетины уезжают. Кроме того, у Кости отец- инвалид 1-й группы, болен диабетом. Поэтому он надеется устроиться сам и перевезти отца.

Григорий (назвал только свое имя, рассказал о том, что грузинская молодежь искала с ним повод для драки, ему даже угрожали убийством. Григорий считает, что это происходит на почве национальной неприязни.

По данным замминистра по особым делам Южной Осетии Казбега Карсанова в  настоящее время в Южной Осетии находятся более 50 беженцев из Грузии.  «С начала обострения вооруженного конфликта, по неподтвержденным данным более двух тысяч человек  вынужденно покинули Грузию… более 350 человек через Южную Осетию бежали из Грузии в Россию", - говорит замминистра.

22 ноября в Цхинвали состоялось очередное собрание Комитета погорельцев.

На собрании было решено переименовать Комитет в «Фонд граждан Республики Южная Осетия, оставшихся без крова в результате агрессии 2008 года». Из 12 присутствовавших на собрании погорельцев ни  бытовую технику, ни другую существенную гуманитарную помощь никто не получил. Все, кто потеряли имущество, получили по 50.000 рублей в качестве компенсации за моральный ущерб от правительства России. Марине Бестаевой, у которой сгорела квартира по адресу г. Цхинвал, улица Октябрьская, 144, кв.7, отец погиб, один брат-инвалид, а второй - «работает в ополченцах», принесли еще несколько пар джинсов и сапоги.

В городе удивляются «Куда уходит гуманитарная помощь и почему никто не контролирует ее распределение?»