Узбекистан: освобождение Александра Орлова

23.12.2008

27 сентября из колонии-поселения УЯ 64/69 был освобожден 21-летний Александр Орлов. Дело Орлова получило широкую известность после того, как международные правозащитные организации начали кампанию против применения смертной казни к несовершеннолетнему (на момент ареста) подростку, который

27 сентября из колонии-поселения УЯ 64/69 был освобожден 21-летний Александр Орлов.

Дело Орлова получило широкую известность после того, как международные правозащитные организации начали кампанию против применения смертной казни к несовершеннолетнему (на момент ареста) подростку, который был арестован 5 июня 1998 г. в Ташкент и обвинен в совершении двойного убийства. По имеющимся данным, при проведении расследования в Мирзо-Улугбекском РОВД, а затем в ГУВД г.Ташкента широко применялись пытки. Пыткам подвергся как сам Орлов, так и его мать Зинаида (которую подозревали в пособничестве убийству) и четверо возможных свидетелей преступления.

Дело Орлова было упомянуто в докладе Human Rights Watch «...И опять сплошной ад» (2000) и в альтернативном докладе по Узбекистану, представленном International League for Human Rights и Правозащитным Центром «Мемориал» в Комитет против пыток ООН в апреле 2002 г.

Узбекские власти отреагировали на критику международных организаций, однако при этом постарались «сохранить лицо», не отменяя решения суда и не начав расследования в отношении сотрудников правоохранительных органов, подвергавших юношу пыткам. Орлов, приговоренный в июне 2001 г. к 15 годам лишения свободы с отбытием наказания в колонии строгого режима, был освобожден менее чем через 1,5 года. После завершения следствия (которое продолжалось около трех лет), Орлов был переведен из СИ-1 (Таштюрьмы) в тюремную больницу СИ-18 (Сангород), а затем - в колонию-поселение. В отношении него были применены 4 амнистии. Еще ранее в феврале 2002 г. согласно Определению Верховного Суда был освобожден 37-летний Рустам Файзуллаев, которого обвиняли в соучастии в убийстве.

В беседе с ташкентским правозащитником Хошимбеком Ирисбаевым, Орлов заявил, что «не держит зла» на арестовавших и пытавших его людей. Тюремные условия он описывает как исключительно хорошие, что противоречат рассказам других бывших заключенных. Возможно, молчание Орлова являлось условием его освобождения из тюрьмы.

Поделиться: