Туркменские власти готовятся к более масштабным политическим репрессиям - утверждает анонимный источник в Ашхабаде.

30.10.2008

Правозащитный Центр “Мемориал” и туркменская служба Радио “Свобода” получили из Ашхабада письмо на туркменском языке, датированное 27 февраля 2000 г. и адресованное, помимо получателей, также международным правозащитным организациям. Анонимные авторы, скрывающиеся под псевдонимами, утверждают, что

Правозащитный Центр “Мемориал” и туркменская служба Радио “Свобода” получили из Ашхабада письмо на туркменском языке, датированное 27 февраля 2000 г. и адресованное, помимо получателей, также международным правозащитным организациям. Анонимные авторы, скрывающиеся под псевдонимами, утверждают, что Ниязов “недавно” лично отдал указание руководству КНБ об усилении репрессий в отношении лиц, подозреваемых в политической нелояльности, при этом президентом якобы был утвержден список лиц, являющихся первоочередными объектами преследований (вплоть до арестов).
В письме перечисляются фамилии 22 лиц, вошедших в “черный список” (см. ниже). Большинство из них подозревается властями в открытом или тайном сотрудничестве с туркменской службой Радио “Свобода” (РС), есть в списке политические диссиденты, родственники сотрудников РС и просто лица, заподозренные в нелояльности. По утверждению авторов письма, список не исчерпывается 22 фамилиями, в нем также содержатся имена “многих научных сотрудников, оставшихся без работы после расформирования Академии наук”.
В письме перечислены следующие фамилии (приводятся в алфавитном порядке и в транскрипции оригинала):
Атаева Акбабек, библиотекарь, член оппозиционного движения “Агзыбирлик”, подозревается в сотрудничестве с РС, ее рабочий телефон прослушивается;
Атаев Эсен, писатель, член оппозиционной Партии демократического развития Туркменистана;
Байрамов Жума, директор Национального института статистики и прогнозирования, Ниязов в телевыступлении критиковал его за продажу статистических сборников иностранным посольствам за 20-40 долларов, подозревают, что он продает информацию и на РС;
Байрыев Аширгулы, журналист и поэт, тесно связан с РС;
Гараев Атагелди, писатель, подозревается в сотрудничестве с РС;
Гошаев Аман, журналист, член оппозиционного движения “Агзыбирлик”, подозревается в сотрудничестве с РС;
Кулыев Недир, доктор философских наук;
Кулыева Оразбиби, врач, родственница сотрудника РС Х.Халлыева;
Назар Абдул Решит, брат руководителя туркменской службы РС;
Овезбердиев Сапармырат, ашхабадский корреспондент РС;
Палванова (быв. Гылычбаева) Айсолтан, жена сотрудника КНБ, окончила театральный институт или училище в Москве, в прошлом работала диктором и режиссером на республиканском и красноводском ТВ, свободомыслящая, сотрудничала с РС;
Палванова Биби, академик, доктор исторических наук;
Пасьев Икар, журналист газеты “Нейтральный Туркменистан”, подозревают в написании статей для РС, его телефон прослушивается;
Саламатов Мухаммедмырат, бывший диссидент, ученый, подозревается в сотрудничестве с РС;
Танныева Огулсенем, журналистка и писательница, в прошлом неоднократно выступала по РС;
Хайыдов Юсуп, прозаик и поэт, бывший член Союза писателей СССР, в прошлом - сотрудник КГБ СССР и министр юстиции Туркменистана, раньше жил в Ходжанбазском этрапе по соседству с погибшим в 1999 г. политзаключенным Х.Гараевым.
Халлыев Жора, брат сотрудника РС, писателя и диссидента Х.Халлыева;
Хожаев Ёмуд, кандидат философских наук, ветеран войны, бывший партийный работник;
Хожамухаммедов Дурдымырат, кандидат технических наук, председатель оппозиционной Партии демократического развития Туркменистана;
Эсенов Бегенч, подозревается в сотрудничестве с РС, его телефон (34-50-09) подслушивается;
Эсенов Рахым, народный писатель Туркменистана, автор романа “Байрамхан”, отрывки из которого читают по РС;
Человек известный под именем Ягмыр ага, периодически связывался по телефону с Авды Кулиевым и передавал по телефону информацию на РС.

Наряду с гражданами Туркменистана в письме в ряду “подозрительных лиц”, связанных с РС, упоминаются и двое сотрудников иностранных миссий – эксперт ашхабадского офиса ОБСЕ Питер Ивашкевич и секретарь американского посольства в Туркменистане Дэвид Виддон.
Авторы письма утверждают, что за Ивашкевичем установлена слежка, его домашний (39-51-50) и рабочий телефоны прослушиваются, компьютер контролируется(?), иногда по ночам неизвестные проникают в его кабинет, приводя в беспорядок бумаги, или стучат в ворота его дома на улице М.Косаева, вследствие чего жена Ивашкевича, находящаяся на 7-ом месяце беременности, испытывает страх. В письме отмечается, что “сотрудник Ивашкевича”(?) во время командировки в Таджикистан и сам Ивашкевич во время командировки в Грузию замечали слежку.
Постоянно контролируются также электронная почта и телеком Дэвида Виддона, за ним также установлена слежка.
Говоря о работе КНБ против американского посольства, авторы письма отмечают, что среди персонала посольства из числа местных граждан есть агенты КНБ, в здании пропадают важные документы, вследствие желания КНБ ввести в охрану посольства своих агентов исчезают также некоторые заполненные анкеты о приеме на работу (“недавно был один такой случай”), телефон и электронная почта отдела посольства, занимающего три комнаты в здании бывшего Дворца пионеров напротив основного здания, также постоянно контролируются, в полицейской будке напротив посольства по ул.Пушкина установлена “звукозаписывающая аппаратура”(?), там дежурят агенты, ведущие наблюдение за посетителями посольства.
Письмо заканчивается критическим выпадами в адрес президентов России (Ельцина) и США за их поддержку режима Ниязова и говорится, что “за это туркменский народ должен приговорить их к смерти”.
По неофициальным данным, руководство туркменской службы РС решило не передавать этот материал огласке, ссылаясь на то, что его трансляция в эфире может негативно отразиться на судьбе лиц, перечисленных в письме.