Туркменистан: власти пытаются ограничить деятельность неправительственных организаций

06.11.2008

С конца 2000 г. власти Туркменистана усилили давление на неправительственные организации т.н. «третьего сектора». Недавно министерство юстиции заявило о необходимости прекращения деятельности всех незарегистрированных организаций. Вплоть до прошлого года государственные структуры

С конца 2000 г. власти Туркменистана усилили давление на неправительственные организации т.н. «третьего сектора». Недавно министерство юстиции заявило о необходимости прекращения деятельности всех незарегистрированных организаций.

Вплоть до прошлого года государственные структуры ограничивались пассивным давлением на НПО, отказывая большинству из них в регистрации, но не препятствуя в большинстве случаев независимой общественной деятельности гуманитарного или экологического характера. При этом, правда, цензура нередко отказывала в публикации статей о деятельности туркменских НПО, а сам термин «неправительственная организация» (являющийся дословным переводом общепринятого на Западе понятия non-goverment organization) отвергался и обычно заменялся в официальной переписке более привычным с советских времен словосочетанием «общественная организация». Эта словесная эквилибристика имела не только лингвистические корни. Как утверждают представители туркменских НПО, у некоторых местных чиновников слово «неправительственный» вызывало прямую ассоциацию со словом «антиправительственный», что в условиях декларируемого властями единомыслия туркменского общества могло быть чревато серьезными последствиями.

Первый заметный инцидент, получивший огласку, произошел в январе 2000 г., когда местные власти временно приостановили деятельность Дашогузкого экологического клуба. Поводом для вмешательства властей, изъявших печать зарегистрированной организации, стала публикация критической заметки в малотиражном бюллетене клуба о злоупотреблениях местных чиновников при продаже бензина. К концу года, однако, конфликт был урегулирован, и клуб возобновил работу.

Осенью 2000 г. новый более серьезный конфликт между НПО и государством произошел в Балканском велаяте. 28 ноября в г.Туркменбаши специальная комиссия с участием КНБ, прокуратуры, налоговой инспекции и местной администрации начала проверку деятельности более 30 местных НПО, ранее участвовавших в конференции «Общественные организации и их место в демократическом развитии гражданского общества».

Конференции была проведена 30 октября в г.Туркменбаши Центром социальной адаптации «Умыт» (местная НПО, образованная в 1999 г.) при финансовой поддержке USAID. В конференции помимо представителей НПО из Туркменбаши и Кара-Калы участвовали посол ОБСЕ Иштван Вентцель, советник Центра ОБСЕ в Туркменистане Анджей Сужа, представитель USAID в Туркменистане М.Кропф. Мероприятие было согласовано с властями, представитель которых К.Язтуваков заявил на встрече о «тесном сотрудничестве» хякимлика (местной администрации) и Центра «Умыт».

Вскоре, по некоторым сведениям, председатель КНБ Мухаммед Назаров высказал недовольство излишне тесными контактами между региональными НПО и Центром ОБСЕ в Ашхабаде.

Первым признаком надвигающейся грозы стала отмена в середине ноября публикации, подготовленной по результатам конференции собкором газеты «Нейтральный Туркменистан» Владимиром Рыловниковым. Чуть позже накануне проведения Центром «Умыт» 27 ноября круглого стола по вопросам регистрации НПО с участием сотрудника Центра ОБСЕ Анджея Сужы городской отдел народного образования запретил участие в этом мероприятии директоров школ.

На следующий день «комплексная комиссия», возглавляемая начальником одного из подразделений туркменбашинского городского отдела КНБ Д.Гараевым, начала «работу» с активистами НПО. Члены комиссии посещали офисы и квартиры руководителей организаций, требовали предоставить документы о регистрации, финансовую отчетность и т.п. В последующие дни активисты НПО вызывались в городской отдел КНБ, где подвергались допросам и запугиваниям, нередко в грубой форме, вынуждены были давать многочисленные письменные и устные объяснения по различным вопросам деятельности своих организаций. После одного или нескольких допросов комиссия составляла акт об обнаруженных нарушениях, который вынуждала подписывать руководителей НПО.

Наиболее жесткое давление было оказано на лидера Центра «Умыт» О.Зайцеву и бывшего активиста Русской Общины, ныне возглавляющего незарегистрированный Образовательный центр «Фламинго» Вячеслава Мамедова. Например, у Зайцевой требовали объяснений, почему отсутствует финансовая документация на 100 американских долларов, которые один из гостей передал для оплаты питания участников конференции. Запугиваниям подвергся и частный предприниматель Владимир Тартаковский, предоставивший для мероприятия частный ресторан «Чайка». После «бесед» в КНБ он вынужден был продать ресторан и подать документы на эмиграцию в Израиль.

Одновременно с началом допросов КНБ опечатал офис Центра «Умыт» и склад с гуманитарной помощью, изъял автомобиль, принадлежащий этой организации. При ревизии склада были обнаружены неучтенные излишки материальных средств, что оценивается как «серьезное нарушение закона». Сообщается, что ревизия и интенсивные допросы о деятельности Центра «Умыт» по распределению гуманитарной помощи малоимущим слоям населения продолжались вплоть до первой половины февраля. До настоящего времени сохраняется угроза возбуждения уголовного дела, хотя КНБ пока не передал материалы проверки Центра «Умыт» в прокуратуру. Одновременно руководители Центра были предупреждены КНБ о нежелательности широкой огласки происшедшего.

Новая волна гонений на НПО началась в июле этого года, когда руководители 48 НПО из различных регионов Туркменистана были вызваны в министерство юстиции, где от них потребовали написать «объяснительные» о работе НПО и предупредили, что деятельность незарегистрированных НПО должна быть прекращена, так как «противоречит закону». В действительности, туркменское законодательство не содержит подобной правовой нормы, однако, как показывает политика в отношении незарегистрированных религиозных общин, правоохранительные органы могут по-своему трактовать действующее законодательство.

В конце августа руководители 48 НПО вынуждены были давать новые объяснения сотрудникам Генеральной прокуратуры Туркменистана. Активистам НПО было предложено провести собрания по самороспуску незарегистрированных организаций или подать документы на регистрацию.

В сентябре Генеральная прокуратура направила прокурорам регионов для получения дополнительных объяснений списки НПО, предоставивших «неполные данные» о текущей деятельности или отказавшихся предоставить письменные отчеты в министерство юстиции (как, например, Д.Войтович из ашхабадского клуба «Юный геолог» или В.Мамедов из туркменбашинского «Фламинго»).

Пока власти, вероятно, не приняли окончательного решения о том, как поступить с незарегистрированными НПО. Но события последних месяцев вызывают серьезные опасения у местных активистов «третьего сектора». Не исключено, что уже в следующем году число НПО и их активность могут заметно снизиться из-за давления правоохранительных органов.