Туркменистан: секретная полиция преследует журналистов радио “Свобода”

17.11.2008

17 сентября 2003 г. президент Радио «Свобода» Томас Дайн сделал публичное заявление о том, что ашхабадский корреспондент радио Сапармурат Овезбердыев был задержан 11 сентября сотрудниками МНБ Туркменистана. Туркменские спецслужбы незаконно удерживали журналиста в СИЗО МНБ почти 2,5 суток,

17 сентября 2003 г. президент Радио «Свобода» Томас Дайн сделал публичное заявление о том, что ашхабадский корреспондент радио Сапармурат Овезбердыев был задержан 11 сентября сотрудниками МНБ Туркменистана. Туркменские спецслужбы незаконно удерживали журналиста в СИЗО МНБ почти 2,5 суток, угрожая ему 20-летним тюремным заключением как «предателю Родины».

Согласно имеющейся информации, Овезбердыев был доставлен в СИЗО с мешком на голове, ему делали уколы неизвестным препаратом и принуждали дать подписку о сотрудничестве с секретной полицией в качестве агента.

Этот инцидент стал лишь одним из эпизодов борьбы ниязовского МНБ с Туркменской службой Радио «Свобода».

Напомним, что в июле и сентябре этого года неизвестные напали на проживающих в Москве внештатных сотрудников Радио «Свобода» Шоназара и Мухаметгельды Бердыевых.

24 сентября 2003 г. в Ашхабаде был конфискован частный дом Марал Бабаевой. Сотрудники МНБ, придя к Бабаевой, сообщили ей, что решение о конфискации жилья принято с учетом того, что до 1987(!) г. она состояла в браке с Оразмухамедом Ыклымовым, позднее работавшим внештатным сотрудником туркменской службы Радио «Свобода».

Хотя Бабаева заявила, что не знает, чем занимается ее бывший муж, живущий за границей, представители властей не сочли такое объяснение убедительным и дали ей лишь полчаса, чтобы собрать личные вещи. Вместе с Бабаевой на улице оказался и сын О.Ыклымова - Айли Ыклымов, студент юридического факультета Московского университета Натальи Нестеровой.

Айли Ыклымов, имеющий двойное российско-туркменское гражданство, прилетел в Туркменистан по семейным делам в ноябре 2002 г., после чего власти запретили ему покидать страну.

Эти и другие сообщения, поступающие из Ашхабада, свидетельствуют, что борьба с инакомыслием в Туркменистане приобретает все более средневековые формы, включая откровенное использование родственников диссидентов в качестве заложников.