ПЦ «Мемориал» незаконно ликвидирован. Сайт прекратил обновляться 5 апреля 2022 года

Туркменистан: освобождение Леонида Комаровского

17.11.2008

По сообщениям информационных агентств, 24 апреля 2003 г. президент Туркменистана в ходе встречи с послом США Лорой Кеннеди пообещал освободить содержащегося в СИЗО МНБ американского гражданина Леонида Комаровского. В тот же день последний в соответствии со специальным указом Ниязова был

По сообщениям информационных агентств, 24 апреля 2003 г. президент Туркменистана в ходе встречи с послом США Лорой Кеннеди пообещал освободить содержащегося в СИЗО МНБ американского гражданина Леонида Комаровского. В тот же день последний в соответствии со специальным указом Ниязова был передан представителям американского посольства.

Леонид Комаровский, родившийся в 1947 г. в Кишиневе, получил известность в бывшем СССР во второй половине 80-х годов как один из авторов популярной телепередачи «Прожектор перестройки» и сценария фильма «СВ.Спальный вагон». В 90-х годах журналист эмигрировал в США, получил гражданство этой страны и занялся бизнесом. В мае 2002 г. во время поездки Бориса Шихмурадова в США он восстановил контакты с перешедшим в оппозицию экс-главой туркменского МИД и продолжал поддерживать их, одновременно совершая деловые поездки в Ашхабад.

Комаровский был задержан в туркменской столице по подозрению в причастности к антиправительственному заговору 26 ноября 2002 г. – на следующий день после “неудавшейся попытки покушения” на президента Ниязова. Задержание произошло в доме его знакомого бизнесмена Гуванча Джумаева, арестованного за участие в заговоре днем ранее.

Телевизионные кадры с покаянными заявлениями Комаровского неоднократно демонстрировались по туркменскому ТВ. Последнее из них было показано в день освобождения – 24 апреля 2003 г. На следующий день газета «Нейтральный Туркменистан» опубликовало письмо Комаровского Сапармураду Ниязову, в котором экс-журналист выражает благодарность Туркменбаши «за великую милость» и называет его «законно избранным, легитимным, общепризнанным всем человечеством и любимым народом Сердаром». После ритуальных славословий в адрес президентской «Рухнама» Комаровский сообщает о намерении написать книгу, в которой «расскажет правду» о теракте 25 ноября, «невольным свидетелем»(?!) которого он стал.

В опубликованных в Туркменистане официальных материалах содержится весьма скудная информация о причастности Комаровского к «событиям 25 ноября».

В докладе Генерального прокурора Туркменистана Курбанбиби Атаджановой, опубликованном 4 декабря прошлого года, говорилось лишь, что в «день покушения» Комаровский находился в центре города в одной машине с Непесом Хемраевым (племянником «заговорщика» Г.Джумаева).

В следующем докладе Атаджановой, зачитанном в телеэфире 18 декабря, сообщается, что вечером 24 ноября «террорист» Ыклым Ыклымов организовал у себя дома встречу Комаровского с тайно прибывшим в Ашхабад Борисом Шихмурадовым. Показания о том, что такая встреча имела место, дали Я.Гундогдыев, Б.Бердыев и сам обвиняемый (позднее это подтвердили Б.Шихмурадов и Ы.Ыклымов). В ходе следствия Комаровский подтвердил показания Г.Джумаева и Я.Гундогдыева о том, что на упомянутой встрече получил от Б.Шихмурадова задание помочь С.Рахимову оперативно организовать телетрансляцию материалов о смене власти в Туркменистане после того, как соотвествующие бумаги будут подписаны председателем Меджлиса.

Г.Джумаев дал показания, что Комаровский был в числе нескольких «вооруженных заговорщиков», ожидавших исхода покушения у телецентра. Однако эти показания кажутся сомнительными. Других свидетельств того, что Комаровский брал в руки оружие, в опубликованных материалах нет.

В выступлении, демонстрировавшемся туркменским ТВ 18 декабря, Комаровский просит прощения за то, что приобрел для Шихмурадова спутниковый телефон, который последний «без разрешения» «использовал в преступных целях».

31 января 2003 г. газета «Адалат» опубликовала новые показания Комаровского, в которых однако большая часть материалов касалась того, о чем американский гражданин «узнал» в ходе следствия (то есть после своего ареста). Единственным новым «фактом» стало заявление Комаровского о том, что 30 ноября он был «свидетелем разговора продолжительностью в несколько минут между Шихмурадовым и Аркадием Дубновым». Это – очевидная фальсификация, поскольку к 30 ноября Комаровский уже пятый день находился в камере СИЗО МНБ.

Судьба Комаровского оставалась неясной вплоть до последних дней. В январе 2003 г. Ниязов заявил, что причастные к заговору граждане России и Турции будут переданы правительствам этих стран вместе с материалами следствия. Однако об американском гражданине президент Туркменистана в своем выступлении не упомянул.

По информации туркменского правительственного агентства ТДХ от 24.04.2003 г., 31 марта 6 арестованных в ноябре прошлого года турок были экстрадированы на родину. В том же сообщении говорится, что «предложение Туркменистана об экстрадиции причастных к теракту граждан РФ рассматривается российской стороной». Цитируется и ответ, полученный от правительства США: «Соединенные Штаты были бы весьма рады, если бы правительство Туркменистана освободило г-на Комаровского. Посольство США незамедлительно организует проезд г-на Комаровского в Соединенные Штаты. Посольство было бы также готово принять одновременно с этим любые материалы по этому делу, которые правительство Туркменистана пожелает предоставить».

В «событиях 25 ноября» по-прежнему остается много неясного. Остается ждать, что расскажет о них Леонид Комаровский после того, как окажется вне пределов досягаемости ниязовского «правосудия».

Поделиться: