Справедливость наполовину: первый приговор по пыткам в полиции Ингушетии

12.11.2012

14 ноября 2012 года в 12:00 в Независимом пресс-центре (ул. Пречистенка, д. 17/9, вход с Барыковского переулка) состоится пресс-конференция, посвященная первому приговору за пытки в полиции, вынесенному в Ингушетии.Участники пресс-конференции:Светлана Ганнушкина, председатель Комитета «Гражданское

14 ноября 2012 года в 12:00 в Независимом пресс-центре (ул. Пречистенка, д. 17/9, вход с Барыковского переулка) состоится пресс-конференция, посвященная первому приговору за пытки в полиции, вынесенному в Ингушетии.

Участники пресс-конференции:

  • Светлана Ганнушкина, председатель Комитета «Гражданское содействие», член Совета Правозащитного центра «Мемориал»,
  • Елена Буртина, заместитель председателя Комитета «Гражданское содействие»,
  • Тома Цечоева, адвокат потерпевшего Зелимхана Читигова,
  • Зухра Читигова, мать потерпевшего Зелимхана Читигова.

7 ноября 2012 года в Карабулакском районном суде Ингушетии завершилось оглашение приговора по делу бывшего начальника местного РОВД Назира Гулиева и его бывшего заместителя Илеза Нальгиева, обвиняемых в превышении должностных полномочий, а Нальгиев также – в применении пыток по отношению к Зелимхану Читигову. По решению суда Нальгиев получил восемь лет колонии строгого режима, Гулиев был полностью оправдан.

Абсолютная безнаказанность истязателей в погонах привела к тому, что пытки, распространенные по всей России, стали на Северном Кавказе повседневным явлением.? Карабулакский процесс замечателен как первый в этом регионе случай, когда пытки в полиции стали предметом судебного разбирательства, а подсудимый был не только признан виновным, но и получил реальный и серьезный срок. Процесс продолжался более года, шел чрезвычайно трудно, изобиловал множеством драматических, а иногда и трагикомических событий. Казалось, ему не будет конца, и вот приговор оглашен.

Однако этот приговор вызывает крайнее недоумение. Он носит половинчатый и противоречивый характер: Гулиев и Нальгиев составляли хорошо известный в республике «тандем», поэтому признание виновным одного и оправдание другого выглядит как очевидный нонсенс и заставляет предполагать постороннее влияние на суд.

Как получилось, что рядовое дело о пытках в полиции стало предметом громкого судебного разбирательства? Почему первый на Северном Кавказе приговор по пыткам в полиции был вынесен в Ингушетии? В чем причина противоречивости приговора? Станет ли приговор Нальгиеву «первой ласточкой» или останется результатом исключительного стечения обстоятельств? Об этом будут говорить участники пресс-конференции.

См. также: Ингушский «оборотень в погонах» осужден на восемь лет