Социальная основа выстрелов в Ашхабаде

06.11.2008

В великого Сапармурата Туркменбаши стреляли. Об этом сообщили почти все ведущие информационные агенства и радиостанции мира. Огонь по президентскому кортежу из автоматического оружия открыли не там, где бушуют политические страсти и наблюдается нестабильность, а в самом центре спокойного и

В великого Сапармурата Туркменбаши стреляли. Об этом сообщили почти все ведущие информационные агенства и радиостанции мира. Огонь по президентскому кортежу из автоматического оружия открыли не там, где бушуют политические страсти и наблюдается нестабильность, а в самом центре спокойного и сытого Ашахабада. Стреляли в месяце Ораза, когда по всем канонам исламской религии должны прекратиться войны и стрельбы, когда все мусульмане должны прощать друг другу обиды.

В день неудавшегося покушения на Туркменбаши в президентском дворце прошло экстренное расширенное заседание кабинета министров, на котором президент С. Ниязов безапелляционно заявил, что следы этого злодейского замысла ведут в некоторые дружественные страны, что за спинами злоумышленников стоят бывший посол Туркменстана в Турции Н.Ханамов, бывший вице-премьер и председатель Центробанка Туркменистана Х.Оразов, бывший вице-премьер и министр иностранных дел Туркменистана Б.Шихмурадов, а также бывший замминистра сельского хозяйства С.Ыклымов. Буквально на следующий же день  по Ашхабаду и другим городам страны поползли слухи о том, что неудавшееся покушение на С.Ниязова - это новая инсценировка самого Туркменбаши и его спецслужб, якобы разыгранная для того, чтобы, во-первых, нанести свой удар по представителям оппозиции, обвинить их в террористических настроениях, а во-вторых, еще раз закрутить гайки на своей государственной машине, подавить инакомыслящих в своей стране.

Кто стоит за этим покушением? Было ли это покушение или инсценировка спецслужб Туркменистана? Эти и другие вопросы, связанные с событием в центре Ашхабада, сейчас интерпретируются по-разному. Про официальную версию случившегося я уже сказал выше и ее невозможно считать объективной  и правдивой. Оценки же и комментарии информационных агентств и разных экспертов по Туркменистану противоречивы и подчас недостоверны.  Одни, например, утверждают, что в этом покушении на жизнь С.Ниязова просматриваются действия оппозиционеров, которые, дескать, наняли  за деньги так называемых киллеров из Грузии. Другие тут же опровергают эту версию, предоставляя слово самим оппозиционерам, которые во всем случившемся видят новые интриги самого Туркменбаши. Словом, полемика и споры продолжаются.

А между тем мало кто говорит о социально-политической основе случившегося 25 ноября в Ашхабаде. Вот об этой основе, мне кажется, стоит особо поговорить. То, что произошло рано утром 25 ноября на главном проспекте Ашхабада или нечто подобное, по мнению местных аналитиков, рано или должно было произойти. В Туркменистане за годы правления тоталитарного режима Туркменбаши обстановка осложнилась до предела. Об этом зарубежные комментаторы может быть и не догадываются.

И в политическом, и в общественном, и в информационном плане страна полностью закрыта, а если что-то временами и приоткрывается, то происходит это лишь с ведома или по указанию самого президента С.Ниязова. В другое время ширма либо наглухо закрыта, либо она приукрашена до неузнаваемости.  Поэтому тем, кто сейчас не живет в Туркменистане, но тем не менее пытается по-своему прокомментировать происходящее в этой стране, за внешним блеском шикарных зданий и дворцов в Ашхабаде, за гигантскими новостройками и радужными цифрами национального института "Туркменмиллихасабат" трудно увидеть реальную картину жизни. А картина эта на самом деле ужасная. Простой народ от безысходности доведен до отчаяния. Если сегодня у людей будет оружие, то готовых стрелять в С.Ниязова, в Туркменистане найдутся тысячи, в чем-то ущемленных, обиженных, несправедливо осужденных и лишенных самого элементарного.

Не только родственники Сапармурата Ыклымова, бывшего замминистра сельского хозяйства, отстраненного от должности в начале девяностых годов, но и родственники таких некогда влиятельных в стране людей, какими были бывший министр энергетики Сапармурат Нурыев, бывший вице-премьер Батыр Сарджаев, бывший председатель КНБ Туркменистана Мухаммет Назаров и его заместитель Хайыт Какаев, бывший министр внутренних дел Поран Бердыев, предпоследний и последний председатели Центрального банка Туркменистана Сейитбай Кандымов и Имамдурды Гандымов, а также министры, председатели государственных концернов и Ассоциаций акционерных обществ, хякимы велаятов и прочие, прочие из числа так называемого верхнего эшелона ниязовской власти. Если представится хорошая возможность или удобный случай, то своего еще вчерашнего хозяина если не физически уничтожить, то во всяком случае хорошенько пнуть ему в зад готовы сотни оставшихся без работы комитетчиков, бывших гаишников, кадровых военных офицеров, хякимов этрапов и других государственных чиновников средней руки.

Растет недовольство С.Ниязовым и проводимой им политикой не только среди отстраненных и обиженных чиновников, но и среди простых граждан страны. Пенсионер  Аман ага из Мургаба (фамилию не называю по понятным причинам) каждый месяц получал  хорошую для Туркменистана пенсию - 800 тысяч манатов. Столько денег в виде зарплаты получают далеко не все работающие учителя, врачи, журналисты. Яшули радовался жизни. Однако недолго длилась его радость. Специалисты из этрапского отдела социального обеспечения по указанию из Ашхабада (читай, от президента) заново пересмотрели пенсионные дела всех пожилых людей этрапа и у всех стариков пенсию ощутимо срезали. Теперь Аман ага получает 407 тысяч манатов. Еще меньше получают те, кто когда-то работал в колхозе, кто в свое время предоставлял в собес справки о том, что он несовершеннолетним юнцом работал в годы войны в поле, стоял у станка. Старики-пенсионеры толпами ходили в собес, добивались прежней пенсии, но ни у кого она так и не прибавилась. Теперь тысячи таких пенсионеров, как Аман ага из Мургаба, открыто матерятся, когда слышат очередной монолог президента перед той или иной аудиторией, смачно плюют в экран, когда видят всем трем каналам национального телевидения самодовольное лицо Туркменбаши.

С внутренним пока еще голосом протеста живут не только люди пожилого возраста, но и молодые граждане страны, лишенные полноценного образования в школе, не имеющие ни денег для поступления в вузы Туркменистана, ни работы. Ежегодно десятки и сотни тысяч молодых ребят и девчат в возрасте 16-17 лет после окончания девятилетней школы остаются невостребованными никем. Вся прежняя система профтехобразования до основания разрушена, в армию не берут, при массовой безработице найти хоть какое-то применение своим рукам у них нет возможности. Что остается делать золотой молодежи золотого века Туркменбаши? Только одно - воровать, торговать наркотиками, заниматься контрабандным провозом через границу в Узбекистан бензина, хлопкового масла и других ходовых товаров, а туркменским девушкам - ездить в соседний Иран за наркотиками  или заниматься проституцией.

Есть немало недовольных существующими порядками  и в студенческой среде. Туркменбаши, во-первых, сократил квоты приема в вузы абитуриентов, что повлекло за собой резкое увеличение таксы за прием в вуз. Мздоимство и коррупция охватили всю систему высшего образования страны. Все продается и покупается. За деньги можно не только поступить в любой вуз, но сдать зачет и экзамен в ходе экзаменационной сессии,  ни дня не посещать занятия и в конце концов получить на руки диплом о высшем образовании.  Знающие люди утверждают, что теперь взятку наверх сперва дают те, кто хочет попасть в состав так называемых комиссий по конкурсному  отбору будущих студентов, а потом им, членам этих комиссий, взятку дают родители будущих студентов. Вот такая система. Во-вторых,  Туркменбаши сократил срок самого обучения студентов в стенах высшего учебного заведения. Теперь по новому распоряжению президента туркменский студент учится всего два года, а остальные два года проходит практику.  Нетрудно представить себе, какой врач-хирург лет через пять будет проводить полостную операцию в больнице, какой недоученный преподаватель будет учить детей в школе, какой инженер будет строить дома по строительным нормам и правилам. Аж страшно становится за свое здоровье и здоровье детей, за будущее страны в целом. В этом плане сам Туркменбаши может не беспокоиться. Ведь и тот недоученный врач, и тот малограмотный учитель, и тот бестолковый инженер будут чуть ли не наизусть знать великое творение души и сердца сердара - Рухнаму.

В этом году армия недовольных С.Ниязовым значительно пополнится новыми людьми. Как известно, в стране нынче собран рекордно низкий урожай хлопка - всего около 500 тысяч тонн вместо запланированных двух миллионов тонн. С каждого гектара собрано всего по 7 центнеров урожая. Большой недобор хлопка означает, что многим хлопкоробам придется из собственного и без того пустого кармана оплатить гигантские расходы на производство хлопка. На недавнем заседании кабинета министров Туркменбаши потребовал от своих банкиров и руководителей концерна "Туркменпагта",  акционерного общества "Туркменобахызмат" и других ведомств вернуть кредиты, полученные на производство хлопка. Как утверждают специалисты по хлопководству, это указание президента ляжет тяжелым бременем на плечи бедных дайхан. Предчувствуя, какое разорение их ожидает по итогам нынешней хлопкоуборочной кампании, многие дайхане в Марыйском, Ташаузском велаятах уже сегодня напрочь отказываются от своих арендованных под хлопчатник участков, отказываются платить по кредитам, отказываются вообще работать на хлопковом поле. Специалисты-аграрники считают, что нынешний огромный недобор хлопка в стране - это прямой результат того, что площади, отведенные под хлопчатник, остались незасеянными из-за отказа дайхан заниматься невыгодным для себя делом.

Армия недовольных людей состоит не только из  отстраненных от должности высокопоставленных чиновников, их многочисленных родственников, пенсионеров, школьников, студентов, дайхан. Эта армия каждый год пополняется новыми людьми из числа тех граждан, кто подпал под сокращение штатов и теперь остался без работы.

Армия негодующих также пополняется из-за пресловутых президентских запретов. В Туркменистане, например, граждане лишены права свободно перемещаться в своей стране. Житель Ашхабада или Небитдага не может просто так взять и поехать в гости к родственникам или знакомым в Ташауз или в Чарджоу.  Им следует сперва получить оттуда приглашение, подписанное хякимом этрапа, потом с этим приглашением получить в отделе полиции по месту жительства специальный пропуск в пограничный велаят. И лишь после этого жителю Ашхабада или Небитдага в кассе продадут билет на самолет или поезд.

В Туркменистане люди лишены права смотреть кабельное телевидение - оно закрыто по указанию Туркменбаши. Туркменистанцы не имеют права подписаться на российские газеты - все российские издания изъяты из подписного каталога страны. Они не могут отдать своих детей в ту школу, в какую хотят сами дети. Все школы с русским, узбекским и казахским языками обучения закрываются. В этих школах набор первоклассников осуществляется только в классы с туркменским языком обучения. В единичные классы с русским языком обучения принимают так называемых чисто русских детей с русскими фамилиями, а также татар, башкир, корейцев. Если отец и мать ребенка туркмены, узбеки, казахи  и они хотят учить своих детей в этих единичных классах, то им следует отказ.

В стране запрещена всякая критика в средствах массовой информации. Каждое печатное издание выходит под личным учредительством Туркменбаши. Исправно действует цензура, сотрудники Комитета по охране гостайн в печати и других средствах массовой информации каждый день внимательно следят за тем, чтобы  до читателя, зрителя или слушателя не дошло нечто такое, что способно  развалить государство.

Вновь неограниченные полномочия получили сотрудники министерства национальной безопасности, прокуратуры и других репрессивных органов. Телефоны неблагонадежных граждан прослушиваются, вся почтовая корреспонденция вскрывается, посылки из-за границы доставляют до адресатов в разорванном и разворованном виде. Все это вызывает гнев и протест.

Социальная напряженность в стране, несмотря на победные реляции и браваду Туркменбаши, с каждым днем нарастает. Каждый  начинает понимать, что самый большой вор в стране - это президент Сапармурат Ниязов, узурпировавший власть. Каждый теперь знает, что огромные валютные средства, поступающие в страну от продажи нефти, нефтепродуктов, газа, трикотажа, хлопка и других сырьевых ресурсов страны, это собственность президента С.Ниязова. Людей возмущает большой обман Туркменбаши. Они спрашивают: если год от года объем роста ВВП в стране составляет почти двадцать процентов, тогда почему снижается уровень жизни населения, растет бедность и много становится обездоленных людей в стране?  Казнокрадство государственных мужей, узурпация власти, сплошной обман и беспардонная ложь, бесконечные нарушения элементарных свобод и прав граждан - все это способствует нарастанию общественного недовольства и президентом Туркменбаши, и всей проводимой им политикой. В этой связи уместно вспомнить мудрую туркменскую поговорку: дама-дама кол болар, бир даммаса - чол болар. И в самом деле, капля за каплей - образуется озеро. Общественное недовольство в различных социальных слоях населения Туркменистана, как те капли, в конце концов может переполнить озеро терпения древнего туркменского народа. И тогда на главных проспектах Ашхабада  в сторону проезжающего президентского кортежа вновь будут греметь новые автоматные очереди.