Ситуация в женской колонии в Дашогузе

20.11.2008

В женской колонии DZ-K/8 в Дашогузе (начальник Дурдыев Гуванч Дурдыевич) на конец октября 2004 г. содержалось более 2000 заключенных. По неофициальным оценкам, почти ¾ из них были осуждены за незаконное хранение наркотических веществ. Из-за нехватки спальных мест за два месяца до амнистии в

В женской колонии DZ-K/8 в Дашогузе (начальник Дурдыев Гуванч Дурдыевич) на конец октября 2004 г. содержалось более 2000 заключенных. По неофициальным оценкам, почти ¾ из них были осуждены за незаконное хранение наркотических веществ. Из-за нехватки спальных мест за два месяца до амнистии в колонию перестали привозить осужденных из других велаятов (областей).

В ноябре 2004 г. по амнистии были освобождены более 700 женщин. Среди вышедших на свободу большинство составляли осужденные за хранение и сбыт наркотических веществ, были также осужденные за кражи, проституцию, хулиганство. Не попали под амнистию лица, отбывающие наказание за убийство, грабежи и разбой в составе преступной группы, экономические преступления, рецидивисты. Не были амнистированы родственники, сослуживцы и знакомые участников неудавшейся попытки переворота 25 ноября 2002 г. и лиц, подозреваемых в хищении 40 млн. долларов из Центрального Банка Туркменистана. К этим категориям заключенных отношение администрации колонии более суровое, чем к другим.

Например, Ольгу и Светлану Прокофьевых, осужденных по ст.210 (укрывательство) УК Туркменистана в связи с событиями 25 ноября 2002 г. и приговоренных к пяти годам лишения свободы в колонии общего режима, администрация в конце 2003 г. лишила права на ежемесячные свидания и получение посылок. Их неоднократно помещали в ШИЗО (штрафной изолятор) за незначительные «нарушения режима», позднее в колонии был проведен суд, постановивший заменить им режим содержания на тюремный (т.н. «крытый»).

Весной 2004 г. лишили свиданий Акджагуль Какаеву - мать подозреваемого по делу о хищении 40 млн. долларов Арслана Какаева, приговоренную за «хулиганство» к 8 годам лишения свободы. Ранее, поскольку до ареста она работала учительницей химии в средней школе №10 г.Дашогуза, администрация пыталась заставить ее проводить с заключенными занятия по Священной книге президента «Рухнама».

Кормят заключенных три раза в день: на завтрак и ужин – пшенная каша, на обед - баланда. Выделяемые заключенным продукты как правило разворовываются администрацией и заключенными, работающими в столовой. Только во время посещения колонии ведомственными комиссиями в тюремной баланде появляется картофель и кусочки мяса. За передачу посылок от родственников сотрудники администрации берут 10 тыс. манатов (50 центов), большая часть передаваемых продуктов расхищается охраной. Кофе и шоколадные конфеты запрещены. Отказывают в передачах лицам, содержащимся на тюремном (крытом) режиме.

Рабочий день длится 11-12 часов без выходных. За 50 000 манатов (2 доллара) в месяц можно получить возможность работать неполный день - 6-8 часов. За работу в «обслуге» надо заплатить офицеру от 50 до 100-150 долларов. Лучшими рабочими местами считаются столовая и комнаты свиданий (уборка, чистка туалета, регистрация).

Для беременных женщин не создаются какие-то особые условия: работают и питаются они наравне со всеми; новорожденных, если у заключенной нет родственников, распределяют по детским домам.

Баня - один раз в неделю. За дополнительное посещение охрана берет 30 000 манатов.

Нередки случаи заболевания туберкулезом. Больные как правило не получают медицинской помощи из-за отсутствия лекарств и содержатся вместе со здоровыми заключенными. Все расходы, связанные с лечением и профилактикой заболеваний, обеспечивают родственники.

Инвалиды и тяжелобольные объединены в отдельный отряд (около 30 чел.), из которого в прошлом году 7 чел. были освобождены по амнистии, двое – умерли (в одном случае от туберкулеза, в другом - от рака).

Заключенным запрещено иметь деньги, радиоприемники и некоторые продукты питания. При обнаружении запрещенных предметов виновных могут лишить свидания или поместить в ШИЗО.

Разрешена передача газет и книг, однако российские издания подвергаются проверке на наличие статей политического характера о Туркменистане.

Администрация не препятствует совершению мусульманами религиозных обрядов.

Как и в других колониях Туркменистана в женской колонии активно функционирует “черный рынок” товаров и услуг. Внеурочное свидание обходится от 200 до 500 тыс. манатов (9-23 доллара), комната для свиданий – еще в 100 тыс. манатов (не считая обязательной платы " за уборку комнаты" – 30 тыс. манатов). Через охрану или связанных с ней заключенных всегда можно достать наркотики (доза героина стоит 15 тыс. манатов).

«Старожилы» колонии рассказывают, что примерно до 2000 г. за нарушение режима заключенных часто избивали, не глядя на их возраст и состояние здоровья. В последние годы охранники в большинстве случаев ограничиваются угрозами и руганью.

Что касается заключенных, содержащихся на тюремном (крытом) режиме, то они лишены свиданий и передач. Ни родственники, ни заключенные, содержащиеся в той же колонии на общем режиме, не имеют об их судьбе достоверной информации.