Сергей Давидис: «Выйдя на Лубянку, мы показали, что не боимся»

17.12.2012

На мой взгляд, акция в субботу на Лубянке была удачной. Настолько удачной, насколько она, вообще, могла бы быть. Точно посчитать число участников из-за постоянной ротации невозможно, но очевидно, что их было не менее 5 тысяч. Спасибо всем, кто пришел в этот мороз!Олег Орлов («Мемориал»). Фото

На мой взгляд, акция в субботу на Лубянке была удачной. Настолько удачной, насколько она, вообще, могла бы быть. Точно посчитать число участников из-за постоянной ротации невозможно, но очевидно, что их было не менее 5 тысяч. Спасибо всем, кто пришел в этот мороз!

Олег Орлов («Мемориал»). Фото Рената Дуняшова

И решение об акции, и сама акция на Лубянке подвергаются разнообразной критике. Рассмотрим аргументы критиков. Говорят, что не было никакого резона отказываться от маршрута от Трубной по бульварам до Кропоткинской. Не согласен, резоны были.

История переговоров с Мэрией подробно описана, не буду повторять ее в деталях. Важно отметить, что организаторы искали разумного компромисса, готовы были ко многим уступкам, но понятно, что компромисс для шествия находится в других местах, отличных от компромиссов по поводу мест проведения митингов. Проведение большого митинга требует перекрыть большую площадь или улицу, вмещающую, согласно нормам предельной заполняемости, заявленное количество участников, на сутки. Именно столько занимает монтаж и демонтаж сцены и звука. Проводя митинги, мы не настаивали на перекрытии на сутки ни Тверской, ни той же Лубянки.

Но шествие дает нам гораздо больше возможностей, и возражения Мэрии должны быть обоснованными, а не высосанными из пальца. Увы, возражения московских властей были именно такого свойства. Они соглашались, например, на шествие от Пушкинской до Сахарова, но категорически отказывались от согласования движения от той же Пушкинской до Лубянки по бульварам и Мясницкой. Движение на Лубянке при этом можно было вовсе не снимать. Прагматичная цель согласования публичного мероприятия важна, и мы стремились ее достичь, но понятно, что уступки с нашей стороны не могут быть бесконечными: в Митино и Тушино перенести мероприятие мы точно не согласимся. В данном случае мы письменно сообщили мэрии разумные границы компромисса – завершение шествия на одной из центральных площадей, от Боровицкой до Славянской. Выбор между согласием на предложения Мэрии и необходимостью настаивать на завершении шествия на одной из центральных площадей был поставлен на голосование избирателей Координационного совета. 10 тысяч из 12 тысяч участников голосования сочли, что надо настаивать на центральных площадях. Воля меньшинства избирателей не связывает Координационный совет жестко, но, конечно, должна приниматься во внимание. Возможно, вопросы были сформулированы не совсем корректно, возможно, набор определяемых ими вариантов был недостаточно полон, но в условиях дефицита времени это неизбежные и допустимые издержки.

Но это важные, но не главные вещи. А главное – это наше право на свободу собраний. Это ведь не просто пафосные слова, за которыми нет содержания. Понятно, что право на свободу собраний ограничено правами других. Но согласие с такими ограничениями вовсе не означает, что мы отдаем клеркам из Мэрии право решать, где нам проводить митинги и демонстрации. Согласившись с их наглым необоснованным запретом сегодня, мы фактически существенно ограничили бы свои возможности в будущем, а протест вовсе не сводится к максимальной массовости одного конкретного мероприятия. Выйдя на Лубянку, мы показали, что не боимся, что запреты неэффективны. Утверждения о том, что теперь весь протест перешел в формат Стратегии-31, лишены смысла: акция у Соловецкого камня – не кульминация и не финал протестного движения, а всего лишь один эпизод длинной истории.

Очень важно и то, что акция 15.12 проводилась не в виде несогласованного публичного мероприятия, и вообще не в виде публичного мероприятия, требующего согласования. Конфронтационный формат испугал бы периферию протеста, маргинализовал бы образ протестного движения в глазах его сторонников. Согласие на любые, даже самые оскорбительные условия Мэрии оттолкнуло бы ядро протеста. Именно избранный вариант позволил пройти между Сциллой и Харибдой.

Ощущение позитивности от акции на Лубянке вряд ли можно считать испорченным незаконными задержаниями. При всей их привычной гнусности они в очередной раз не позволили власти спрятать хамское авторитарное рыло под маской терпимости и законности.

Источник:

Страница Сергея Давидиса в Facebook. – 16.12.2012

http://www.facebook.com/sergei.davidis/posts/461647467224320