Рядовой журналист, рядовое убийство

08.12.2012

В Кабардино-Балкарии сегодня простились с журналистом Казбеком Геккиевым. Вчера по дороге домой ведущего местных «Вестей» окликнули, удостоверились, что это он, – и расстреляли. Мы выражаем соболезнование его родным и близким. Однако, если поговорить и послушать, создается впечатление:

В Кабардино-Балкарии сегодня простились с журналистом Казбеком Геккиевым. Вчера по дороге домой ведущего местных «Вестей» окликнули, удостоверились, что это он, – и расстреляли. Мы выражаем соболезнование его родным и близким.

Однако, если поговорить и послушать, создается впечатление: похоже, никого теперь не удивляют убийства журналистов на Северном Кавказе.

То есть, когда убивают журналиста со значимой общественной позицией, – тогда да.

Как Магомеда Евлоева в Ингушетии 31 августа 2008 года. Он ведь был владельцем единственного независимого информационного канала в республике, - сайта Ингушетия.ру.

Или – Наталью Эстемирову, похищенную и убитую 15 июля 2009 года. Она сообщала о терроре в Чечне и как сотрудник «Мемориала», – но и как журналист, на страницах «Новой газеты».

Или – Гаджимурада Камалова, расстрелянного в Махачкале 15 декабря 2011 года. Камалов был издателем важнейшего и едва ли не последнего независимого издания в Дагестане, - газеты «Черновик».

А тут жертвой стал не какой-то противник режима. Или – видный деятель властных структур, связанный со СМИ, как умница Магомедсалих Гусаев, министр по национальной политике, информации и внешним связям Дагестана. Его подорвали 27 августа 2003 года.

А тут – ведущий новостей. Не при должности. Не отмечен какими-то яростными обличениями. Просто журналист. Рядовой. А убийство журналиста – что такого? В Дагестане убитыми числятся полтора десятка журналистов…

Есть нечто страшное в этой привычке общества. Журналист стал «разрешенной целью». Впрочем, как и привычка вооруженного подполья не разбирать цели…

Когда-то джамаат Кабардино-Балкарии возглавляли Муса Мукожев и Анзор Астемиров. Переход джамаата к вооруженному насилию был долгим, Его лидеры отнюдь не сразу и не впопыхах перешли от «мирного призыва» к «джихаду».

Мукожев был убит в 11 мая 2009 года, Астемиров – 24 марта 2010 года. С тех пор в республике сменилось, кажется, не менее двух «поколений» лидеров боевиков.

И новые были все менее склонны к рефлексии о соотношении целей и средств. Понятно: уже не богословы, – просто молодые люди с оружием.

В 2005-м боевики атаковали военные и полицейские объекты. Потом вооруженное подполье целило в силовиков.Теперь список целей расширился.

Вот, целенаправленно и хладнокровно убили журналиста. Не просто «гражданского» – но человека, которого, как и врача, должны, по идее, щадить.

Я понимаю (или не хочу знать), почему так хладнокровны боевики. Но почему так спокойны зрители? Почему убийство журналиста на Кавказе стало «привычным делом»?

Источник: Эхо Москвы. 2012. 6 декабря

Александр Черкасов — председатель Совета Правозащитного центра «Мемориал»