Рябикин против России (Ryabikin v Russia)

17.03.2009

Заявитель родился и проживает в Туркменистане, однако является русским по этническому происхождению и имеет родственников в России. В Туркменистане он руководил строительной фирмой с ограниченной ответственностью. С 1997 г. по 1999 г. эта компания выполняла определенные работы по договору

Заявитель родился и проживает в Туркменистане, однако является русским по этническому происхождению и имеет родственников в России. В Туркменистане он руководил строительной фирмой с ограниченной ответственностью. С 1997 г. по 1999 г. эта компания выполняла определенные работы по договору с правительством.

Заявитель утверждает, что чиновники из Министерства финансов Туркменистана отказались выполнять свои обязательства по договору и оплачивать выполненную работу, если он не заплатит взятку в размере 10 тыс. долларов США.

Заявитель утверждает, что в мае 2000 г. он обратился в управление по экономическим преступлениям Министерства внутренних дел Туркменистана с жалобой на двух инспекторов С. и Д., оба туркменского происхождения. Управление экономических преступлений предположительно выдало заявителю специальным образом помеченные банкноты и во время передачи С. был задержан. После уголовного расследования дело в отношении С. и Д. было передано в суд, и заявитель участвовал в процессе в качестве свидетеля. Заявитель не говорит по-туркменски, и ему не предоставили переводчика, а разбирательство велось на туркменском языке. Заявителю неизвестно о том, каким был исход данного уголовного дела.

После мая 2000 г. заявитель предположительно подвергся давлению со стороны правоохранительных органов, сотрудники которых угрожали ему местью и требовали, чтобы он изменил свою позицию по данному уголовному делу. Заявителю утверждает, что в течение октября и ноября 2000 г. он вызывался на допросы в милицию примерно 25 раз, а также получал угрозы от Д. и родственников С.

В результате, утверждает заявителю, он испугался за свою жизнь и жизнь своих родных. Заявитель полагал, что он стал мишенью нападок в частности потому, что принадлежал к русскому меньшинству, и решил уехать из Туркменистана.

Разбирательство, относящееся к статусу заявителя в России

1 декабря 2000 г. заявитель обратился с просьбой о предоставлении ему российского гражданства в российское посольство в Ашхабаде. Заявитель утверждает, что все требуемые документы были собраны и зарегистрированы в посольстве и он получил уведомление о присвоенном его делу номере.

15 декабря управление Российской федеральной миграционной службы в Посольстве в Туркменистане выдало заявителю документ под названием «Разрешение на репатриацию из Туркменистана в Россию и предоставление статуса мигранта». Этот документ был выдан на основании двустороннего соглашения о переселении между Россией и Туркменистаном. 28 декабря он получил выездную визу из Туркменистана, действительную на три месяца. 21 января 2001 г. заявитель поехал в Объединенные арабские эмираты, а 13 мая ему была выдана въездная виза российским посольством в ОАЭ с указанной целью въезда «на постоянное проживание».

В июне 2001 г. заявитель поехал в Санкт- Петербург, где живет его брат, и с того времени проживал по адресу брата.

Заявитель утверждает, что в июне 2001 г. он посетил управление Федеральной миграционной службы в Санкт- Петербурге, где ему сказали, что ему не нужно обращаться за получением статуса беженца, потому что у него уже есть статус мигранта, и ему следует далее обращаться за получением российского гражданства.

Несколько раз на протяжении 2001–2003 гг. заявитель писал в российское посольство в Туркменистане, в Президентскую комиссию по вопросам гражданства и в Министерство внутренних дел, спрашивая о том, как продвигается его заявление о предоставлении гражданства. Он утверждает, что в ответ не получил никакой существенной информации.

9 июля 2003 г. заявитель вновь обратился в Санкт- Петербургское управление по вопросам миграции и письменно попросил о предоставлении ему статуса беженца. 23 сентября 2003 г. с заявителем было проведено собеседование на предмет предоставления статуса беженца, во время которого он сказал, что опасался преследования в Туркменистане, а также о том, что в отношении него было начато следствие. Заявитель предоставил всю необходимую документацию миграционной службе, в том числе свой национальный паспорт.

24 октября 2003 г. Санкт- Петербургское управление по вопросам миграции отклонило его заявление о предоставлении статуса беженца, о чем уведомило его письмом от 27 октября 2003 г. В отказе указывалось, что заявитель не подпадает под критерии беженца, и то, что действительной причиной его приезда в Россию, вероятнее всего, была его попытка скрыться от уголовного разбирательства в Туркменистане в связи с его предпринимательской деятельностью. В решении утверждалось, что туркменские власти разыскивали заявителя с апреля 2001 г., а также по их просьбе с декабря 2002 г. он был объявлен в розыск в России. Заявитель был уведомлен о том, что он может обжаловать данное решение в районный суд, однако обязан покинуть Россию, если у него не появится иных законных оснований для пребывания в стране.

24 ноября 2003 г. заявитель обратился в Куйбышевский районный суд г. Санкт- Петербурга. Слушание было назначено на 30 марта 2004 г., а затем отложено на 10 июня 2004 г.

Тем временем заявитель вновь обратился в различные органы в связи с процедурой предоставления гражданства. 28 января 2004 г. Президентская комиссия по вопросам гражданства уведомила заявителя, что его заявление о предоставлении гражданства было направлено в российское посольство в Туркменистане для дальнейшего рассмотрения. Никакого ответа получено не было, и заявителю было сказано, что ему сообщат о результатах рассмотрения.

Уголовное разбирательство в отношении заявителя и запрос о его экстрадиции в Туркменистан

12 февраля 2004 г. заявитель был вызван в паспортно-визовую службу Санкт- Петербургского управления внутренних дел «в связи с вопросами, относящимися к получению российского гражданства». По прибытии туда он был задержан и ему сказали, что задержание произведено в связи с уголовным делом в Туркменистане.

27 февраля 2004 г. заявитель предстал перед Куйбышевским районным судом. По запросу прокурора Центрального района суд распорядился об оставлении заявителя под стражей до его экстрадиции в Туркменистан.

Адвокат заявителя подал жалобу в Санкт- Петербургский городской суд, где утверждалось, что заявитель обратился с просьбой о предоставлении статуса беженца, и его жалоба на решение ожидает рассмотрения в том же суде. Далее в жалобе говорилось, что заявитель был задержан незаконно, поскольку не было решения компетентного прокурора о его задержании для последующей депортации. Адвокату заявителя было отказано в ознакомлении с документами, в том числе с информацией, относящейся к уголовному разбирательству в Туркменистане, с запросом об экстрадиции и решением Генерального прокурора о задержании заявителя и последующей экстрадиции. Доступ к документая не был предоставлен даже невзирая на письменную жалобу на имя председателя Куйбышевского районного суда и полученные от него заверения в том, что доступ будет предоставлен.

9 марта 2004 г. Европейский Суд по просьбе заявителя обратился к российским властям с просьбой не экстрадировать заявителя в Туркменистан до получения дальнейших указаний.

12 марта 2004 г. Санкт- Петербургский городской суд оставил в силе решение от 27 февраля 2004 г. об оставлении заявителя под стражей на неопределенный срок. Городской суд отметил, что: «заявитель находился в международном розыске; 26 февраля 2004 г. заместитель прокурора отдал распоряжение о его аресте; в отсутствие решения иностранного суда о задержании заявителя, российский суд имел право это сделать на основании решения прокурора.

24 марта 2004 г. российское правительство уведомило Суд о том, что заявитель был задержан в соответствии со ст. 466 Уголовно-процессуального кодекса, и что компетентные органы не приняли решения об экстрадиции заявителя. Далее правительство сообщило, что все разбирательства в России будут приостановлены до получения дальнейшей информации от Суда.

8 декабря 2004 г. было вынесено кассационное решение Санкт-Петербургского городского суда в отношении отказа о предоставлении заявителю статуса беженца. Суд отклонил жалобу заявителя и таким образом отказ в предоставлении статуса беженца вступил в законную силу.

Заявитель продолжал жаловаться на незаконность его содержания под стражей в национальные суды. Он был арестован в Центральном административном округе Санкт-Петербурга, и потому обращался с жалобами в суды, уполномоченные рассматривать жалобы в этом округе: Куйбышевский, Смольненский и Дзержинский районные суды. Он также направлял жалобы в Калининский районный суд, в подсудности которого находилось учреждение, в котором он содержался под стражей. В период с мая по август 2004 г. заявитель неоднократно обращался с заявлениями о судебном пересмотре в эти суды, утверждая, в частности, что срок его содержания под стражей, предусмотренный в ст. 108 Уголовно-процессуального кодекса, истек 27 апреля 2004 г. Большая часть жалоб и заявлений, направленных заявителем в суды, были либо возвращены заявителю и его адвокату или переданы в прокуратуру г. Санкт-Петербурга.

14 марта 2005 г. жалоба заявителя, поданная в Куйбышевский районный суд, была удовлетворена. Суд отменил меру пресечения в форме содержания под стражей, примененную в отношении заявителя, и он был освобожден из-под стражи. В удовлетворении кассационной жалобы, поданной прокурором на решение суда, было отказано 14 апреля 2005 г.

Обращение в Европейский Суд

Заявитель жалуется по ст. 3 Конвенции на то, что его экстрадиция в Туркменистан подвергла бы его реальному риску подвергнуться пыткам, бесчеловечному и унижающему обращению.

Заявитель также оспаривает законность его задержания с целью последующей экстрадиции. Он ссылается на ст. 5(1) Конвенции и утверждает, что его содержание под стражей было незаконным в соответствии с национальным законодательством и международными нормами, поскольку не было запроса об экстрадиции из Туркменистана, равно как и оснований для таковой. Заявитель утверждает, что решения национальных судов об оставлении его под стражей не были мотивированными и не содержали информации о характере разбирательства в отношении его в Туркменистане. Он также утверждает, что его арест был незаконным, поскольку он был вызван в паспортно-визовую службу в связи с вопросами, связанными с его гражданством, и не было причин полагать, что он попытается скрыться.

Заявитель также утверждает, что он не был надлежащим образом уведомлен о причинах ареста в нарушение ст. 5(2) Конвенции, и что отказ его адвокатам в ознакомлении с относящимися к делу документами является нарушением ст. 5(4). Также заявитель утверждает, что ст. 5(4) была нарушена и ввиду затруднений и задержек при его попытках добиться пересмотра законности его содержания под стражей перед судом.

Поделиться: