Процесс о нападении на Нальчик в 2005 году: адвокат "Мемориала" требует прекратить уголовное преследование Казбека Будтуева

22.04.2010

19 апреля 2010 года Конституционный суд России отклонил жалобу на неконституционность закона о том, что обвиняемые по статьям о терроризме, организации массовых беспорядков и пр., не имеют права на рассмотрение их дела судом присяжных. Жалоба подавалась в том числе и адвокатом обвиняемых по

19 апреля 2010 года Конституционный суд России отклонил жалобу на неконституционность закона о том, что обвиняемые по статьям о терроризме, организации массовых беспорядков и пр., не имеют права на рассмотрение их дела судом присяжных. Жалоба подавалась в том числе и адвокатом обвиняемых по нападению на государственные органы г. Нальчик (Кабардино-Балкария) 13 октября в 2005 году.

Изначально дело должно было рассматриваться коллегией присяжных. Однако в январе 2009 года в силу вступил закон об отмене суда присяжных по делам, связанным с терроризмом, и в марте 2009 года дело о нападении на Нальчик начала рассматривать коллегия из трех судей.

В настоящий момент судебный процесс продолжается.

Двоих из 58 подсудимых - Казбека Будтуева и Расула Кудаева - в судебном процессе защищает адвокат Правозащитного центра "Мемориал". ПЦ "Мемориал" считает, что эти люди не виновны в инкриминируемых им преступлениях. Расул Кудаев, будучи серьезно болен после возвращения домой в Нальчик из тюрьмы в Гуантанамо, не мог передвигаться без посторонней помощи и, следовательно, даже при желании не имел физической возможности участвовать в нападении. О Казбеке Будтаеве см. ниже.

Еще нескольким подсудимым "Мемориал" предоставил юридическую помощь в связи с применением пыток по отношению к ним. Были поданы жалобы в Европейский Суд по правам человека.

В настоящее время идет допрос свидетелей и потерпевших по эпизоду нападения на отдел внутренних дел (ОВД-2) г. Нальчика. По этому объекту есть единственный подсудимый - Казбек Будтуев.

"Мемориал" считает, что доказательная база обвинения несостоятельна, а материалы дела сфальсифицированы. Адвокат требует прекращения уголовного дела в отношении Казбека Будтуева и его освобождения из-под стражи.

В справке (см. ниже) изложены аргументы обвинения и защиты в отношении Будтуева, а также механизм фальсификации уголовного дела.

"Мемориал" о деле о нападении на г. Нальчик в 2005 году см. на сайте

Справка

Версия обвинения

Будтуев Казбек Борисович принял активное участие в преступном сообществе, созданном для совершения тяжких и особо тяжких преступлений, и виновен в совершенных в составе преступного сообщества бандитизме, вооруженном мятеже, террористическом акте, посягательствах на жизнь сотрудников правоохранительных органов и военнослужащих, убийствах граждан, неправомерных завладениях транспортными средствами без цели хищения (угонах), хищении и покушении на хищение огнестрельного оружия и боеприпасов, а также незаконном обороте огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств. То есть 13 октября 2005 года Казбек Будтуев совместно с другими лицами принял участие в нападении на г. Нальчик, в частности на ОВД-2.

Доказательства, на которые ссылается обвинение:

1. Показания подозреваемого Караева З.Т. от 18 октября 2005 года, где он говорит о своем участии в событиях 13 октября, а также об участии Казбека Будтуева.

2. Показания обвиняемого Караева З.Т. от 27 октября 2006 года, в которых он полностью признал свою вину в совершении преступлений, предусмотренных ч.2 ст.210, ч.2 ст.209, ч.3 ст.222 УК РФ.

3. Психофизиологическая экспертиза в отношении Караева З.Т.

4. Психофизиологическая экспертиза в отношении Будтуева К.Б.

5. Явка с повинной Караева З.Т. от 10 ноября 2005 года (фактически задержан 13 октября 2005 года).

6. Показания свидетелей из числа сотрудников правоохранительных органов (допрашивали Караева на этапе предварительного расследования, в том числе с применением пыток), которые поясняют, что со слов Караева З.Т. им известно, что тот был участником событий 13 октября совместно с Будтуевым К.Б.

Обстоятельства дела, связанные с показаниями Зелимхана Караева
(на основе показаний Караева, в том числе данных в судебных заседаниях 12 и 13 апреля 2010 года)

13 октября 2005 года около 10:00 Зелимхана Караева разбудила его мать Фуза Караева. Она сказала, что в городе стреляют, а отец уехал с сестрой в школу за детьми, они задерживаются и на звонки не отвечают. Зелимхан встал, оделся и поехал на маршрутном такси в школу, которая находилась на углу улиц Пачева и Ногмова. В маршрутном такси вместе с ним ехали мать его друга Марица Кумехова, его сосед Тима и другие незнакомые люди. Маршрутка доехала только до ГКЗ «Форум» на улице Ногмова. Дальше дорога была перекрыта сотрудниками милиции. Зелимхан Караев вышел из машины и направился вверх по улице Ногмова. В ту же сторону шли сотрудники милиции и солдаты.

Силовики шли медленно, осторожно. Караев спешил, опасаясь за судьбу сестры и детей, поэтому он обогнал милиционеров. Около Дома радио, на углу улиц Пушкина и Ногмова, Зелимхан увидел двух сотрудников милиции. Один из них прятался за деревом, второй сидел на ступеньках у входа в Дом радио. Караев сказал, что ему необходимо пройти в школу. Из Дома радио тут же выбежали сотрудники милиции и, избивая Зелимхана, затащили его в здание.

В Доме радио около восьми милиционеров стали бить Караева прикладами автоматов, руками и ногами. Караев не может сказать точно, как долго его избивали. После избиения Зелимхана связали его же кожаным ремнем. Караев считает, что его избили и связали за то, что у него была борода.

Караева обыскали, вытащили у него из карманов телефон и маленький молитвенник под названием «Деяния» (впоследствии сотрудники милиции будут называть эту книжку «правилами поведения боевика»). Кроме молитвенника и небольшой суммы денег (около 50 рублей), у Зелимхана ничего не было. Обнаружив молитвенник, сотрудники милиции начали называть Караева «ваххабитом». Они по одному и по двое начали топтать ногами связанного Караева. Один из милиционеров в результате повредил себе пятку и был признан потерпевшим по делу.

После этого Караева подняли на второй этаж, посадили на пол и начали угрожать физической расправой. Говорили, что застрелят и выкинут на улицу, что там уже много трупов: "Одним больше, одним меньше – никто разбираться не будет". От Зелимхана требовали, чтобы он сознался, что является одним из нападавших. От избиений и издевательств Караеву становилось плохо, он терял сознание, но его обливали водой, приводили в чувство и продолжали издеваться.

Милиционеры говорили, что вызовут «скорую помощь», только если Караев скажет, что он - один из нападавших. Желая прекратить избиения, в надежде, что в больнице он сможет  объяснить, как все было на самом деле, Караев согласился признать участие в нападении. Как его увозили на «скорой», Караев не помнит, так как потерял сознание. Очнулся он только в больнице через несколько дней после этих событий.

Из больницы Караева хотели увезти сотрудники ФСБ, но врачи не позволили этого сделать, так как он был в тяжелом состоянии. В середине октября в больницу пришел оперативник с какими-то документами. Он вывел всех из палаты Караева. Затем, перекрывая клапан трубки, идущей Караеву в легкое, и по-всякому издеваясь над ним, оперативник заставил Зелимхана подписать бумаги, в которых говорилось, что тот принимал участие в нападении на 6-ой отдел. Сам Караев бумаг не читал, об их содержании узнал только со слов оперативника.

17 или 18 октября милиционеры отвезли Караева из больницы в 6-ой отдел. Самостоятельно Зелимхан передвигаться не мог. Милиционерам приходилось буквально носить его на руках. Караева подняли на второй этаж, занесли в кабинет, усадили на стул. Затем снова потребовали признаний, что он принимал участие в нападении, но только уже не на 6-ой, а на 2-ой отдел милиции. Караев пытался рассказать правду, говорил, что он не боевик, что 13 октября он ехал в школу за племянниками, но его не хотели слушать. Милиционеры били Караева по ногам, по телу не били, так как начальник запретил бить по жизненно важным органам, сказав, что Зелимхан может умереть. В кабинете с Караевым было около шести милиционеров.

Через некоторое время в кабинет зашел человек, представившийся заместителем министра Бетугановым. Он попросил всех выйти из кабинета. Оставшись наедине с Караевым, он сказал ему, что выбросит его из окна и ему за это ничего не будет. Бетуганов объяснил Караеву, что его единственная возможность выжить – признать, что он – один из боевиков, нападавших на правоохранительные органы. Угрозу Зелимхан воспринял реально. Он понимал, что милиционерам нужна не правда – им нужны «боевики». Караев оговорил себя и подписал все документы.

Милиционеры показывали ему на телефоне фотографии убитых людей. На одной из них, как показалось Караеву, был труп человека, очень похожего на его знакомого, Казбека Будтуева. Караев сообщил об этом сотрудникам милиции. Тогда оперативник начал заставлять Зелимхана писать объяснительные, текст которых сочиняли вместе. Несколько раз оперативник выходил из кабинета с документом, видимо, кому-то его показывал, затем возвращался и заставлял переписывать. Объяснительную переписывали четыре раза.

После этого Зелимхана отвели в кабинет следователя. Оперативник отдал тому бумаги (как понял Караев, среди них была и его объяснительная). Следователь перепечатал документы на компьютере, самого Зелимхана почти ни о чем не спрашивал. В этих показаниях Караев оговорил себя, Казбека Будтуева и других людей, некоторых из которых знал со школы. Караев также опознал некоторых убитых. Кроме того, в показаниях Караева были указаны фамилии незнакомых ему людей.

В конце допроса в кабинет вошла пожилая женщина, которая представилась (имени ее Караев не запомнил) и сказала, что она адвокат. Зелимхан подписал при ней несколько документов, она также расписалась на них. Впоследствии этого "адвоката" Караев больше не видел. При избрании меры пресечения в суде был другой адвокат (его имени Зелимхан тоже не помнит), которого Караев тоже видел всего один раз.

Когда Караев лежал в больнице, в конце октября или в начале ноября 2005 года, к нему приехал адвокат Азнаур Абреков вместе со следователем по фамилии Сердюк. Зелимхан рассказал им, что не участвовал в нападении, что его пытали и принудили дать ложные показания. Через несколько дней после этого к Караеву приехали двое оперативников. Они угрожали Зелимхану насилием, говорили, что вывезут его из больницы (куда – не говорили), требовали, чтобы он и дальше признавал свою вину. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, в результате насилия, примененного в отношении Караева, его здоровью был причинен тяжкий вред.

После того как Караева привезли из больницы в СИЗО, он узнал от следователя, что Казбек Будтуев жив, задержан и между ними будет проведена очная ставка. Во время очной ставки Караеву впервые был предоставлен защитник и к нему не применяли насилие. В ходе очной ставки Караев рассказал, что оговорил Будтуева и себя и единственная правда в его показаниях – то, что Казбек Будтуев показывал ему листовку, распечатанную из интернета. При этом Будтуев не агитировал, а просто показал листовку со словами: «Смотри, что пишут».

Летом 2006 года Караеву предложили пройти проверку на детекторе лжи, сказали, что после этого отпустят. Адвокатов при прохождении полиграфа не было. К пальцам рук, к грудной клетке и к ноге Караева присоединяли провода, потом задавали вопросы, на которые нужно было отвечать утвердительно или отрицательно.

В октябре 2006 года семерых человек, включая Казбека Будтуева и Зелимхана Караева, вывезли из СИЗО в 6-ой отдел. Там каждому из них по отдельности предложили амнистию, если они признают, что у них было оружие и они причастны к событиям 13 октября 2005 года. Караеву сказали, что все остальные задержанные согласились, в том числе и Будтуев. Учитывая, что на кону была свобода, Караев согласился оговорить себя и других. На следующий день его и остальных, кто согласился на сделку, отпустили. Будтуев же документы не подписал, свою вину не признал и остался в заключении.

В своем заявлении Зелимхан Караев пишет, что не участвовал в событиях 13 октября 2005 года и не причастен к ним – так же, как и Будтуев. Все показания, в которых он признает себя виновным, даны им под принуждением милиционеров, которые чудовищно пытали его и издевались над ним. Последние показания он дал в обмен на свободу.

Обстоятельства дела, связанные с Казбеком Будтуевым, и доводы в пользу его невиновности

13 октября 2005 года Казбек Будтуев весь день был дома. Когда начались взрывы и стрельба, он вышел на улицу. Там уже было много людей, в том числе соседи и знакомые Будтуева, которые тоже вышли на улицу, услышав стрельбу. Более десяти свидетелей дали показания о том, что утром 13 октября 2005 года Будтуев был с ними на улице возле дома, и полностью подтверждают показания Будтуева, данные им в ходе предварительного расследования по уголовному делу.

Утром 24 октября 2005 года милиционеры приехали к Будтуеву домой и задержали его. При задержании Будтуев сопротивления не оказывал, сотрудники милиции насилия не применяли. Будтуева доставили в здание УБОП МВД КБР. Здесь его пытали, принуждая дать показания, нужные оперативникам. Той же ночью сотрудники УБОП доставили Будтуева в реанимационное отделение городской клинической больницы г. Нальчика в критическом состоянии, с множественными ушибами живота, грудной клетки, с повреждением почек и печени. В больнице с Будтуевым все время находились сотрудники УБОП. Они ни с кем не позволяли ему общаться, держали прикованным наручниками к кровати.

Официальный протокол задержания был составлен только 7 ноября, фактическое время и дата задержания указаны не были.

В ходе многочисленных допросов под пытками Будтуев ни разу не оговорил себя или других. В показаниях он рассказал лишь то, что ему было известно и что происходило на самом деле. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, в результате насилия, примененного в отношении Будтуева, его здоровью был причинен тяжкий вред.

Была проведена очная ставка между Будтуевым и Караевым. Последний подтвердил показания Будтуева и рассказал, что оговорил его под физическим и психологическим воздействием сотрудников правоохранительных органов.

В июле 2006 года в отношении Будтуева провели психофизиологическую экспертизу. Фактически эта экспертиза представляла собой не что иное, как проверку полиграфом. При проведении экспертизы защитника в помещении не было. Заключалась экспертиза в следующем: к телу Будтуева присоединили провода, затем стали задавать вопросы, касающиеся событий 13 октября, в частности местонахождения Будтуева и его действий в тот день; на каждый вопрос было подготовлено по четыре варианта ответа, Будтуев должен был озвучивать их, а эксперт с помощью полиграфа определял реакцию на каждый ответ. В результате проведенной экспертизы якобы было установлено, что Будтуев причастен к событиям 13 октября 2005 года.

По нормам уголовно-процессуального законодательства, заключение полиграфа не является доказательством по уголовным делам и может служить только вспомогательным элементом при проведении тех или иных следственных действий. Полученные же результаты были представлены как «психофизиологическая экспертиза».

Только прибегнув к такой хитрости, следователи смогли предоставить доказательства своей версии. Других доказательств причастности Будтуева к событиям 13 октября 2005 года нет.

В октябре 2006 года семерых обвиняемых по уголовному делу, в том числе Казбека Будтуева и Зелимхана Караева, вывезли из СИЗО в 6-ой отдел. Там им предложили амнистию при условии, что они признаются, что участвовали в событиях 13 октября 2005 года. Казбек Будтуев отказался клеветать на себя и других даже в обмен на свободу.

В ходе судебного процесса допросили часть из тридцати свидетелей, подтверждающих алиби Будтуева. Несмотря на это, уголовное преследование в отношении него прекращено не было.

В настоящее время в Верховном суде КБР продолжается рассмотрение доказательств государственного обвинения по эпизоду нападения на ОВД-2 г. Нальчика. После этого адвокат "Мемориала" намерен просить об изменении порядка исследования доказательств, представить суду доказательства невиновности Казбека Будтуева, в том числе показания тридцати свидетелей, подтверждающих его алиби. После исследования доказательств защиты адвокат "Мемориала" намерен заявить ходатайство о прекращении уголовного преследования Казбека Будтуева.

Фактические обстоятельства, связанные с Будтуевым и Караевым, описанные выше, подтверждаются показаниями свидетелей, заключениями судебных медицинских экспертиз, иными медицинскими документами, показаниями Будтуева и Караева, протоколами следственных действийие). и другими материалами уголовного дела, в которых отсутствуют дела доказательства причастности Будтуева и Караева к событиям 13 октября 2005 года.

Программа: Горячие точки
Программа: Поддержка политзеков

13 октября 2005 года несколько групп вооружённых людей совершили серию нападений на правительственные учреждения в столице Кабардино-Балкарии Нальчике.

Программа: Поддержка политзеков

Кудаев Расул Владимирович родился 23 января 1978 года в п. Заречный Прохладненского района Кабардино-Балкарии, проживал в п. Хасанья города Нальчик, по обвинению в преступлениях, предусмотренных п.п. «а», «е», «ж», «з» ч. 2 ст.