ПЦ «Мемориал» незаконно ликвидирован. Сайт прекратил обновляться 5 апреля 2022 года

Права человека в Туркменистане: взгляд изнутри

17.11.2008

ПЦ «Мемориал» получил письмо из Туркменистана, датированное маем 2003 г. Автор письма приводит конкретные факты, касающиеся ситуации в пенитенциарных учреждениях, ограничений свободы выбора места жительства и незаконных действий властей в отношении имущества граждан. Ниже приводится

ПЦ «Мемориал» получил письмо из Туркменистана, датированное маем 2003 г. Автор письма приводит конкретные факты, касающиеся ситуации в пенитенциарных учреждениях, ограничений свободы выбора места жительства и незаконных действий властей в отношении имущества граждан.

Ниже приводится фрагмент этого письма:

«В тяжелейшем положении находятся осужденные по обвинению в попытке государственного переворота 25 ноября 2002 г. и их родственники. Некоторые из них в настоящее время содержатся в тюрьме г.Туркменбаши. Органы внутренних дел приняли беспрецедентные меры по охране этого учреждения. Тюрьма дополнительно обнесена двумя рядами колючей проволоки, для ее охраны выделен еще один батальон внутренних войск, военнослужащие которого несут круглосуточное дежурство вокруг учреждения и внутри его. Здоровье всех узников подорвано нечеловеческими условиями содержания, созданными в этой тюрьме, где, по описаниям самих заключенных, «люди мрут как мухи».

Многие из тех, кто в результате избиений и пыток во время следствия и суда дали «признательные показания», стали инвалидами и вряд ли долго выдержат тяжелейшие условия содержания в тюрьме.

Осужденные за события 25 ноября являются особой категорией заключенных. Они содержатся в камерах смертников (то есть в камерах, в которых раньше содержались заключенные, ожидавшие этапирования к месту исполнения смертного приговора). Работники тюрьмы жестоко обращаются с ними. Например, просьба об оказании медицинской помощи рассматривается как злостное нарушение правил отбывания наказания. Так, Ыклымов М., который уже является калекой (выбит глаз и сломана рука), с 16 по 23 апреля 2003 г. содержался в карцере за «нарушение режима». «Нарушение» состояло в том, что он написал на имя начальника тюрьмы заявление с просьбой поместить его в медпункт для лечения. Сейчас Ыклымов лежит в камере в тяжелом состоянии… В не лучшем положении находятся и родственники осужденных. Они не имеют никакой информации о своих близких и родных. Свидания, положенные по закону, им не предоставляются без каких-либо объяснений, также им отказывают в приеме передач для заключенных-родственников.

Все родственники осужденных по делу о покушении на жизнь Туркменбаши (помимо тех, кто тоже осужден) изгнаны с работы только за то, что они – родственники «врагов народа», дети отчисляются из учебных и воспитательных заведений. Такая участь, например, постигла всю семью осужденного Аннасахедова А. - бывшего работника МНБ Туркменистана Его жена уволена с работы, сын отчислен из университета и даже 5-летнего ребенка выгнали из детского сада.

Пенитенциарные учреждения, которые были более или менее разгружены в результате акта о помиловании, быстро заполняются новыми заключенными. Полная «разгрузки» спецучреждений не была достигнута, так как в колониях содержалось больше осужденных, чем положено по нормам. Многие бывшие заключенные, освобожденные по указу президента о помиловании, снова попали на нары, хотя не совершили никаких преступлений. Правоохранительные органы объясняют это тем, что указанные лица были освобождены по ошибке. Только в столице страны таких - более 70 человек, а всего по Туркменистану – более 300. Так, жители г.Ашхабада Аннамамедов Б. и Сеидов Р., осужденные в 1999 г. по дежурной статье «мошенничество» на 5 годам лишения свободы, недавно были освобождены по помилованию, но спустя 3 недели были снова задержаны и без объяснений водворены в исправительные колонии.

До сих пор содержится в спецколонии в пос.Акдаш бывший сотрудник газеты «Нейтральный Туркменистан» Николай Герасимов, который тоже был осужден по статье «мошенничество» (недавно Герасимов был освобожден – Прим. ПЦ «Мемориал»). Согласно законодательству в 2002 г. к нему должно было быть применено «условно досрочное освобождение». Для того, чтобы оставить его за решеткой, администрация колонии регулярно помешала его в ШИЗО за «нарушение правил содержания и отбывания наказания в спецколонии», что по закону является препятствием для его досрочного освобождения. Не исключено, что администрация спецколонии может обвинить его в совершении нового преступления и на этом основании снова и снова бесконечно продлять срок заключения. Такое часто практикуется в исправительных учреждениях Туркменистана. Подобный случай произошел, например, в колонии г.Туркменабата (Чарджоу) с осужденным в 1994 г. Сагателовым. В апреле 2003 г. за один день до истечения срока заключения ему в камеру под подушку подбросили наркотики, и он снова оказался на скамье подсудимых. Ему грозит не менее 8 лет лишения свободы за приобретение и хранение наркотических веществ с целью реализации. Хотя на самом деле он ничего подобного не совершал, он бессилен противостоять произволу администрации учреждения.

Продолжается нарушение прав граждан Туркменистана на жилье и выбор места жительства. Так, например, граждане, прописанные в регионах Туркменистана, не имеют право покупать жилье в г.Ашхабаде. Такое положение имеет место и в г.Туркменбаши. По распоряжению хякимов этих городов лица, не прописанные в черте города, не имеют права покупки жилья в городе и не имеют права проживать в этом городе. Даже в случае, если кто-то женится или выходит замуж за человека, проживающего в одном из этих городов, супруг не прописывается, т.е. не имеющий прописки в этом городе не имеет права быть прописанным по месту жительства второго супруга. Более того, не будучи прописанными в городе по месту жительства одного из супругов эти люди теряют право на получение работы, так как по закону не имеют права устраиваться на работу без прописки в той же местности. Периодически сотрудники полиции собирают лиц, не имеющих прописки в этих городах, и группами отправляют на их место постоянной прописки. Объясняют это тем, что эти лица – потенциальные преступники. По официальным данным, 80% преступлений в Ашхабаде (в основном это – кражи, разбои и распространение наркотиков) совершают приезжие. Наркоторговлей все больше занимаются молодые женщины-туркменки. Также женщины, приезжающие в столицу из других регионов, занимаются проституцией. Президент Туркменбаши в одном из своих выступлений в сентябре прошлого года публично (по телевизору) назвал женщин Ташаузского велаята проститутками. Это вызвало негативный резонанс по всей стране, до сих пор идут разговоры об этом среди жителей республики.

Все женщины, обвиняемые в реализации наркотиков, на судах заявляют, что наркоторговлей они занялись от безысходности положения, так как они не могут найти работу у себя в районе или городе, даже те, кто работает, не могут получить заработанные своим трудом деньги, потому что на счету предприятий, колхозов нет средств. В результате женская колония в г.Ташаузе, которая в советское время пустовала, в настоящее время переполнена, большинство заключенных в ней осуждена за преступления, связанные с наркотиками.

Без каких-либо компенсаций и выплат отбираются у людей жилье и гаражи. Так, в г.Туркменбаши в этом году снесены 90 гаражей, законно принадлежавших гражданам города. Только одного слова президента оказалось достаточно, чтобы начать снос целого поселка, находящегося в пустынной местности в 10 км от г.Туркменбаши. Этот поселок называют 7-ым аулом. Там около 100 домов, в которых проживает более 500 человек, в основном, казахов. В начале апреля 2003 г. президент Ниязов прилетел в г.Туркменбаши на отдых и, пролетая над этим поселком на вертолете, сказал, что дома внизу выглядят очень бедно, и это, мол, Туркменистану не к лицу. Президент тут же распорядился снести указанный поселок. Действительно, поселок этот выглядит полуразрушенным. Его жители не имеют денег, чтобы строить хорошие дома или ремонтировать их. Теперь их село будет снесено, а люди - выброшены на улицу, так как власти не собираются предоставлять им ни нового жилья, ни компенсации...»

Поделиться: