Последнее слово подсудимого Расула Кудаева

27.08.2014

Правозащитный центр «Мемориал» продолжает следить за судебным процессом по «Делу 58-ми» о нападении на государственные учреждения в Нальчике 13 октября 2005 года, которое рассматривает Верховный суд Кабардино-Балкарской Республики. 19 декабря 2013 года на процессе начались выступления подсудимых

Правозащитный центр «Мемориал» продолжает следить за судебным процессом по «Делу 58-ми» о нападении на государственные учреждения в Нальчике 13 октября 2005 года, которое рассматривает Верховный суд Кабардино-Балкарской Республики. 19 декабря 2013 года на процессе начались выступления подсудимых с последним словом.

23 декабря 2013 года с последним словом выступил подсудимый Расул Кудаев [1].  Мы приводим текст выступления полностью:

Я хотел бы в письменном форме подготовить. Мы не успели то, что было рукой написано, распечатать. А так хотел бы сказать следующее.

Событие произошло 13 числа 2005 года. Нас забрали, собрали обвинения. Это понятно. На сегодняшний день в итоге просто много из братьев наивно думают, что в уголовном деле кто-то не разобрался. Разобрались. Нормально разобрались. Справедливость, несправедливость — это видно будет, когда суд вынесет решение. Я, например, прощения просить ни у кого не собираюсь, потому что за собой вины не чувствую. Даже не то, что не чувствую, а вины у меня нет. Адвокаты разобрались в материалах уголовного дела и суду показали: то, что пыталась показать сторона обвинения, доказательства - это все сфабриковано. По-моему, четко и ясно разложили.

Меня обвиняют, что я был там-то и там-то. Есть голословные утверждения, доказательства этого отсутствуют. В большей степени есть  доказательства тому, что меня в этих событиях не было и причастности к ним я не имею. Убийства были? Были. Но кто именно убивал, тоже не доказано. Нет оружия, из которого убивали, нет отпечатков пальцев на этом оружии, нет фотографий, нет свидетелей, которые говорили бы, что вот Кудаев давал приказы или Кудаев убивал такого-то человека из такого-то оружия. Ни свидетелей, ни оружия — ну, нет этих доказательств! Почему так образно сейчас сидит прокуратура и выносит такие обвинения? Суд – это середина. Еще есть понятие такое у судей – это личное убеждение, или внутренне убеждение. Я не думаю, что из-за этих обстоятельств, что они сумели обоснованно убедить суд в этих доказательствах.

Есть слова в показаниях братьев, пусть Аллах нас всех простит, но при таких обстоятельствах, при таких пытках, что признала сторона обвинения, что эти пытки применялись. Кстати, по-моему, тогда прокурор Чибинева недовольна была некоторыми адвокатами, что они заявления и жалобы писали. Но все-таки признали эти пытки. Я не думаю, что суд оставит такие моменты без внимания. Теперь эти слова - они были выбиты. Кроме этих показаний, выбитых показаний, никаких доказательств нет. Трупы есть, убитые есть. По отношению к которому из обвиняемых есть прямые доказательства - да, вот этот убил, из такого оружия и так далее? Есть эти доказательства? Нет. Доказали некоторые обстоятельства, что сотрудник убил сотрудника, почему его не посадили?

Да, тут было много споров, неуважение к суду и так далее. Хорошо. А кто к нам проявляет это уважение? Восемь лет человек сидит, восемь лет человек пишет, как оно есть. А ответ какой? Ты – нелюдь. То, что ты пишешь — это все пустая бумага. Это уважение к человеку? Как мы можем требовать у человека уважение, если мы его самого не уважаем? Надо же человека уважать. Мы не рабы, чтоб, когда нас били, мы просили бы еще и прощения. Каждый из нас – это личность. И каждую личность нужно уважать. Я понимаю, там, человек не местный, залетный, приехал, что-то подмахнул и уехал. Но здесь, в КБР, люди не какие-то необразованные или которые соображать не умеют. Не меньше вас соображают здесь.

Судья: Подсудимый Кудаев, в последнем слове обращайтесь к суду. И высказывайтесь уважительно о всех участниках процесса. Слушаем Вас.

Кудаев Расул: У меня конкретно было по уголовному делу. Просто переписать не успели.

Судья: До удаления суда в совещательную комнату у Вас еще будет возможность в письменном виде передать составу суда свои предложения по тому решению, которое будет приниматься в совещательной комнате.

Кудаев Расул: Про 210 статью[2] — она не доказана. Обращаю внимание суда: хоть юридически, хоть не юридически – она не доказана. И ко мне она не применяется. То, что вы пожизненное запросили, альхамдулиЛляхь, даже не буду отвечать. Окончательное решение – оно от Аллаха. Аллах в этой жизни дал нам выбор: совершать зло и совершать добро. Мы всегда выбираем, и мы всегда в ответе за каждый наш шаг. Не надо забывать про Последний день, когда с нас будет ответ. Я до этого никак не мог свои мысли выразить, потому что возможности не было такой. В любом случае, окончательное решение будет за Аллахом. Больше мне нечего сказать. Просто еще раз хотел бы обратиться к суду, рассмотреть в уголовном деле доказательства. Просто взвесить, где больше вероятности правды. В принципе, вы уже для себя разобрались. Если на вас давление не окажут, иншаАллах, то многие отсюда выйдут. На этом у меня все. 

[1]           Обвинение просит суд приговорить Расула Кудаева к пожизненному сроку лишения свободы

[2]             Ст. 210 УК РФ – «Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем»

Программа: Горячие точки
Программа: Поддержка политзеков

13 октября 2005 года несколько групп вооружённых людей совершили серию нападений на правительственные учреждения в столице Кабардино-Балкарии Нальчике.

Программа: Поддержка политзеков

Кудаев Расул Владимирович родился 23 января 1978 года в п. Заречный Прохладненского района Кабардино-Балкарии, проживал в п. Хасанья города Нальчик, по обвинению в преступлениях, предусмотренных п.п. «а», «е», «ж», «з» ч. 2 ст.