О визите Уполномоченного по правам человека в РФ в Чеченскую Республику

03.10.2017

Чеченские силовики показали Т.Москальковой вместо исчезнувших людей их братьев

С 19 по 21 сентября 2017 года в Чеченской Республике находились Уполномоченный по правам человека в РФ Т. Н. Москалькова и несколько сотрудников её аппарата. Одновременно в республику приехали заместитель Генерального прокурора РФ Иван Сыдорук и заместитель Председателя СК РФ Борис Карнаухов.

Т.Москалькова не скрывала, что главной причиной её приезда в Чечню стал «список, составленный из нескольких источников: из публикации „Новой газеты“, а также из индивидуальных и коллективных обращений людей». Речь идет о списке предполагаемых жертв внесудебных казней, совершенных в Чечне зимой-весной 2017 года. О ряде таких фактов ПЦ «Мемориал» также направлял сведения в аппарат Уполномоченного.

Всего, по словам Москальковой, в её списке значился 31 человек. Основой этого списка стали опубликованные 10 июля 2017 года «Новой газетой» сведения в статье «Это была казнь» о 27-ми людях, которые были тайно бессудно казнены в Грозном сотрудниками МВД по ЧР.

Ранее это издание сообщало о репрессиях, развернутых в Чечне против геев и об убийстве на этой почве нескольких человек. В результате журналисты ряда изданий, не разобравшись в ситуации, стали ошибочно сообщать о том, что в «списке 27-ми» якобы присутствуют люди, преследуемые за «нетрадиционную сексуальную ориентацию». Это не верно: все люди из этого списка подозревались в участии в незаконных вооруженных формированиях или связи с ними.

ПЦ «Мемориал», в свою очередь, собирал и публиковал дополнительную информацию о людях из «расстрельного списка».

3 августа мы сообщили, что как минимум 25 человек из 27-ми, фигурирующих в «расстрельном списке» «Новой газеты», были задержаны сотрудниками правоохранительных органов ЧР в декабре 2016 года и январе 2017 года, и что после этого никто из родственников живыми их не видел.

А 8 сентября Правозащитный центр «Мемориал» впервые получил из официальных источников подтверждение смерти одного из них. Следственное управление СК РФ по ЧР ответило нам, что Исмаил Шадидович Бергаев скончался ещё 20 декабря 2016 года в Республиканской клинической больнице скорой медицинской помощи (она же 9-я городская больница) г. Грозный от ранений, полученных в ходе боестолкновений с сотрудниками правоохранительных органов. С января 2017 г. «Мемориал» добивался официального ответа на вопрос о местонахождении задержанных 17 декабря 2016 года трех участников нападения на полицейских — Асхабе Юсупове, Исмаиле Бергаеве и  Мадине Шахбиевой. Безрезультатно. Нам сообщили только, что А.Юсупов и И.Бергаев являются фигурантами уголовного дела. Мать Бергаева в своем обращении в нашу организацию 20 июля с.г. писала, что вскоре после задержания её сына сотрудники полиции заявили его родным — Исмаил легко ранен и находится в 9-й горбольнице Грозного. После этого семья Бергаева не имела о нем никаких сведений. Это обращение мы тоже передали в аппарат Уполномоченного по правам человека в РФ.

И вот, через семь месяцев, лишь после того, как Т.Москалькова заявила, что будет проверять данные о бессудных казнях в Чечне, вдруг «выяснилось», что Бергаев, оказывается, умер от ран через три дня после задержания.

***

По завершении визита Т.Москальковой в Чечню в СМИ появились сообщения (также здесь) о том, что накануне её приезда сотрудники правоохранительных органов Чечни запугивали родственников 27-ми похищенных и предположительно убитых людей. Тем из них, кто обращался с жалобами в различные инстанции, в том числе и в аппарат уполномоченного по правам человека в РФ, угрожали расправами.

Правозащитный центр «Мемориал» подтверждает эти сообщения. Действительно, по нашим сведениям, родных пропавших людей доставляли в районные отделы полиции, где предупреждали, что если они посмеют жаловаться Москальковой или её сотрудникам в ходе её визита в республику, то на их семьи падет жестокая кара. Всех инструктировали, что если к ним придут с вопросами «люди Москальковой», то следует отвечать — никто из членов семьи похищен не был.

Визит Уполномоченного по правам человека в РФ начался с совещания, прошедшего в офисе республиканского Уполномоченного по правам человека в ЧР Нурди Нухажиева. В нем участвовали руководители республиканского МВД, прокуратуры, следственного управления СК РФ, заместители Генерального прокурора РФ и Председателя СК РФ.

Дальнейшая работа делегации проходила в постоянном тесном контакте с силовиками. Все выезды и встречи проводились под контролем, в присутствии или при содействии силовых структур республики.

Там же, в офисе Н.Нухажиева, была проведена и встреча с представителями правозащитных организаций Чечни, большинство из которых являлись членами Совета при главе ЧР по развитию гражданского общества и правам человека. Представители ПЦ «Мемориал» на эту встречу приглашены не были. На встрече поднимались разные, в том числе и важные вопросы: поиск похищенных и пропавших без вести в ходе Первой и Второй чеченских войн, проблемы людей, чье жилье было утрачено в ходе боевых действий, обсуждался даже вопрос о нарушениях прав граждан, пересекающих административную границу между Ингушетией и Северной Осетией. Но никто из участников этой встречи не упомянул о важнейших проблемах республики — о пытках, о сожжении домов и изгнании семей, о продолжающихся похищениях и исчезновениях людей в нынешней, «кадыровской» Чечне.

Запуганные родственники похищенных людей тоже не обратились к Москальковой и её сотрудникам.

На пресс-конференции, проведенной в Грозном 21 сентября по итогам поездки, Т. Москалькова рассказала журналистам, что к ней привезли двоих молодых людей из расстрельного списка «Новой Газеты» — Шамхана Юсупова и Махму (Мохму) Мускиева. «Мне удалось с ними встретиться. Их привезли сюда в Грозный, я сверила все данные. Этих людей привезли из дома, они занимались домашними делами, были, конечно, недовольны, что их оторвали от дел, но, как говорится, истина дороже!» — процитировала слова Уполномоченного пресс-служба главы ЧР.

Мы не знаем, как проходил разговор Т.Москальковой с этими «привезенными» к ней людьми, что конкретно она у них спрашивала, кто ещё присутствовал при этой встрече, кто передал ей в руки документы Шамхана Юсупова и Махмы Мускиева, догадалась ли она сфотографировать привезенных людей и их документы. По нашим сведениям, силовики привезли к ней двух молодых людей, но не Шамхана и Махму, а их родных братьев. Один из них был двадцатичетырехлетний Мансур Юсупов, другой — кто-то из братьев Махмы, Умар или Абубакар Мускиев. Они, действительно, находятся на свободе. Судьбы же Шамхана и Махмы до сих пор не известны их семьям, проживающим в селах Курчалой и Цоци-Юрт соответственно.

К сожалению, Уполномоченный по правам человека в РФ не заинтересовалась обстоятельствами того, как и почему ранее, в январе 2017 года, семья Мускиевых была вынуждена покинуть свое родное село. Между тем, об этом писали СМИ.

После того, как Махма был задержан силовиками 10 января 2017 г. и обвинен в том, что является «амиром» боевиков, 11 января Кадыров резко высказывался о семье Мускиевых. Он припомнил, что эта семья находится в родственных связях с боевиками Мускиевыми, убитыми ещё в 2000-х годах. Те Мускиевы находились с состоянии кровной мести с рядом «кадыровцев». Мы писали в 2005 г. о зверствах, творимых обеими сторонами.

После этого выступления Кадырова жителей Цоци-Юрта собрали на сход. По замыслу властей сход должен был потребовать выселить Мускиевых (также здесь). Те публично каялись, и неожиданно их односельчане решили не изгонять семью из села. Это вызвало недовольство начальства, и 22 января 2017 г. семья Мускиевых была вынуждена все же покинуть Цоци-Юрт и уехать в Дагестан в Хасавюрт

По нашим сведениям, за неделю до визита Т.Н, Москальковой в ЧР силовики неожиданно разрешили семье вернуться в свой дом в Цоци-Юрте, надолго ли — никто не знает.

Все это должно было бы навести Т. Н. Москалькову на размышления о достоверности того, что «предъявленный» ей якобы Махма Мускиев спокойно занимается домашними делами на свободе в своем селе.

Также Уполномоченный по правам человека в РФ сообщила, что сотрудник её аппарата И.Соловьев, выезжал в села и видел могилы двоих людей из тех, сведения об убийствах которых она приехала проверять в Чечню. Это могилы Абдулкеримова Сайдрамзана Рамзановича и Арби Альтемирова. Эти люди, как сообщили их родственники, умерли своей смертью, один — от гипертонического криза, второй — от сердечного приступа.

Правда состоит в том, что И.Соловьев видел две могилы, а все остальное требует проверки.

Из двоих лишь Абдулкеримов Сайдрамзан находился в «расстрельном списке» «Новой Газеты». ПЦ «Мемориал» сообщал, что он был задержан в ходе спецоперации 9 января 2017 года. Длительное время его судьба была неизвестна родственникам. Прошедшим летом им неофициально сообщили, что он «умер от сердечного приступа». Информации о том, что его тело было выдано родственникам, у нас не было. Возможно, в могиле находится его тело. Если это так, то он был похоронен тайно и не на кладбище его родного Курчалоя, а на кладбище соседнего села Майртуп. По нашим сведениям, никаких традиционных похоронных обрядов его семья не проводила. Надгробный камень на этой могиле не содержит какой-либо надписи, в то время, как на других таких камнях указано, кто похоронен.

Эти обстоятельства тоже должны навести Уполномоченного и сотрудников её аппарата на размышления.

Об Арби Альтамирове «Новая газета» сообщала, как о жертве преследования властями ЧР представителей ЛГБТ. Нам известно лишь то, что его хоронили родственники с соблюдением всех похоронных обрядов на кладбище его родного села Гехи. Они сообщили односельчанам, что тот умер естественной смертью от болезни.

Отметим, что и встреча с родственниками этих людей, и осмотр их могил тоже проходили под контролем силовиков.

Т. Н. Москалькова получила также информацию от чеченских силовиков о судьбе трех задержанных 17 декабря 2016 г. участников нападения на полицейских — Асхабе Юсупове, Исмаиле Бергаеве и  Мадине Шахбиевой.

Все трое, согласно официальной версии, скончались от ран в больнице в один день, 20 декабря. Остаются вопросы. Почему об этом на протяжении девяти месяцев не сообщали семье Юсупова и Бергаева? Почему фигурантами уголовного дела в официальных ответах были названы лишь Юсупов и Бергаев, но не Мадина, которую, согласно нашим данным, в 20-х числах декабря 2016 г. живой передали из больницы её родственникам? Где они захоронены? И, наконец, каковы истинные причины их смерти?

На итоговой встрече с Р. Кадыровым 21 сентября Т. Н. Москалькова демонстрировала свое удовлетворение итогами поездки и полное доверие предоставленным ей сведениям. Глава ЧР, в свою очередь, заявил, что считает главным результатом поездки омбудсмена «установление истины с так называемыми списками, публикуемыми некоторыми СМИ».

Будет ли Уполномоченный по правам человека в РФ проверять ту «информацию», которую ей представили в Чечне? Продолжит ли она работу по проверке сведений о внесудебных казнях в Чечне?

Все возможности для продолжения такой работы у неё есть.

Есть ли желание?

Ближайшее будущее это покажет.

Программа: Горячие точки

В статье «Это была казнь», опубликованной 10 июля 2017 года «Новой газетой