О практике профилактического учета по категории «религиозный экстремист» в Республике Дагестан

05.12.2016

Справка

В настоящее время кампания по профилактике терроризма, развернутая в последние годы органами внутренних дел Республики Дагестан, приобрела формы, очевидно выходящие за рамки закона. Стремясь показать служебное рвение, сотрудники полиции в массовом порядке ставят граждан на профилактический учет. Речь идет о многих тысячах людей, не совершивших никаких преступлений, но включенных в списки по признаку «приверженец ваххабизма» (ПЦ «Мемориал» в ответ на свои обращения неоднократно получал из МВД по РД ответы о том, что такие-то граждане «поставлены на централизованный профилактический учет по категории „ВАХХАБИТ“ обоснованно») или «религиозный экстремист». По сравнению с другими республиками Северного Кавказа, органами внутренних дел Республики Дагестан создана в этой сфере устойчивая незаконная правоприменительная практика, единственный очевидный и прямой результат которой — высокие формальные показатели отчетности о проделанной работе. Однако массовый профилактический учет, заметно ограничивающий права граждан, имеет обратный эффект, поскольку способствует радикализации молодежи, а отнюдь не профилактике экстремизма. Это мнение правозащитных организаций подтверждают и сами сотрудники правоохранительных органов.

***
По сообщению члена Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) Е. Масюк, на встрече с членами Совета 31 мая 2016 г. глава Дагестана Р. Абдулатипов говорил, что на профучете по категории «ваххабизм» в республике состоят 9 тыс. чел. Министр внутренних дел по РД А. Магомедов сообщал о 16 тыс. чел. Согласно проведенному Правозащитным центром «Мемориал» анализу отчетов начальников ряда ОМВД Республики Дагестан, опубликованных в Интернете, общее число таких «подучетных» лиц на конец 2015 г. по самым скромным оценкам составляло не менее 10 тыс. чел.; за следующий год оно значительно увеличилось.

Чтобы попасть на такой учет, достаточно быть однократно задержанным в ходе очередного рейда полиции по «салафитским» мечетям, или носить бороду, или стать жертвой доноса недоброжелателя. На учет можно попасть случайно, став жертвой ошибочного суждения полицейского, или его стремления улучшить показатели своей работы.

Людей, попавших в списки профучета, правоохранительные органы не обвиняют в совершении каких-либо преступлений. Абсолютное большинство из них не привлекались когда-либо к уголовной ответственности. Следствием такой необоснованной постановки на профилактический учет становятся систематические нарушения прав граждан. Им практически невозможно устроиться на работу в бюджетные организации, а зачастую и в частные предприятия, и даже просто снять квартиру. Сотрудники органов внутренних дел регулярно вызывают и доставляют этих людей в отделы полиции, где у них многократно получают письменные объяснения, снимают отпечатки пальцев, берут образцы для проведения ДНК-анализа (как будто результаты дактилоскопии и профили ДНК могут измениться!). Их фотографируют, снимают на видеокамеру. В ряде случаев требуют подстричь бороду или носить другую одежду. Поставленных на профучет регулярно задерживают на постах ДПС, где граждане вынуждены оставаться часами. Их незаконно доставляют в отделы полиции, где требуют писать объяснения — куда и зачем те едут. Нередко в эти процедуры оказываются вовлечены родственники поставленных на профилактический учет. Полицейские посещают школы и детские сады, где находятся дети «профилактируемых», чем создают предвзятое отношение к ним со стороны преподавателей и воспитателей. Участковые уполномоченные МВД необоснованно требуют от попавших в списки профучета заранее оповещать их о любых планируемых дальних поездках как по республике, так и за её пределы, но даже в этом случае человека могут снять с поезда или самолета. Сотрудники полиции нередко наведываются к ним домой.

Каждый такой шаг правоохранителей порождает отчетность, свидетельствующую о ведущейся интенсивной работе. Но в итоге подобная профилактика экстремизма и терроризма выливается в набор бессмысленных и издевательских по отношению к гражданам действий. Более того, эта, по сути, ритуальная активность не только отвлекает сотрудников правоохранительных органов от реального обеспечения правопорядка и от борьбы с вооруженным подпольем, но также заметно обостряет ситуацию в регионе, а в конечном счете играет на руку террористам.

***
При этом сотрудники полиции не дают гражданам вразумительных пояснений по сути предъявляемых претензий, и не выдают никаких официальных документов о постановке на профилактический учет.

Более того, нет никаких объективных критериев, используемых при постановке на учет. Люди, попавшие в списки, не могут узнать, ни почему они туда попали, ни как добиться исключения из списков. Подзаконные нормативные акты МВД, регламентирующие практику профучета, не опубликованы. Более того, как выяснилось в ходе судебных процессов по жалобам граждан на такую практику, эти нормативные акты засекречены.

Такие действия сотрудников полиции нарушают права граждан на свободу и личную неприкосновенность, на свободу вероисповедания, передвижения, на неприкосновенность частной жизни, на получение информации, касающейся прав и свобод граждан. Между тем все эти права охраняются и Конституцией Российской Федерации (ст. 22, 23, 24, 27, 28) и нормами международного права, в частности Конвенцией о защите прав человека и основных свобод (ст. 5, 8, 9).

Важно подчеркнуть, что подчас под подобный профилактический учет подпадают люди, которые реально противостоят экстремизму, например, публично осуждающие терроризм, призывающие молодежь не поддерживать тех, агитирует за уход в ряды НВФ, ссылающиеся при этом на авторитетных исламских ученых. За такие публичные высказывания эти люди получают угрозы от террористов и экстремистов. Одновременно органы МВД по Республике Дагестан ставят их на профилактический учет, как «религиозных экстремистов»!

Граждане пытаются защитить свои права, обращаясь в суды. На декабрь 2016 г. нам известно пять судебных решений о снятии граждан с профилактического учета, когда суд признал, что их постановка на такой учет была не обоснована. Четыре из них вступили в законную силу (1; 2; 3; 4). Еще в нескольких случаях за граждан вступились органы прокуратуры, которые установили, что те были незаконно поставлены на профучет, как экстремисты. В органы МВД Дагестана были внесены соответствующие представления. Однако на настоящий момент не известно ни одного случая, когда бы во исполнение решения суда или представления прокуратуры из органов МВД по Республике Дагестан «профилактируемым» гражданам было бы направлено извещение о снятии их с профучета.

Это проблемой озаботилась и Уполномоченная по правам человека в РФ, которая направляла письма в прокуратуру РД, беседовала с должностными лицами республики об этой практике, нарушающей права человека.
Однако все остается по-прежнему.

***
Мы не ставим под сомнение право и даже обязанность сотрудников полиции вести профилактику правонарушений, включая и учет лиц, склонных, по их оценкам, к совершению правонарушений. Но делать это они должны строго в рамках закона, на основании законных и объективных критериев. Если такой учет каким-то образом затрагивает права граждан, включенных в списки профилактируемых, то алгоритм такого учета должен быть опубликован и строго соблюдаться.

Гражданам должны быть ясны ответы на следующие вопросы:

  • кто и на каких основаниях имеет право включать тех или иных людей в списки профилактического учета?
  • что могут требовать представители государства от людей, находящихся в списках профучета (со ссылками на соответствующие нормы законодательства РФ)?
  • как можно добиться снятия с профилактического учета?

Эта справка была передана Президенту РФ 8 декабря 2016 года на его встрече с Советом при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека.

Программа: Горячие точки

Постановка граждан на профилактический учет как «экстремистов» (варианты — «религиозных экстремистов», «последователей ваххабизма») приняла в Республике Дагестан массовый характер с 2015 года.

Программа: Горячие точки

С лета 2014 года врач участковой больницы с.