Новоселов против России (Novoselov v Russia, № 66460/01)

16.03.2009

Уголовное разбирательство в отношении заявителя 27 октября 1998 г. по жалобе его соседа на словесные и физические оскорбления заявитель был арестован и взят под стражу в учреждении предварительного заключения № ИЗ-18/3 г. Новороссийска. 5 ноября 1998 г. районный суд признал заявителя виновным

Уголовное разбирательство в отношении заявителя

27 октября 1998 г. по жалобе его соседа на словесные и физические оскорбления заявитель был арестован и взят под стражу в учреждении предварительного заключения № ИЗ-18/3 г. Новороссийска. 5 ноября 1998 г. районный суд признал заявителя виновным в нарушении общественного порядка и приговорил его к шести месяцам заключения. 10 ноября заявитель через учреждение послал документ, в котором содержались основания обжалования им приговора. Судя по всему, эта жалоба не была получена или рассмотрена. 28 апреля 1999 заявитель был освобожден, отбыв срок заключения.

23 декабря 1998 г. краевой суд, исследовав основания жалобы, поданной адвокатом заявителя (о чем заявитель не знал), оставил приговор заявителя в силе.

Президиум краевого суда впоследствии отменил решение от 23 декабря 1998 г. на том основании, что суд не рассмотрел основания жалобы, поданной заявителем. 5 декабря 2001 г. краевой суд провел новое кассационное рассмотрение и вновь оставил приговор в отношении заявителя в силе. Представляется, что повестка направлялась в учреждение, где заявитель отбывал свой срок в 1998–1999 г.

Решение от 5 декабря 2001 г. было впоследствии отменено на основании того, что заявитель не был надлежащим образом уведомлен о слушании. Окончательное кассационное постановление оставило приговор заявителя в силе 18 сентября 2002 г. На этот раз повестка была направлена по последнему адресу заявителя, имевшемуся в секретариате суда, хотя заявитель уже не проживал по этому адресу и в результате повестки не получил. Его ходатайство об отмене решения по этой причине было отклонено.

Заключение заявителя и разбирательство о компенсации

Заявитель содержался в камере, площадь которой составляла примерно 42 кв. м. а число находившихся в ней заключенных — от 42 до 51. Заключенные были вынуждены спать по очереди. Уборная была отделена от остальной камеры лишь простыней одного из заключенных, а обеденный стол находился всего в метре от нее. Вентиляция включалась только тогда, когда в учреждение приходили «проверяющие». Окна были закрыты стальными щитами; при этом оставалась открытой щель шириной около 10 сантиметров. Пища была отвратительного качества. Другими отягчающими факторами были отсутствие постельного белья, полчища насекомых и нехватка моющих средств у заключенных.

В заключении заявитель заразился чесоткой, однако его не изолировали от других заключенных. Он дважды на протяжении 6 месяцев переболел гриппом. К моменту освобождения заявитель потерял в весе 15 кг, задыхался при ходьбе, быстро уставал, не мог бегать и испытывал общую слабость.

30 июля 2002 г. заявитель подал иск в суд, требуя компенсации за ущерб, нанесенный ему «бесчеловечными и унижающими» условиями его заключения. Районный суд иск отклонил, а краевой суд оставил это решение в силе.

Решения Европейского Суда по правам человека.

В своих решениях о приемлемости данной жалобы (16 октября 2003 г. и 8 июля 2004 г.) Суд установил, что «власти не могут нести ответственности за невручение заявителю повестки, поскольку он не принял необходимых мер к обеспечении. получения своей почты по новому месту жительства и тем самым не мог быть оповещен о дате слушания по жалобе». Следовательно жалоба в отношении ст. 6(1) была признана неприемлемой.

В своем решении по существу дела от 2 июня 2005 г. Суд установил, что имело место нарушение ст. 3 в отношении условий, в которых заявитель содержался в заключении. Ему было присуждено 3 тыс. евро в отношении нематериального ущерба и судебных издержек.

Поделиться: