«Мемориал» считает политзаключенным Станислава Зимовца, осужденного по «делу 26 марта»

14.08.2017

Станислав Зимовец — один из участников антикоррупционной акции «Он нам не Димон» в Москве, осужденный по ч. 1 ст. 318 УК (применение в отношении представителя власти насилия, не опасного для жизни и здоровья).

Зимовец был признан виновным в том, что бросил фрагмент кирпича в спину замначальника 2-го оперполка ОМОН Владимира Котенева, и получил два с половиной года колонии общего режима.

Ранее по той же статье были осуждены другие участники демонстрации: Юрий Кулий — к восьми месяцам колонии-поселения, Александр Шпаков — к полутора годам колонии общего режима. 8 августа начался суд еще над одним фигурантом «дела 26 марта» Дмитрием Крепкиным. «Мемориал» признал всех перечисленных политическими заключенными.

Мы считаем, что события 26 марта нужно оценивать и с той точки зрения, могли ли граждане в рамках закона противодействовать противоправным действиям полицейских. Суд в принципе не исследовал, совершали ли сотрудники правоохранительных органов незаконные действия. Не был исследован и вопрос о том, насколько незаконным было противодействие этим незаконным действиям. Зафиксировано много случаев необоснованного применения полицией насилия в ходе мирной антикоррупционной акции 26 марта 2017 года, как в Москве, так и в других городах России. Только в Москве за осуществление своих конституционных прав на мирную демонстрацию было задержано более тысячи человек. Однако правоохранительные органы не расследовали эти факты, не признавали пострадавшими участников общественных акций.

Из фигурантов дела были сильно избиты как минимум Шпаков и Крепкин. Зимовец, еще будучи на свободе, писал в соцсети, что его «неплохо попинали мамоновцы». Как стало понятно в ходе суда над Зимовцом, он бросил кирпич, среагировав на необоснованное и жесткое задержание молодого парня с применением удушающего приема.

Ущерб, полученный Котеневым, ничем не подтвержден, кроме его заявлений о перенесенной физической боли, и не мог быть сколько-нибудь значительным. Удар пришелся на бронежилет, никаких травм не зафиксировано, за медицинской помощью Котенев не обращался. При этом на следствии он вместе со следователем, очевидно, предпринял попытку фальсификации: выдавал гематому, полученную на тренировке, за травму от фрагмента кирпича.

Мы полагаем, что Зимовец и другие фигуранты дела лишены свободы избирательно по сравнению с представителями власти, а содержание под стражей не соответствует реальной опасности содеянного. Кроме того, в ходе следствия нарушалось право Зимовца на защиту: первоначально назначенный государством адвокат склонял его к признанию вины. По словам Зимовца, первоначально он согласился на особый порядок, потому что был измучен многодневными поездками на допросы, голодом и обострением гастрита. С материалами дела его не ознакомили.

Правозащитный центр «Мемориал» считает, что уголовное преследование участников мирных демонстраций 26 марта является политически мотивированным, направленным на запугивание критиков власти.

«Мемориал» считает Станислава Зимовца политическим заключенным и требует его немедленного освобождения. Мы также требуем привлечь к ответственности должностных лиц, виновных в нарушении прав и свобод участников протестной акции 26 марта.

Признание лица политзаключенным не означает ни согласия ПЦ «Мемориал» с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий.

Яндекс-кошелек Фонда помощи всем политзаключенным 410011205892134.

Подробнее о деле см. здесь.

Программа: Поддержка политзеков

26 марта 2017 года в десятках городов России прошли массовые антикоррупционные акции. Власти ответили на них беспрецедентными по количеству задержаниями.

Программа: Поддержка политзеков

Зимовец Станислав Сергеевич родился 14 апреля 1985 года в городе Волжский Волгоградской области, зарегистрирован там же. Образование: неоконченное высшее. Служил сапёром в Чечне. Официально не трудоустроен.