«Мемориал» считает Ахтема Чийгоза, Али Асанова и Мустафу Дегерменджи политзаключенными

15.02.2016

Правозащитный центр «Мемориал» признал политзаключенными фигурантов «дела 26 февраля», содержащихся под стражей

26 февраля 2014 года у Верховного Совета в Симферополе произошли столкновения между участниками пророссийского и проукраинского митингов. Представители крымскотатарского Меджлиса выступали против вхождения Крыма в состав РФ и стремились не допустить заседания Верховного Совета Автономной Республики Крым, который мог бы принять такое решение. В течение продолжительного времени между участниками митингов вспыхивали драки, иногда с использованием древков от флага, ножек стула, газовых баллончиков. Два человека погибли в давке, 30 человек пострадали. Часть крымских татар прорвалась в здание Верховного Совета, но, узнав, что заседание отложено, покинула его.

Российские власти инициировали расследование событий, несмотря на то, что они произошли даже до аннексии Крыма на территории Украины, и назвали их массовыми беспорядками. Российское следствие воспользовалось формальным поводом: в числе 79 потерпевших оказались минимум два человека, которые на дату событий были гражданами РФ (о гражданстве еще 14 человек у защиты пока нет информации). Мы полагаем, что эта конструкция создана искусственно для масштабного политического преследования. Во-первых, оба потерпевших россиянина не обращались за медицинской помощью и реальность нанесенного им вреда вызывает сомнения (в целом, это касается более половины потерпевших). Во-вторых, российское следствие обвиняет фигурантов и в нанесении ущерба украинскому органу власти (предполагаемый погром в здании Верховного Совета Крыма), и в неповиновении требованиям представителей украинского МВД, и даже в нарушении украинского законодательства о митингах, что указывает на полное игнорирование следствием суверенитета Украины.

Политический мотив становится предельно очевидным, если учесть, что преследованию подверглись только представители крымскотатарского Междлиса, выступившие в поддержку «Евромайдана», хотя насилие применялось обеими противоборствующими сторонами примерно в равной степени. Более того, захват административного здания, вменяемый фигурантам, был повторен в ту же ночь неизвестными людьми в масках, но рассматривается российскими властями не как повод для уголовного преследования, а как подготовка к «легитимному» референдуму.

Ахтема Чийгоза, заместителя главы Междлиса крымскотатарского народа, обвиняют по ч. 1 ст. 212 (организация массовых беспорядков) УК РФ, ему грозит от 8 до 15 лет лишения свободы. Али Асанову, Мустафе Дегерменджи, а также ряду фигурантов, в настоящее время не находящимся под арестом: Эскендеру Кантемирову, Эскендеру Эмирвалиеву, Арсену Юнусову — вменена ч. 2 ст. 212 (участие в массовых беспорядках) УК РФ, предполагающая наказание до 8 лет лишения свободы. Ранее признавшие вину Талят Юнусов и Эскендер Небиев получили по 2,5 года условно по этой статье.

Мы сомневаемся в организованном характере насилия, которое происходило на площадке перед Верховным Советом Крыма. По нашему мнению, обвинения в «организации давки» являются спекуляцией: давка в центре толпы одинаково опасна обеим сторонам конфликта, это следствие конфликта. Также сомнителен факт массового умышленного распыления газа по чьей-либо команде: опять же, оно угрожало бы всем присутствующим на площадке.
Показания свидетелей (в том числе секретных), говорящие о причастности Чийгоза к этой гипотетической организации беспорядков, выглядят противоречиво и часто неправдоподобно: например, Сергей Аксенов говорит о том, что Чийгоз в мегафон призывал к миру, а без мегафона тихо отдавал команды о применении насилия. Однако в таком случае непонятно, как он был услышан в сильном шуме. В то же время, следствие проигнорировало известные видеозаписи, на которых видно, что Чийгоз призывал людей к спокойствию и пытался разнять дерущихся.

Что касается Асанова и Дегерменджи, им вменяют нетяжкое насилие (удар кулаком и удар ногой соответственно), они не отрицают участие в драке. Оба участника пророссийского митинга, считающие себя потерпевшими от их действий, к врачу не обращались, данных об утрате ими трудоспособности нет. Такое насилие можно было бы квалифицировать как побои (ст. 116 УК РФ) или умышленное причинение легкого вреда здоровью (ст. 115 УК РФ). Максимальное наказание по этим статьям (при отягощении хулиганским мотивом или мотивом ненависти) составляет 2 года, при этом данные преступления не предполагают досудебного ареста. Между тем, фигуранты находятся под стражей с апреля и мая 2015 года соответственно и обвиняются в тяжком преступлении.

Между тем, согласно ст. 70 Женевской конвенции от 12 августа 1949 года о защите гражданского населения во время войны, оккупирующая держава не может подвергнуть аресту, преследованию или осудить покровительствуемых лиц за действия или мнения, совершенные или высказанные до оккупации или в период временного ее прекращения, за исключением случаев нарушений законов и обычаев войны.

Правозащитный центр «Мемориал» требует немедленного освобождения всех арестованных по «делу 26 февраля» и прекращения дела о массовых беспорядках у Верховного Совета АРК.

Признание человека политзаключенным или преследуемым по политическим мотивам не означает ни согласия ПЦ «Мемориал» с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий.

Программа: Поддержка политзеков

Асанов Али Ахмедович родился 7 июля 1982 года в Самаркандской области Узбекской ССР, проживал в с. Урожайное в Крыму. Образование высшее, женат, воспитывает четверых малолетних детей, работал торговым представителем ООО «Статус».

Программа: Поддержка политзеков

Дегерменджи Мустафа Бекирович родился 22 мая 1989 года в с. Переваловка Судакского района Крымской области Украинской ССР, проживал в с. Грушевка (г. Судак). Не женат, работал торговым представителем в ООО «Статус».