ПЦ «Мемориал» незаконно ликвидирован. Сайт прекратил обновляться 5 апреля 2022 года

Мать и четверых детей в нарушение закона не отпускают на свободу

07.10.2013

Четвертый день в аэропорту «Домодедово» в транзитной зоне находятся женщина и четверо детей. Отец семейства ждет их в аэропорту.Бахром Ниязов (имя изменено) в 2011 году приехал в Россию, спасаясь от спецслужб Узбекистана, которые преследовали его за отказ сотрудничать и оговорить соседа.На родине

Четвертый день в аэропорту «Домодедово» в транзитной зоне находятся женщина и четверо детей. Отец семейства ждет их в аэропорту.

Бахром Ниязов (имя изменено) в 2011 году приехал в Россию, спасаясь от спецслужб Узбекистана, которые преследовали его за отказ сотрудничать и оговорить соседа.

На родине Бахром несколько дней был под арестом, подвергался допросам и жесткому давлению, пока не подписал согласие сотрудничать. Он бежал в Россию, где обратился за статусом беженца. Свою жену, Гулию (имя изменено), Бахром просил отвечать всем, что он уехал на заработки.

Гулией сразу заинтересовались местные правоохранительные органы и Служба национальной безопасности (СНБ). Ей угрожали, требуя, чтобы Бахром через неделю вернулся домой. В доме провели обыск, угрожали ей и детям. Гулия попыталась оформить документы, чтобы вывезти детей в Москву к отцу. Ей нужно было получить справку от участкового сотрудника органов внутренних дел о его согласии на вывоз детей в Россию. Без этого ей не давали разрешение – паспорт с вклеенными фотографиями детей со штампом ОВИРа. Усилия Гулии не увенчались успехом. Участковый справку не дал, а давление со стороны СНБ усилилось.

Осенью 2012 года Гулия уехала к мужу в Москву, оставив четверых детей (в возрасте от 2 до 14 лет) у матери. В Москве Гулия также обратилась за убежищем. После обращения Ниязовой за убежищем к ее матери и детям в Узбекистане стали приходить сотрудники СНБ, расспрашивать про родителей - где они, какие организации им помогают, - снова стали поступать угрозы. Детей, представлявших опасность уже и для приютивших их родственников, перевезли в Киргизию, куда можно было добраться без официальных документов. Там детям помогал киргизский офис УВКБ ООН: им дали жилье, еду и возможность связываться с родителями.

3 октября Гулия поехала за детьми в Киргизию. Покинуть страну им удалось.

4 октября семья прибыла в аэропорт «Домодедово». На границе у них возникли проблемы, поскольку в паспорте Гулии были лишь вписаны имена детей, но не вклеены их фотографии.

Гулия заявила, что она намерена обратиться за убежищем, но ее и детей сразу направили на депортацию. Ниязова связалась с Комитетом «Гражданское содействие»; объяснения с пограничниками ни к чему не привели. Гулию и детей пытались силой посадить в самолет, они сопротивлялись, кричали, сели на пол. Тогда руководитель Сети «Миграция и право», председатель Комитета Светлана Ганнушкина обратилась за поддержкой к представителям УВКБ ООН и руководителю Отдела по вопросам убежища ФМС России Владимиру Ручейкову, который поручил УФМС по Московской области отправиться в аэропорт и опросить Гулию Ниязову.

Благодаря активным действиям сотрудников миграционной службы, приехавшим в «Домодедово» и взявшим у Гулии заявление на предоставление временного убежища, депортация не состоялась. На руках у Гулии осталась копия заявления, такую же копию сотрудник УФМС Александр Котов вручил пограничникам, пояснив им, что семья находится в России на законных основаниях, однако в страну их так и не пустили.

Ночь Гулия и дети провели на скамейках в нейтральной зоне. А утром их поместили в закрытую камеру – место, где в аэропорту «Домодедово» содержатся все, кто по тем или иным причинам «застрял» в транзитной зоне. Несмотря на то, что дети и женщина должны быть отпущены, так как было подано заявление о предоставлении убежища, они вынуждены находиться в тесном помещении в обществе пятнадцати мужчин, ожидающих депортации.

Гулия не понимает, что с ней и ее детьми происходит, никто не объясняет ей этого. И, хотя по всем законам – международным, российским и человеческим - депортировать эту семью невозможно, мы не уверены, что этого не произойдет.

Четверо маленьких Сноуденов: старший мальчик - Абдулкуддус, 15 лет, и три девочки - Зулайхо, 12 лет, Муслимахон, 10 лет, и Музаяна, 3 года, - сидят в клетке с решетками. У них одно одеяло на всех - на нем спит младшая девочка. Авиационная компания кормит их самолетной едой. Отец семейства второй день носится в аэропорт и обратно, надеясь наконец увидеть своих детей. ПЦ «Мемориал» готовит обращение к Уполномоченному по правам человека в РФ Владимиру Лукину.

Это дети, наши дети, и они ничем не заслужили такого обращения.

Поделиться: