Магомадов и Магомадов против России (Magomadov and Magomadov v Russia, № 68004/01)

19.03.2009

Заявители, братья Якуб и Аюб Магомадовы, проживали в чеченском селе Курчалой. По их словам, 2 октября 2000 г. вооруженный отряд ФСБ произвел обыск в их доме. Брат заявителей Аюбхан был арестован и его увезли люди в военной форме, не предъявившие документов. С тех пор его никто не видел. Семья

Заявители, братья Якуб и Аюб Магомадовы, проживали в чеченском селе Курчалой. По их словам, 2 октября 2000 г. вооруженный отряд ФСБ произвел обыск в их доме. Брат заявителей Аюбхан был арестован и его увезли люди в военной форме, не предъявившие документов. С тех пор его никто не видел.

Семья начала разыскивать его сразу же после ареста. Родственники обратились с жалобами по поводу его исчезновения в несколько инстанций, в том числе в ФСБ и региональные и местные органы прокуратуры.

Справка по факту задержания была выдана Октябрьским временным отделом внутренних дел (ВОВД). В ней говорилось, что брат заявителей был освобожден 3 октября 2000 г. УВД Чечни выдало уведомление, подтверждающее факт освобождения Аюбхана. Также в нем было сказано, что он был задержан сотрудником ВОВД совместно с сотрудниками Курчалойского районного управления ФСБ по подозрению в совершении преступления.

6 ноября 2000 г. ФСБ Чечни заявила, что не принимала участия в аресте Аюбхана. 29 января 2001 г. начальник отдела уголовных расследований УВД Чечни сообщил, что в поисковой базе данных Управления никаких сведений об Аюбхане нет.

Однако следствие по уголовному делу, возбужденному республиканской прокуратурой Чечни, не смогло установить ни лиц, виновных в похищении Аюбхана, ни их местонахождения. Он был объявлен пропавшим без вести и внесен в список федерального розыска.

Жалоба была подана в Европейский Суд по правам человека 23 марта 2001 г.

«Исчезновение» Якуба Магомадова

Пока дело находилось на рассмотрении в ЕСПЧ, первый заявитель, Якуб, исчез при обстоятельствах, которые позволяют предположить, что он был задержан либо ФСБ, либо российскими военными органами. Первоначально ФСБ признало факт возбуждения в отношении Якуба Магомадова уголовного дела, но позднее отрицало свою причастность. В последний раз Якуба видели 19 апреля 2004 г.

31 мая представители заявителей сообщили Суду об «исчезновении» Якуба и о том, что он предположительно содержится под стражей. Сославшись на ст. 34 Европейской Конвенции, они связали его задержание с обращением в Суд по поводу Аюбхана.

24 июня 2004 г. Европейский Суд по правам человека направил жалобу для ознакомления российскому правительству и запросил дополнительную фактическую информацию о местонахождении Якуба. 29 июля 2004 г. российское правительство дало ответ на запрос Суда. Правительство заявило следующее:

• 19 июля 2004 г. по факту похищения Якуба было начато уголовное расследование, которое еще не завершено;

• не представляется возможным установить личность похитителей.

Решение о приемлемости

Заявители жаловались по ст. 2 (право на жизнь), 3 (запрет пыток) и 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) Европейской Конвенции на нарушение права Аюбхана на жизнь, на непроведение властями расследования по делу, на то, что он, по всей вероятности, подвергался пыткам, и на то, что они испытали страдания в результате неопределенности, связанной с местонахождением их брата. Кроме того, они жаловались по ст.34 на то, что «исчезновение» Якуба представляет собой попытку «воспрепятствовать осуществлению права на индивидуальное обращение в Суд». Суд единогласно объявил жалобу приемлемой 24 ноября 2005 г.

Решение по существу

12 июля 2007 г. ЕСПЧ постановил, что Российская Федерация нарушила ст. 2, 3 и 5 ЕКПЧ.

В отношении ст. 2 Суд постановил, что Аюбхана Магомадова следует считать мертвым, поскольку вестей от него не было в течение шести лет после его непризнанного задержания. Имеется достаточно доказательств для того, чтобы установить, что задержание осуществили неустановленные сотрудники государственных органов, и потому ответственность за действия должна быть возложена на Российскую Федерацию, которая тем самым нарушила ст. 2.

Суд установил еще одно нарушение ст. 2 в отношении несостоятельности расследования по факту исчезновения Аюбхана Магомадова. Помимо многочисленных задержек в следствии, органы власти не смогли установить и допросить сотрудников ФСБ, принимавших участие в аресте.

В отношении ст. 3 Суд не смог обнаружить в представленных ему материалах никаких указаний, позволяющих подтвердить утверждения заявителей о жестоком обращении с Аюбханом. Однако Суд постановил, что сами заявители пережили и продолжают переживать страдания и беспокойство в результате исчезновения своего брата, а также отсутствия какой-либо возможности выяснить, что с ним случилось. В связи с этим Суд постановил, что отношение властей к жалобам заявителей представляет собой бесчеловечное обращение, не совместимое со ст. 3.

И, наконец, в связи со ст. 5, Суд постановил, что Аюбхан Магомадов содержался под стражей в неустановленном месте, где совершенно отсутствовали гарантии, наличия которых требует ст. 5, и тем самым было допущено нарушение права на свободу и личную неприкосновенность, гарантированного этим положением Конвенции.

В отношении ст. 34, по мнению Суда, было представлено недостаточно материалов, которые позволяли бы заключить, что исчезновение первого заявителя было связано с его жалобой.

Решение вступило в силу 31 марта 2008 г.