Льянова против России (Lyanova v Russia, №№ 12713/02 и 28440/03)

19.03.2009

28 июня 2000 г. 16-летний сын заявительницы, которая проживает в Чечне, пошел в гости к двум своим друзьям, которые жили поблизости. 29 июня 2000 г. он не вернулся домой, а двое его друзей также пропали. 30 июня 2000 г. заявительница увидела группу военнослужащих федеральных сил и спросила их, не

28 июня 2000 г. 16-летний сын заявительницы, которая проживает в Чечне, пошел в гости к двум своим друзьям, которые жили поблизости. 29 июня 2000 г. он не вернулся домой, а двое его друзей также пропали. 30 июня 2000 г. заявительница увидела группу военнослужащих федеральных сил и спросила их, не видели ли те троих молодых людей. Один из солдат сказал, что они были арестованы и отправлены в Ханкалу.

По факту исчезновений Грозненской прокуратурой было начато уголовное расследование. В ноябре 2000 г. следственная группа пришла к выводу, что похищение троих мальчиков было осуществлено военнослужащими из ОБРОН-8 (Отдельная бригада оперативного назначения). Прокуратура направила дело в военную прокуратуру для продолжения расследования.

19 марта 2001 г. заявительницу в письменном виде проинформировали, что «военнослужащие не имеют никакого отношения к похищению» и следствие по уголовному делу прекращено. Заявительница утверждает, что ей не представили никаких оснований для прекращения уголовного дела и не предоставили информацию о процедуре обжалования. Никакой новой информации о местонахождении ее сына и двух его друзей также не поступало.

Жалоба была подана в Европейский Суд по правам человека в феврале 2002 г. Заявительница жаловалась на то, что российское правительство допустило нарушения следующих прав, гарантированных Европейской Конвенцией: ст. 2 (право на жизнь и нарушение процессуального аспекта ст. 2), ст. 3 (запрет пыток), ст. 5 (право на свободу и личную неприкосновенность), ст. 6 (доступ к суду) и ст. 13 (право на эффективное средство правовой защиты).

Решение о приемлемости

28 июня 2007 г. Европейский Суд по правам человека постановил, что в жалобах заявительницы по ст. 2, 3, 5, 8 и 13 поднимаются серьезные вопросы права и фактических обстоятельств в соответствии с Конвенцией, вынесение решения по которым требует от ее исследования по существу.

Что касается ст. 6, то Суд заметил, что заявительница не представила информации, которая бы доказывала ее намерение обратиться в национальный суд с иском о компенсации. Кроме того, вторая жалоба заявительницы, на бездействие органов прокуратуры, не относилась к "определению ее гражданских прав и обязанностей или предъявления ей каких-либо уголовных обвинений", так что ст. 6 Конвенции в данном случае неприменима.

В результате Суд единогласно признал жалобы заявительницы по ст. 2, 3, 5, 8 и 13 Конвенции приемлемыми и объявил неприемлемой оставшуюся часть жалобы.