Краткий обзор судебного заседания 12-ого дня

17.06.2011

Дело ИСРАИЛОВА – заседание суда в ВенеНеофициальный перевод ПЦ "Мемориал"Краткий обзор 12-ого дня (25 января 2011 года)Слушания в этот день представляли собой визит на место преступления вместе с присяжными.В процессе инспекции места преступления на Леопольдауер Штрассе в Вене-Флордсдорф в

Дело ИСРАИЛОВА – заседание суда в Вене
Неофициальный перевод ПЦ "Мемориал"

Краткий обзор 12-ого дня (25 января 2011 года)

Слушания в этот день представляли собой визит на место преступления вместе с присяжными.
В процессе инспекции места преступления на Леопольдауер Штрассе в Вене-Флордсдорф в гостинице «Гастхаус Вагнер» (Леоолдауер штрассе, 20) были допрошены четверо полицейских. Один из полицейских был из отдела по охране улик, двое были из полицейской машины, которая первой прибыла на место преступления, и один был из местного полицейского участка, прибывший вскоре после первых двух.
Допрос полицейского №.1

Полицейский, обеспечивавший сохранность улик с места преступления, полагает, что он прибыл в течении 30-40 минут после того, как произошло преступление. В начале он обеспечивал сохранность следов преступления на Остмаркгассе, что заняло от полутора до двух часов. Он сказал, что были найдены и зафиксированы оболочка пули, пуля и лужа крови.
В зоне перед табачной лавкой, на обочине, они нашли еще одну оболочку от пули.

Он также зафиксировали следы, посредством соскобов на наличие следов ДНК, в машине на парковке перед супермаркетом Еврошпар, которую сбежавшие мужчины попытались угнать. Но они не обнаружили пистолетов ни в одном из мусорных баков, находившихся там.

Допрос полицейского № 2
Второй допрошенный полицейский – сотрудник местного полицейского участка; он сообщил, что прибыл на место преступления, поскольку слышал все по радио. Он прибыл несколько позже двух полицейских из радиомашины «Ульрих 5», это примерно через 20 минут после преступления. Он сказал, что машина скорой помощи уже была там около 10 минут, и что жертва уже была в машине и потеряла сознание.
Он помог зафиксировать первые улики. Одна оболочка от пули находилась под машиной, припаркованной перед Остмаркгассе 2. Другая оболочка от пули была найдена на Леопольдауер Штрассе, перед пересечением с Остмаркгассе, перед домом Леопольдауер Штрассе, 19, на обочине.
Лужа крови была также перед Остмаркгассе, 2, посреди дороги. Поэтому одна из оболочек от пули была найдена на расстоянии 2-2,5 метров от лужи крови, поэтому полицейский.
Допрос полицейского № 3
Третий допрошенный полицейский находился в полицейской машине, которая первой прибыла на место преступления. Он сказал, что они прибыли примерно за минуту до машины скорой помощи. Они обнаружили жертву лежащей на Остмаркгассе, посреди дороги, неподалеку от дома №2. Он сказал, что когда они прибыли, жертва была накрыта одеялом. Глаза его были открыты, и он мог передвигаться, но не мог говорить.
Он сказал, что в начале все происходило хаотично. Им было даже не ясно, что в тот момент происходила перестрелка, а также о событиях, развернувшихся перед супермаркетом Еврошпар. Он сказал, что они только получили сигнал о том, что произошла кража автомобиля или что-то подобное.
Допрос полицейского № 4
Четвертый полицейский прибыл вместе с первым. Он сказал, что когда они приехали, несколько людей стояли вокруг жертвы. Он также подтвердил все слова коллеги.

****

После этого началась инспекция места преступления. Вначале группа проследовала к месту, где была обнаружена жертва, посреди дороги, голова лежала по направлению к Остмаркгассе 2, и где была обнаружена оболочка от пули, неподалеку от машины, припаркованной перед тем же домом.

Затем группа проследовала к другой стороне Леопольдауер Штрассе, где была найдена вторая оболочка от пули на обочине перед домом Леопольдауер Штрассе, 19, где написано «BETA-wellness».

Затем группа прошла к дому ХХХ, где была квартира Исраилова. Невзорвавшийся патрон и пуля были обнаружены между Леопольдауер Штрассе 29 и 31, очевидно там, где произошел первый выстрел.
Допрос Сулеймана Дадаева

Затем группа проследовала на парковку супермаркета Еврошпар, откуда можно видеть и пересечение с Себастьян-Коль-Гассе, и судья начал задавать вопросы Сулейману Дадаеву. Он спросил, где была припаркована автомашина Вольво (Кальтенбруннера), когда они прибыли туда между 8 и 8.15, после того, как они забрали Турпал-Али Ешуркаева с автозаправочной станции на Флоридсдорфер Хауптштрассе. Дадаев ответил, что не может вспомнить, поскольку спал в то время. При этом он все еще бодрствовал, когда они подбирали Ешуркаева, но заснул, когда они парковали машину. На вопрос о том, где была припаркована машина, когда он проснулся, он ответил, что это было на улице, где продают машины. После повторных вопросов выяснилось, что Дадаев имел в виду, что она была припаркована на Зигфридгассе, по правую сторону в направлении Леопольдауер Штрассе, на расстоянии, приблизительно равном длине шести машин от пересечения с Леопольдауер Штрассе, с видом на дом Исраилова. Он утверждал, что пока спал, заметил, что машина постоянно двигалась.
На вопрос о том, спал ли он, или видел, что Турпал-Али Ешуркаев припарковал машину на Леопольдауер Штрассе, он ответил, что точно не помнит. В какой-то момент он проснулся, но затем вновь уснул.

Прокурор возразил Дадаеву, что до этого он никогда не упоминал о том, что спал, на что Дадаев сначала ответил, что ему никогда не задавали этого вопроса, но потом уточнил, что задавали, но он не слишком хорошо помнил.

Отвечая на вопрос судьи, Дадаев сказал, что когда проснулся, он сидел на пассажирском сиденье и в машине больше никого не было. Он вышел из машины и направился в «Gasthaus Wagner» выпить кофе. Он пробыл там около получаса. Вернувшись к машине, он обнаружил, что она была припаркована в другом положении, все еще на Зигфридгассе, но только на расстоянии в две машины от пересечения с Леопольдауер Штрассе. Машина все еще была открыта, а ключ вставлен. Он сказал, что сел в машину и стал ждать Богатирова, вновь на пассажирском сиденье.

«Затем Богатырев пришел и сказал, что ему пришлось разбираться с чем-то, связанным с бизнесом, и что я должен ехать обратно в Санкт-Пёльтен… Я перебрался на водительское сиденье и уехал», - сказал Дадаев. Он сказал, что он проехал до автобусной остановки сразу позади супермаркета Интершпар и пересечением с Себастьян-Коль-Гассе. Он сказал, что когда услышал выстрел, сперва остановил машину и вышел из нее, но поскольку позади была другая машина, он припарковал машину в конце автобусной остановки и вышел снова. «Я вышел из машины, огляделся, люди бегали туда-сюда. Снаружи была паника». Его первой мыслью было, что Исраилов выстрелил в Богатырева. Он стал пытаться дозвониться Ешуркаеву по телефону, и со второй или третьей попытки смог это сделать. Он отъехал на несколько метров назад, поехал против улицы Себастьян-Коль-Гассе с односторонним движением, затем повернул направо и прибыл вновь туда, где находится выезд с паркинга Еврошпара на Зигфридгассе.

На вопрос прокурора о том, сказал ли Богатырев о каком именно бизнесе шла речь, Дадаев ответил отрицательно. Затем он сказал: «Богатырев приехал по моим делам, увидел Исраилова, а они, очевидно, были старыми знакомыми». Несколько позже он уточнил, что под этим он не имел в виду, что они были хорошими знакомыми, а скорее старыми врагами. (Прокурор: «Почему у Вас сложилось такое впечатление? Вы никогда их не видели вместе?») «Ну, я знал их обоих довольно хорошо, ну или достаточно хорошо, чтобы проанализировать это».

Прокурор суммировал показания Дадаева, которые он дал в тот день, следующим образом: «Вы приезжаете, спите, просыпаетесь, идете в кафе выпить кофе, вновь садитесь в машину, затем Богатырев объясняет Вам, что у него еще есть дела, и Вы уезжаете, и немедленно после этого слышите выстрел». Ответ Дадаева: «Да, верно».
Он отрицал, что наблюдал за тем, что происходит у дома, и сказал, что он встречал Исраилова в разных местах, в метро, на работе и т.д.

На вопрос о том, заметил ли он что-либо, когда свернул направо с Зигфридштрассе на Леопольдауер Штрассе, он ответил отрицательно. Когда ему пришлось остановиться на перекрестке, ему пришлось пропустить несколько машин, потому это и заняло несколько больше времени. На вопрос о том, видел ли он кого-либо из этих троих (Исраилова, Богатырева или Ешуркаева), он сначала ответил отрицательно, а затем сказал что да, он видел Ешуркаева, сидящего в своей машине и машущего ему.
Допрос Турпал-Али Ешуркаева

Группа двинулась в направлении выезда с паркинга перед супермаркетом Еврошпар, где был допрошен Ешуркаев. Почти на каждый вопрос он отвечал, что не помнит. Он лишь подтвердил, что где-то на Зигфридгассе он и Богатырев сели в машину.

Адвокат семьи потерпевшего, Надя Лоренц, спросила его, верно ли то, что он однажды сказал, что он также сел в Вольво ненадолго. Он помнил, что он действительно был в Вольво в течение 10-15 минут, и сказал, что машина в тот момент была припаркована на парковке супермаркета Еврошпар, что никого в машине не было, когда он туда шел. Его заинтересовала машина, и он завел мотор, а затем припарковал машину на Зигфридгассе, за пределами парковки, по правой стороне в направлении Леопольдауер Штрассе. Он сказал, что затем вышел из машины, чтобы найти остальных и сообщить, что ему нужно уезжать. Он думал, что он прошел до Леопольдаур Штрассе. Затем он увидел двух других и Исраилова. «Сначала я не понял, что там. Затем я бежал вдоль Леопольдауер Штрассе по направлению к Ангерер Штрассе», - сказал он. (Судья: «Это то направление, из которого была стрельба?») «Я не понял, с какого направления были выстрелы. Я увидел, как Леча Богатиров бежит по направлению ко мне».

Группа проследовала к Леопольдауер Штрассе, и Ешуркаев подтвердил, что Богатырев бежал к нему на стороне «Gasthaus Wagner» и что он был на Зигфридгассе или где-то между Зигфридгассе и «Gasthaus Wagner», когда услышал выстрелы.
Прокурор затем возразил Ешуркаеву, что его описание цепочки событий этого дня является невозможным, поскольку очевидно, что события начались у входа в супермаркет Еврошпар и затем двигались вдоль Леопольдауер Штрассе в направлении Остмаркгассе с серией нескольких выстрелов и остановкой нескольких машин. «Это должно было вызвать переполох. Если то, что Вы говорите нам сейчас, правда, то тогда все это случилось прямо перед Вашими глазами».

****

На вопрос адвоката Кальтенбруннера, Рудольфа Мейера, полицейский из отдела охраны улик ответил, что все найденные оболочки пуль принадлежат одному пистолету.

Текст краткого обзора на английском языке см. здесь

Поделиться: