Казахстан: Исчезновение узбекского беженца

11.02.2009

23 ноября 2007 г. в Алматы (Казахстан) бесследно исчез 28-летний беженец из Узбекистана Хуршид Абдуллаевич Шамсутдинов. Его знакомые предполагают, что он был похищен узбекскими спецслужбами.По информации, полученной ПЦ «Мемориал», Шамсутдинов бежал в Казахстан в конце августа – после того, как в

23 ноября 2007 г. в Алматы (Казахстан) бесследно исчез 28-летний беженец из Узбекистана Хуршид Абдуллаевич Шамсутдинов. Его знакомые предполагают, что он был похищен узбекскими спецслужбами.

По информации, полученной ПЦ «Мемориал», Шамсутдинов бежал в Казахстан в конце августа – после того, как в Ташкенте по обвинению в «исламском экстремизме» был арестован его младший брат Рустам Шамсутдинов. Приехав в Алматы, он обратился с ходатайством о предоставлении убежища в представительство УВКБ ООН. В пятницу на прошлой неделе около 16 час. 30 мин. он вышел из дома, чтобы встретиться с прежним работодателем. По свидетельству очевидцев, встреча продолжалась около 10 мин., после чего Шамсутдинов ушел. С тех пор его никто не видел.

Официальные лица в Казахстане заявляют, что им ничего не известно о судьбе просителя убежища.

В обращении, направленном в ПЦ «Мемориал» незадолго до этого инцидента, мусульманские беженцы из Узбекистана, находящиеся в Алматы, сообщали о серии подозрительных происшествий и давлении со стороны спецслужб, имевших место в последние два месяца.

В октябре некоторые из них получали SMS на узбекском языке с предложениями о встрече, якобы отправленные другими беженцами, которые отрицают, что отправляли такие сообщения. Один из беженцев сообщил об угрозах, которые поступали ему по телефону. 18 октября мужчина, назвавшийся сотрудником полиции, позвонил на мобильный телефон одной из беженок и под предлогом расследования дорожного инцидента потребовал назвать адрес проживания или приехать к «месту происшествия». 29 октября неизвестный, подойдя к дому, где проживают 37 беженцев и членов их семей, стал расспрашивать 15-летнего сына одного из них о том, сколько человек и с какого времени живут здесь, где работает его отец, кто хозяин дома и т.д. 8 ноября в другой дом, где проживают беженцы, позвонил мужчина, представившийся как «сотрудник миграционной полиции Данияр», и задавал аналогичные вопросы. При этом, по словам беженцев, в качестве контактного телефона он назвал недействительный номер.

9 ноября беженец из Узбекистана Шамсуддин Икрамов был задержан после того, как пришел в миграционную полицию для продления регистрации. Сотрудник городского ДВД Воробьев провел его подробный опрос, после чего беженца сфотографировали, сняли отпечатки пальцев, сделали ксерокопии личных документов, записали адрес и телефон. Опрос проводился в присутствии юриста УВКБ ООН. По словам Икрамова, Воробьев потребовал от него написать объяснительную, почему и с кем он прибыл в Казахстан, и заявил, что на родине беженец находится в розыске за «религиозный экстремизм» и что данные о нем будут отправлены в Узбекистан. Вечером Икрамов был освобожден.

14 ноября при регистрации в государственной автоинспекции доверенности на управление автомашиной был задержан и подвергнут аналогичной процедуре другой беженец - Бахтияр Муллаев. Сотрудник полиции Абдубакиров сообщил, что Муллаев объявлен в розыск в Узбекистане 17 мая 2007 г. якобы как последователь «религиозно-экстремистского течения» и что двое сотрудников МВД Узбекистана, занимающихся этими делами, находятся сейчас в Алматы.

22 и 27 ноября аналогичные инциденты произошли еще с двумя узбекскими беженцами (имена не разглашаются). Одному из них сообщили, что он находится в розыске с осени 2006 г.

Все четверо узбеков, которых задерживала казахстанская полиция, имели статус мандатных беженцев УВКБ ООН и каждые три месяца неоднократно проходили регистрацию в миграционной полиции.

Сотрудник Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности Денис Дживага высказал мнение, что инциденты имели место в связи с тем, что власти Узбекистана недавно объявили этих беженцев в международный розыск.

Не ясно, сколько узбекских беженцев, находящихся в Казахстане, было объявлено в розыск в последнее время.

Не исключено, впрочем, что речь идет не о рутинной полицейской процедуре, а о возобновлении широкомасштабной кампании «охоты» на узбекских беженцев, которая затронула несколько государств СНГ.

Напомним, что в начале ноября спецслужбы Украины на протяжении трех дней пытались обнаружить местонахождение просителя убежища из Узбекистана Шухрата Гозиева, покинувшего родину из-за преследований по религиозным мотивам (см. пресс-релиз ПЦ «Мемориал» от 01.11.2007).

23 ноября 2007 г. в Тюменской области России «исчез» Абдугани Турсинов, в выдаче которого в Узбекистан Генеральная прокуратура РФ отказала в прошлом году. По неофициальным данным, спецслужбы России готовят его к принудительному возвращению на родину, где он объявлен в розыск за «посягательство на конституционный строй» (см. пресс-релиз Комитета «Гражданское содействие» от 29.11.2007).

6 октября в г.Шымкенте (Южно-Казахстанская область) неизвестные пытались похитить независимого журналиста и правозащитника из Джизака (Узбекистан) Улугбека Хайдарова, зарегистрированного УВКБ ООН в качестве просителя убежища. Слежка за Хайдаровым велась начиная с Алматы (см. ИА «Фергана.Ру» от 11.10.2007).

Хотя официальная экстрадиция граждан Узбекистана, зарегистрированных в представительстве УВКБ ООН в Алматы, маловероятна, узбекские беженцы, находящиеся в Казахстане, опасаются, что могут стать жертвами незаконных операций спецслужб обеих стран, как это уже имело место в конце 2005 г. (подробнее см. пресс-релиз ПЦ «Мемориал» от 19.08.2007).

50 беженцев и просителей убежища из Узбекистана обратились в международные и правозащитные организации с призывом вмешаться в ситуацию, и, в частности, содействовать поискам и освобождению «исчезнувшего» в Алматы Хуршида Шамсутдинова.


Виталий Пономарев,
директор Программы мониторинга
прав человека в Центральной Азии

Поделиться: