Капланова против России (Kaplanova v Russia)

17.03.2009

Заявительница проживала в Грозном вместе с семьей. 12 мая 2001 г. около 10.30 утра большая группа солдат подъехала к дому заявительницы на шести БМП. Военные, которые были в масках и с пулеметами, выбили двери и обыскали дом. Они не предъявили никаких документов, уполномочивающих

Заявительница проживала в Грозном вместе с семьей. 12 мая 2001 г. около 10.30 утра большая группа солдат подъехала к дому заявительницы на шести БМП. Военные, которые были в масках и с пулеметами, выбили двери и обыскали дом. Они не предъявили никаких документов, уполномочивающих их на проведение обыска.

Они ничего не взяли, однако приказали трем из людей, находившихся в доме, идти с ними — сыну заявительницы А., ее зятю В. и соседу С., который был у них в гостях.

На следующий день С. был освобожден. Он рассказал заявительнице, что их отвезли в Старопромысловский РОВД. Там, по его словам, им сказали, что они были задержаны по обвинению в оскорблении военнослужащих на военном блокпосте, несмотря на то, что все трое были задержаны в частном доме. 12 мая 2001 г., около 11. 30 утра А. и В посадили во внедорожник УАЗ, а С. был освобожден. С тех пор ни А., ни В. никто не видел.

Немедленно после задержания А. и В. заявительница и другие члены ее семьи начали их искать. Неоднократно, лично и в письменном виде они обращались в органы прокуратуры различного уровня, в МВД, и в административные органы Чечни. В письмах, адресованных властям, заявительница излагала обстоятельства дела и просила помощи и информации о следствии.

Заявительница не получила почти никакой существенной информации от официальных органов относительно расследования по факту исчезновения. Заявительница обратилась к прокурору Чеченской республики, сообщив подробности ареста и попросив о возбуждении уголовного дела. Заявительница утверждает, что в июле 2001 г. после многочисленных обращений Грозненская городская прокуратура возбудила уголовное дело по факту исчезновения этих двух человек.

Дочери заявительницы был предоставлен статус пострадавшей, и следователь сообщил ей, что установил личности двух военнослужаших, Т. и М., которые принимали участие в задержании. Следователь предположительно вызвал их на допрос, но они не явились. После этого следователь предположительно передал материалы дела в военную прокуратуру в Ханкале, главной военной базе в Чечне. Впоследствии военный прокурор в Ханкале направил письмо мужу заявительницы в ответ на его письмо, и в прокуратуру г. Грозного, где говорилось, что у них нет материалов уголовного дела, относящегося к исчезновению ее сына.

6 сентября 2001 г. прокуратура Чеченской республики уведомила заявительницу, что уголовное дело по факту похищений было пересмотрено и материалы направлены для дальнейшего расследования в Грозненскую городскую прокуратуру, и что будут предприняты более активные меры по поиску двух пропавших людей. В письме больше не содержалось никакой информации.

30 ноября 2001 г. прокурор Чеченской республики сообщил мужу заявительниц, что дело было рассмотрено и следователям предписано принять меры по установлению местонахождения жертв и виновных. В письме содержались заверения, что расследование находится под контролем. После этого заявительница не получала более никакой информации.

Заявительница жалуется на нарушение ст. 2 Конвенции (право на жизнь) в связи с исчезновением двоих мужчин. Заявительница также жалуется, что были нарушены положения ст. 5 в целом в отношении незаконного задержания А и В. Заявительница также утверждает, что она не имела эффективных средств защиты в отношении нарушений ст. 2 и 5 Конвенции, что представляет собой нарушение ст. 13 Конвенции.

Решение о приемлемости

24 октября 2006 г. Европейский Суд по правам человека признал жалобу приемлемой. Суд присоединил к исследованию жалобы по существу рассмотрение возражения правительства о неисчерпании заявительницей средств защиты на национальном уровне.

Поделиться: