Кабардино-Балкария: состоялось очередное заседание по рассмотрению апелляции

08.10.2015

25 сентября 2015 года в Верховном суде КБР продолжилось рассмотрение апелляционной жалобы осужденного Аскера Абидова. Как ранее сообщал ПЦ «Мемориал», сотрудник полиции А. Абидов был признан виновным в превышении должностных полномочий с применением насилия по двум эпизодам: 7 октября 2012

25 сентября 2015 года в Верховном суде КБР продолжилось рассмотрение апелляционной жалобы осужденного Аскера Абидова.

Как ранее сообщал ПЦ «Мемориал», сотрудник полиции А. Абидов был признан виновным в превышении должностных полномочий с применением насилия по двум эпизодам: 7 октября 2012 года он избил Руслана Молова, а через пять дней, 12 октября, участвовал в избиении подростков Аскера Курсакова и Мурата Бекшокова. 6 марта 2015 года Чегемский районный суд приговорил его к 4 годам лишения свободы в колонии общего режима, а также обязал выплатить потерпевшим крупную денежную компенсацию.

В судейскую коллегию входили председатель Хацаева Светлана Михайловна, судьи Мамишев Казбек Кашифович, Тхакахова Дана Хачимовна. Сторону обвинения представлял прокурор Альберт Маргушев. На заседании присутствовали осужденный Аскер Абидов, его адвокаты Сергей Никитин и Анжела Дзугова, а также, Б.З. Абидов, дедушка обвиняемого и его общественный защитник. В суде также присутствовали потерпевшие Мурат Бекшоков и Аскер Курсаков, их законные представители Замир Бекшоков и Сараждин Курсаков. Интересы потерпевших представляла адвокат Ева Чаниева, работающая по соглашению с ПЦ «Мемориал».

Заседание началось с того, что прокурор Альберт Маргушев заявил ходатайство о приобщении к материалам уголовного дела заключений первичных медэкспертиз троих потерпевших от 6 ноября 2011 г., на которые имеются ссылки в заключениях последующих медэкспертиз. Суд ходатайство удовлетворил.

Затем осужденный Аскер Абидов заявил ходатайство об исследовании ряда доказательств: постановления о возбуждении уголовного дела по двум эпизодам и заключения медэкспертиз потерпевших. Они были исследованы ранее, но, по его мнению, суд первой инстанции не дал должной оценки доводам стороны защиты. Суд ходатайство отклонил, решив, что оно обосновано только несогласием А.Абидова с данной в приговоре оценкой.

Сергей Никитин, адвокат А.Абидова, заявил ходатайство о приобщении ряда жалоб осужденного в Генеральную прокуратуру РФ по поводу незаконных действий прокурора Чегемского р-на КБР и Следственного комитета КБР. В жалобах А.Абидов приводил свои доводы об имевших место по ходу дела фальсификации доказательств, укрытии преступления, грабеже, должностном подлоге, незаконное освобождение от уголовной ответственности Олега Бекулова и Сосырбея Шадзова, раздробление уголовных дел, неправильную квалификацию преступлений и т.д. Адвокат С.Никитин также ходатайствовал об оглашении постановления Чегемского районного суда КБР от 14 января 2014 г. в отношении Сосырбея Шадзова и Олега Бекулова о прекращении уголовного дела против них в связи с применением к ним акта амнистии.

Адвокат потерпевших Ева Чаниева и прокурор Альберт Маргушев высказались против, так как решение суда первой инстанции по другому уголовному делу не имеют для суда преюдициального[1] значения.

Судья удовлетворила ходатайство защиты об оглашении постановления суда, а рассмотрение ходатайства по жалобам А.Абидова оставила на конец судебного следствия.

Второй адвокат А.Абидова Анджела Дзугова дополнила ходатайство своего коллеги, попросив суд исследовать постановления следователя о назначении судмедэкспертиз А.Курсакова и М.Бекшокова. Адвокат пояснила, что стороне защиты необходимо выяснить, что было предоставлено в распоряжение эксперту при назначении этих экспертиз, какова была процедура проведения экспертиз и т.д.

Судья С.Хацаева поинтересовалась, ставились ли эти вопросы в суде первой инстанции, на что адвокат ответила: «У нас не было такой возможности, так суд удалился в совещательную комнату, не выслушав наше ходатайство».

Судья К.Мамышев спросил адвоката, разве не спрашивал судья первой инстанции по завершении судебного следствия, есть ли у сторон какие-то дополнительные ходатайства и заявляли ли они ходатайство на этой стадии.

«Именно об этом нет, но мы собирались еще другие ходатайства заявить, и потом перейти к данному», ответила адвокат А.Дзугова.

Судья С.Хацаева выяснила у адвоката, что замечаний на протокол судебного заседания стороной защиты не вносились.

Адвокат Ева Чаниева возразила, что судом первой инстанции все заявленные ходатайства в установленном законом порядке обсуждались и сторона защиты могла принести возражения на действия суда, если для этого имелись основания. Но такой жалобы в протоколе судебного заседания не имеется, а настоящее заявление защиты об игнорировании судом первой инстанции ходатайств адвокат посчитала голословным.

Адвокат А.Дзугова заявила, что удовлетворив ходатайство прокурора о исследовании и приобщении «неизвестно откуда взявшихся» результатов медэкспертиз и отказав стороне защиты в аналогичном ходатайстве суд нарушит принцип состязательности. Суд, посовещавшись на месте, удовлетворил ходатайство защиты.

Затем А.Абидов ходатайствовал о приобщении к материалам дела судебных решений по расторжению кредитного договора - до происшествия он взял в банке кредит, но не смог его погасить. Как пояснил осужденный, в семье работает только его мать и у нее на иждивении находятся шестилетний мальчик и сам А.Абидов, который лишен возможности зарабатывать из-за меры пресечения в виде домашнего ареста. О том, что у него есть еще один брат, совершеннолетний и трудоспособный, А.Абидов не упомянул. Суд удовлетворил ходатайство.

Защита заявила ходатайство об оглашении показаний потерпевших А.Курсакова и М.Бекшокова, но суд его отклонил, согласившись с мнением защитника потерпевших Е.Чаниевой, что между показаниями, которые ребята давали во время предварительного следствия и в суде первой инстанции, нет противоречий. Затем стороны перешли к прениям.

Прения

Во время прений А.Абидов дал нелестную характеристику потерпевшему А.Молову, который был в момент задержания не трезв, заявил о наличии родственных связей между потерпевшими и свидетелями, из-за чего у потерпевших не имеется претензий к другим фигурантам дела, которых следствие переквалифицировало в свидетели. Он также заявил, что по имеющейся у него информации, родственные связи есть также и у амнистированных О.Бекулова и С.Шадзова.

Досталось от А.Абидова и журналистам. По его мнению, освещая ход судебного процесса, они искажают смысл высказываний стороны защиты и выдергивают фразы из контекста. Абидов считает, что публикуя материалы судебных заседаний в СМИ, журналисты тем самым оказывают давление на суд. А.Абидов привлек внимание суда к тому, что адвокатом оппонирующей стороны без согласования с судом ведется аудиозапись процесса, что адвокат Е.Чаниева парировала, что запись может вестись и без разрешения суда.

В конце своей речи осужденный заявил, что у него «претензий к потерпевшим нет», и что борется он не с ними, а с системой в лице следствия. Он попросил суд оправдать его по всем статьям обвинения, а в случае неудовлетворения его жалобы попросил суд смягчить ему наказание.

Сараждин Курсаков, отец Аскера, вспоминал, как его 14-летний сын, сразу после случившегося, спросил его: «Папа, а сколько мне дадут? Ведь у них есть мои отпечатки пальцев на пистолете». Отец мальчика рассказал, что с сыном стало невозможно общаться: он стал вспыльчив и раздражителен, а к сотрудникам правоохранительных органов после случившегося он испытывает недоверие и страх. С.Курсаков отметил, что если бы А.Абидов сразу после случившегося признал вину и попросил прощения, то до судебного разбирательства дело бы не дошло.

Адвокат потерпевших Е.Чаниева, выступая в прениях, заявила, что к показаниям амнистированных О.Бекулова и С.Шадзова может и можно отнестись критически, но как быть с показаниями других свидетелей, которые полностью согласуются с показаниями потерпевших. Например, как быть с показаниями свидетелей З.Хатшукова и Э.Пшунокова, с формы которых А.Абидов оторвал у первого погон, у второго шеврон для того, чтобы инсценировать нападения на них со стороны потерпевших. Адвокат задалась вопросом, почему именно против него, спасителя ребят, ополчились следствие, свидетели и коллеги. Кроме того адвокат отметила, что положительная, по мнению защиты, характеристика А.Абидова с места работы на самом деле положительной не является, ведь ему было объявлено взыскание за вскрытие и пользование вещественными доказательствами.

Адвокат Е.Чаниева отметила, что в нынешнее время довольно не просто привлечь ответственности сотрудников правоохранительных органов, а привлечь к ответственности невиновного сотрудника – практически невозможно. Совершение преступлений лицом, наделенным государством властными полномочиями, является отягчающими обстоятельствами, напомнила защитник потерпевших. Она попросила суд оставить приговор суда первой инстанции без изменения, а жалобу стороны защиты без удовлетворения.

Заседание суда продлилось шесть с половиной часов. По окончании прений сторон суд объявил перерыв до 2 октября 2015 года.

 

[1] То есть обязательного к принятию судом без повторной проверки и оценки.

Программа: Горячие точки
Программа: Поддержка политзеков

12 октября 2012 года, около 20:40, 14-летний Аскер Курсаков и 16-летний Мурат Бекшоков подверглись жестоким избиениям при участии сотрудников правоохранительных органов. Избивали прямо в здании чегемского РОВД. Подросткам угрожали убийством.