Кабардино-Балкария: родители заявляют, что их сына необоснованно обвиняют в участии в боевых действиях в Сирии

12.05.2016

Жители с. Жанхотеко Баксанского района Кабардино-Балкарии, супруги Хусей и Фатимат Байказиевы заявляют, что их сына, Мурата Байказиева, неправомочно обвиняют в участии в боевых действия в Сирии, в связи с чем он, предположительно, объявлен в международный розыск

Они обратились с заявлением на имя Уполномоченного по правам человека в КБР с просьбой восстановить справедливость и дать их сыну спокойно вернуться на родину из Турции, где тот сейчас находится, не опасаясь репрессий.

Старший сын Баказиевых, Марат Байказиев, 1982 г. р., был убит в ходе спецоперации, проведенной 13 декабря 2011 года.

Через две недели после похорон Марата родители узнали, что их младшего сына Мурата Байказиева поставили на оперативный учет в органах МВД. Участковый инспектор, к которому обратился Хусей Байказиев, объяснил, что после похорон старшего брата Мурат якобы ездил но селу и угрожал убить всех причастных к его смерти. По словам отца, Mypaт в течение всех тех дней постоянно находился дома и принимал соболезнования. Опасаясь за жизнь младшего сына, родители убедили его покинуть Россию и выехать в Объединенные Арабские Эмираты, где проживает его сестра Марина с семьей. В ОАЭ Мурат пробыл два месяца, но не смог найти работу и переехал в Египет, выбрав его из-за упрощенного визового режима для граждан РФ и низкой стоимости жизни. В июне 2012 года Мурат Байказиев возвращался в Россию для сдачи экзаменов и защиты диплома, а 23 июля 2012 года он вернулся в ОАЭ к сестре. Затем снова переехал в Египет, но пришел к выводу, что в этой стране с работой у него нет перспектив.

Как рассказал сам Мурат Байказеив в своем заявлении Уполномоченному по правам человека в КБР, 27 апреля 2013 года он переехал в Турцию, где с тех пор и проживает. Сначала он жил в Стамбуле, подрабатывал разнорабочим, занимался установкой антенн спутникового телевидения, ремонтом и отладкой ноутбуков. В июне 2014 года Мурат женился, а в мае следующего года у него родилась дочь. Свидетельства о заключении брака и о рождении ребёнка он оформлял в генконсульстве РФ в Стамбуле. В декабре 2014 года он подал заявку на продление заграничного паспорта в генконсульство РФ и через 4 месяца получил паспорт. Несколько раз за это время Мурата навещали его родители и сестра, о чем свидельствуют отметки в их паспортах. По мнению Мурата, все вышеизложенное опровергает версию о том, что он мог долгое время проживать вне Турции.

До 2014 года Хусея и Фатимат Байказиевых не беспокоили в связи с пребыванием их сына за границей. Однако в июне 2014 года рано утром к их дому на бронетранспортерах прибыли около 20 вооруженных сотрудников полиции в масках. Они оцепили двор и произвели обыск дома. При этом силовики предъявили постановление суда, в котором было указано, что Мурат Баказиев является сторонником радикального ислама, может являться участником НВФ, а в его доме могут скрываться лица, находящиеся в розыске. Изъяв системный блок компьютера и получив у Байказиевых объяснение, когда и куда уехал Мурат, силовики уехали.

В июне 2015 года Хусей и Фатимат Байказиевы ездили к сыну в Турцию. По их возвращении, в июле 2015 года участковый сообщил, что Хусею нужно явиться в следственный отдел Следственного управления СК РФ по КБР в г. Баксан. Сотрудник отдела отвез Хусея на станцию «Скорой помощи» и попросил сдать кровь, объяснив это тем, что «они находят много трупов и создают базу данных». Хусей Байказиев сделал это.

В ноябре 2015 года к Байказиевым домой прибыли вооруженные люди, которые представились сотрудниками УФСБ. Вели себя вежливо. Они интересовались Муратом, спрашивали, молится ли он, когда он уехал, как они поддерживают с ним связь и откуда они знают, что Мурат не в Сирии. Байказиевы ответили на все вопросы, объяснили, что общаются с сыном через интернет-мессенджер «Телеграмм». Сотрудник УФСБ забрал планшетный компьютер, пообещав, что через неделю вернет его и оставив свою фамилию и номер телефона. Планшет действительно через неделю вернули.

В 2016 году в администрацию и школу с. Жанхотеко приезжали неизвестные сотрудники силовых структур, наводили справки о Мурате и других членах семьи.

В марте 2016 года Хусея Байказиева вместе с бывшим имамом мечети с. Жанхотеко доставили в здание УФСБ в г. Нальчик. Им предъявили документы, составленные, по словам сотрудников УФСБ, с их собственных слов и попросили подписать их. Увидев начало текста, Хусей Байказиев и бывший имам поверили, что так и есть, и подписали документы, не дочитыв их до конца. Но, уже подписав документы, они все-таки решили их дочитать, и в конце текста обнаружили фразу, что они допускают, что Мурат мог принимать участие в военных действиях в Сирии. На их недоуменные вопросы сотрудники УФСБ ответили, что у них есть показания осужденных лиц, которые видели якобы Мурата в Сирии, но доказательства они предъявят лишь лично Мурату, так как это тайна следствия. Далее они сообщили, что объявляют Мурата Байказиева в международный розыск за участие в боевых действиях на территории Сирии.
По словам Хусея и Фатимат, Мурат не мог воевать в Сирии, поскольку они постоянно поддерживали с ним связь, а кроме того он с рождения имеет слабое здоровье, у него хронический сепсис, врожденная аритмия сердца.

В связи с этим родители Мурата обратили Уполномоченному по правам человека в КБР с просьбой помочь в снятии с него необоснованных подозрений, снятии его с учета и розыска. С аналогичным заявлением обратился и сам Мурат.

Уполномоченный по правам человека в КБР, в свою очередь, направил письма секретарю Совета экономической и общественной безопасности КБР с просьбой рассмотреть заявления Байказиевых на Комиссии при Главе КБР по оказанию содействия в адаптации к мирной жизни лицам, принявшим решение о прекращении террористической и экстремистской деятельности, а также начальнику УФСБ РФ по КБР для проверки изложенных в заявлениях сведений.

Письменных ответов из этих ведомств пока нет, однако по указанному в заявлении телефону с Муратом Байказиевым связался министр по профилактике экстремизма КБР Залим Кашироков. Он предложил Мурату лично обратиться в Комиссию при Главе КБР по оказанию содействия в адаптации к мирной жизни лицам, принявшим решение о прекращении террористической и экстремистской деятельности. На вопрос отца, а что будет с его сыном, пока Комиссия буде разбираться с делом Мурата, министр ответил, что а время проверки Мурат должен будет находиться в СИЗО.

Байказиевы, отец и мать, говорят, что не готовы советовать сыну последовать такому предложению министра.
«Кашироков сам будет постоянно следить за тем, что будет с Муратом в СИЗО? И что там с ним сделают?» - говорит Хусей Байказиев.

***
В этом деле проявилась реальная проблема. В последние годы в Турцию уехало много жителей Северного Кавказа, часто целыми семьями. Большинство из них – люди, придерживающиеся салафитского направления ислама. Часть из них перебираются в Сирию для участия в деятельности «Исламского государства» (ИГ) . Однако значительная часть остается на территории Турции, не взаимодействует с ИГ, более того по религиозным и идеологическим мотивам осуждает ИГ и другие террористические организации, действующие в Сирии.
Мы не подвергаем сомнению необходимость уголовного преследования тех лиц, которые участвовали в деятельности террористических организаций. Однако, у правоохранительных органов России, как правило, вызывают подозрения все люди, покинувшие на длительный срок пределы РФ для проживания в Турции или Египте. Их подозревают в сотрудничестве с ИГ, часто объявляют в розыск как участников боевых действий в Сирии на основании неких оперативных данных, источники которых не раскрываются. 
Справедливо опасаясь возможной фальсификации доказательств, применения незаконных методов ведения следствия, эти люди опасаются возвращаться на родину, даже если не были ни в чем виноваты. Таким образом, все больше граждан нашей страны теряют связь с родиной.

Выходом из создавшейся ситуации могло бы стать расширение компетенций структур, подобных Комиссии при Главе КБР по оказанию содействия в адаптации к мирной жизни лицам, принявшим решение о прекращении террористической и экстремистской деятельности, создание таковых в тех субъектах федерации, где их нет.
Впрочем, нельзя исключить и того, что именно создавшаяся ситуация, когда часть граждан России - жителей Северного Кавказа фактически лишается возможности вернуться на родину, устраивает многих в органах власти РФ.