Ингушетия: пытки в ЦПЭ продолжаются

02.08.2017

Жители Назрани Магомед Оздоев и Хасан Эсмурзиев были задержаны в минувшие выходные сотрудниками силовых структур якобы за незаконное хранение оружия.

По словам их родственников, оружие им подбросили силовики. Задержанных доставили в Центр по противодействию экстремизму (ЦПЭ) МВД РФ по РИ и пытали.

Напомним, что в отношении ряда сотрудников ЦПЭ МВД РФ по РИ, в том числе в отношении его руководителя Тимура Хамхоева, расследуются уголовные дела, связанные с применением пыток в отношении задержанных.

Задержание Магомеда Оздоева

Утром 29 июля 2017 года в Гамурзиевском административном округе Назрани силовики задержали местного жителя Магомеда Оздоева, 1988 г.р. и его жену Танзилу Сапралиеву. 31 июля Сапралиева обратилась с письменным заявлением в офис Правозащитного центра «Мемориал» в Назрани и изложила подробности произошедшего.

Магомед Оздоев и Танзила Сапралиева живут в 14-й линии Гамурзиевского а/о, в небольшом щитовом домике из трех комнат, двор не огорожен забором.

29 июля около 6:00 к ним во двор вошли несколько десятков человек, в основном в камуфляжной и черной форме, некоторые — в гражданской одежде, большинство в масках. Они окружили дом, затем вошли внутрь. Навстречу к ним вышла Танзила. Силовики предъявили ей постановление на обыск, в котором она, по ее словам, так и не разобралась, но по требованию силовиков подписала, что ознакомилась с ним. Понятых силовики привезли с собой.

По словам Танзилы, в доме хранились охотничье ружье и травматический пистолет, на которые имелись выданные в МВД по РИ лицензии, другого оружия в доме не было.

Силовики уложили Магомеда Оздоева на пол лицом вниз, один из них поставил на него ногу, затем ему скрутили руки за спиной и сковали их наручниками, а Танзилу вывели на улицу. Через несколько минут Сапралиевой разрешили зайти в дом и она увидела, что на муже сверху лежит развернутый ковер. Она попросила убрать ковер, опасаясь, что Магомед задохнется, ее просьбу выполнили.

Обыск в доме продолжался менее часа. Как утверждает хозяйка дома, обыск силовики проводили формально, без особой тщательности, но некоторые шкафы и тумбочки обыскивали по несколько раз. Ближе к концу обыска, когда они в очередной раз подошли к тумбочке с вещами Танзилы, один из полицейских окликнул ее и показал выдвинутый верхний ящик тумбочки, в углу которого лежала граната («хаттабка»). По словам Танзилы, до этого момента ящик силовики осматривали несколько раз, но тогда ничего их внимания не привлекло. Когда обыск подходил к концу, силовики заявили Танзиле, что изымают охотничье ружье, травматический пистолет и еще один пистолет, внешне похожий на травматический пистолет ее мужа. Момент обнаружения второго пистолета Танзила не видела и узнала о нем, только когда силовики составили опись изъятого оружия. Танзила заявила, что второго пистолета в их доме никогда не было, что его и гранату им подкинули, и отказалась подписывать протокол обыска. Кроме оружия, силовики изъяли принадлежащий Сапралиевой ноутбук, жесткий диск (накопитель) и три книги, также принадлежащие хозяйке дома.

После обыска Оздоева и Сапралиеву доставили в отдел ЦПЭ МВД по РИ в Назрани. Так как их везли в разных машинах, Танзила постоянно спрашивала, где ее муж. Сначала ей отвечали, что он в Магасе, затем — что его отвезли во Владикавказ и, наконец, сказали, что Магомед находится в ЦПЭ, в другом кабинете. Во время допроса Танзилу спрашивали про религиозную литературу, которая хранилась у них дома. Женщина рассказала, что ее муж торгует исламскими товарами, среди которых благовония, исламская атрибутика, литература, молельные коврики и др. Она также сообщила, что изъятые книги принадлежат ей, а гранату и второй пистолет им подбросили во время обыска. Она пыталась убедить сотрудников, допрашивавших ее, что Магомед никакой противозаконной деятельностью не занимается, в сомнительных и криминальных операциях не замешан. Около 13:00 Танзилу отпустили, а на ее вопрос о муже ответили, что его пока не отпустят, но у него все нормально.

По информации Танзилы, в ночь на 30 июля ее мужа из ЦПЭ перевели в ОМВД по Назрани, где на следующий день после обеда с ним смог встретиться адвокат Иса Абадиев. Оздоев пожаловался, что во время допроса в ЦПЭ его пытали током, одевали пакет на голову, заматывали скотчем и доводили до обморочного состояния, давали какие-то таблетки, после которых он плохо понимал, что делает и что говорит, оскорбляли, угрожали убийством, требуя признать, что найденное в его доме оружие принадлежит ему. Допрос проводили без адвоката.

Абадиев написал жалобу на незаконные действия силовиков в прокуратуру и ходатайство о проведении судмедэкспертизы. Родственники Оздоева также написали жалобу на незаконные действия силовиков в прокуратуру и следственный комитет, а также попросили сотрудников прокуратуры проверить условия содержания Магомеда.

31 июля Магасский районный суд избрал для Оздоева меру пресечения в виде содержания под стражей сроком на 1 месяц. Оздоева обвиняют в незаконном приобретении и хранении оружия (ст. 222 УК РФ). Адвокат подал жалобу на решение судьи в вышестоящую инстанцию.

По словам родственников Оздоева, у Магомеда проблемы с давлением, немеет левая часть лица, они опасаются, что перенесенные пытки и условия содержания в ИВС могут негативно сказаться на состоянии его здоровья.

Задержание Хасана Эсмурзиева

30 июля 2017 года после 7:00 в Назрани силовики задержали местного жителя Хасана Эсмурзиева, 1981 г.р., об этом рассказали его родственники, обратившиеся на следующий день в офис ПЦ «Мемориал» в Назрани с письменным заявлением. С их слов стали известны обстоятельства его задержания.

Хасан Эсмурзиев работает строителем, активно занимается благотворительной деятельностью, собирает пожертвования, записывая и публикуя в сети интернет видеообращения с призывами оказать поддержку и помощь нуждающимся семьям.

Хасана задержали в доме его второй (брак заключен по исламскому обряду) жены Амины, живущей в на ул. Осканова. Около 7:10 во двор дома ворвались несколько десятков вооруженных людей в черной и камуфляжной униформе, некоторые были в гражданской одежде. Большинство скрывали лица под масками. Они не представились и не предъявили удостоверений. Большинство силовиков, носивших маски, разговаривали по-русски без акцента, но были и те, кто говорил на ингушском языке. Старший группы зачитал Амине постановление на обыск, проигнорировав ее просьбу дать ей возможность самой прочитать постановление. Насколько поняла Амина, Хасана подозревали в незаконном хранении оружия. Понятых силовики привезли с собой. Амина попросила старшего группы пригласить в качестве понятых соседей, но и эту просьбу проигнорировали.

После того, как хозяйку дома ознакомили с постановлением, силовики прошли в дом, где в это время спал Хасан и годовалый ребенок. Когда силовики вошли в дом, Амина находилась во дворе, но, услышав, что ее мужа избивают, прошла в дом, хотя ее сначала не хотели туда пускать. Там она увидела Хасана — он лежал на полу лицом вниз, его руки были заведены за спину и скованы наручниками. Амина видела, как один из силовиков несколько раз ударил Хасана ногами в область печени. Она попросила силовиков не бить его, так как он инвалид, и настояла на том, чтобы его подняли с пола и посадили на стул.

Обыск продолжался не больше часа. По словам Амины, действия силовиков больше походили на имитацию обыска, они даже не стали обыскивать несколько комнат — ванную, кухню, расположенный во дворе дома цех по производству продуктов питания. В спальне, где спал Хасан, под матрасом дивана силовики нашли пистолет и гранату. Как утверждает Амина, оружие подбросили.

Один из силовиков, ингуш, сказал Амине, что проблемы Хасана связаны с опубликованным им видеообращением (на ингушском языке). Недавно родные покойного во время похорон в Насыр-Кортском а/о попросили на время погребальной молитвы выключить музыку, которая громко играла в концертном зале «Амфитеатр». В ответ им предложили заниматься своими делами и не мешать репетиции ко Дню республики. После этого Хасан записал видеообращение, в котором пристыдил людей, отказавшихся ненадолго отключить музыку и таким образом выказавших неуважение к чувствам родственников умершего.

После обыска полицейские забрали личные документы, телефон Хасана и банковские карты, в том числе и те, на которые поступают пожертвования для оказания помощи нуждающимся. После обыска был составлен протокол, который подписала хозяйка дома. Амине также предлагали подписать пустую бумагу, но она отказалась. На ее вопрос, куда будет доставлен муж, силовики ответили, что его отвезут в Магас, не уточнив, куда конкретно.

Магомеда Эсмурзиева, родного брата Хасана, во время обыска в дом не пропустили и он находился за оцеплением. Он спросил стоявших в оцеплении силовиков, какое ведомство они представляют, те ответили, что здесь присутствуют представители всех силовых ведомств.

Родственники задержанного сразу обратились за помощью к адвокату Исе Абадиеву. В тот же день после 15:00 адвокат получил возможность встретится со своим подзащитным. Хасан в это время находился в ОМВД по г. Назрань, однако сначала, как рассказал Хасан адвокату, его отвезли в ЦПЭ, где пытали электрическим током. По словам адвоката, на пальцах Эсмурзиева остались следы в тех местах, куда присоединяли провода. Адвокат подготовил ходатайство на имя следователя о проведении судебно-медицинской экспертизы и обратился с жалобой на применение пыток.

1 августа Магасский районный суд принял решение заключить Эсмурзиева под стражу на месяц. Ему предъявлено обвинение по ст. 222 (незаконные приобретение, хранение оружия и боеприпасов) УК РФ.

Магомед рассказал, что в зал заседания суда конвоиры ввели Хасана, держа с обеих сторон под руки, так как сам он не мог передвигаться. Магомед также обратил внимание на то, что на пальцах рук Хасана были черные следы. На вопросы судьи Хасан не отвечал, показывая судье знаками, что не слышит его.

* * *
Летом 2012 года Хасана задерживали сотрудники ЦПЭ и, как утверждают родственники, пытали. Впрочем, тогда уголовное дело против Эсмурзиева возбуждено не было. Его арестовали на 10 суток за административное нарушение.

26 октября того же года силовики пришли в дом к Эсмурзиевым. Во время задержания Хасан получил несколько огнестрельных ранений, так как попытался убежать. В связи с этим в правозащитные организации, в том числе в ПЦ «Мемориал», обращалась его первая жена Румина Кодзоева. По ее словам, Хасан побежал после того, как увидел, что силовики направили на него оружие и выстрелили — он испугался, что при стрельбе могут пострадать его дети, находившиеся во дворе. Хасан был ранен в обе руки и в ногу. В доме в ходе обыска нашли гранату, которую, по словам Кодзоевой, им подбросили, а по официальной информации, на нем был еще и «пояс шахида» («Жена задержанного при спецоперации в Ингушетии Хасана Эсмурзиева заявляет, что он стал жертвой незаконных действий силовиков», «Террорист-смертник задержан в центре Назрани»). 8 ноября 2012 года в доме Эсмурзиева провели повторный обыск и, по уверению Румины Кодзоевой, подбросили в подсобное помещение патроны, оформив их как изъятые в ходе обыска.

24 октября 2013 года Магасский районный суд осудил Хасана Эсмурзиева на три года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении. Его признали виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 318 (угроза применения насилия в отношении представителя власти) и ч. 1 ст. 222 (незаконные приобретение и хранение оружия и боеприпасов) УК РФ. До вступления приговора в силу Эсмурзиев находился под подпиской о невыезде, а оставшуюся часть срока отбыл в спецпалате ИВС МВД по РИ в здании республиканской больницы, так как нуждался в стационарном лечении (последствие огнестрельных ранений).

Программа: Горячие точки

Жители Республики Ингушетия (РИ) неоднократно жаловались на незаконные действия сотрудников Центра по противодействию экстремизму (ЦПЭ) МВД РФ по РИ. Сотрудников ЦПЭ они обвиняли в применении пыток к подозреваемым в ходе допросов.