Ингушетия: дом жительницы Малгобекского района, чей сын подозревается в связи с членами НВФ, взорвали после обыска

15.01.2013

8 декабря 2012 года в Малгобекском районе Республики Ингушетия были обнаружены два тайника с оружием. Один из них — на окраине г. Малгобек в гаражном кооперативе, другой — в с. Сагопши на территории цеха по производству пластиковых окон. Хозяин цеха Ахмед Гатагажев в этот день,

8 декабря 2012 года в Малгобекском районе Республики Ингушетия были обнаружены два тайника с оружием. Один из них — на окраине г. Малгобек в гаражном кооперативе, другой — в с. Сагопши на территории цеха по производству пластиковых окон.

Хозяин цеха Ахмед Гатагажев в этот день, по словам родственников, уехал в г. Нальчик, и с тех пор о его судьбе им ничего неизвестно.

10 декабря, около 17:00, в доме, принадлежащем его матери Кубре Абоевне Гатагажевой, проживающей в с. Сагопши, сотрудники отдела полиции Малгобекского района провели обыск. В течение нескольких часов в присутствии понятых они тщательно осмотрели все помещения. Ничего противозаконного не обнаружили. Данный факт зафиксировали в протоколе, составленном по окончании обыска. 11 декабря в этот же дом с обыском приехали представители другого силового ведомства, которые обнаружили там оружие и взрывное устройство. Хозяевам разрешили вынести из дома документы и одежду, после чего часть дома взорвали.

26 декабря в представительство Правозащитного центра «Мемориал» обратилась внучка Кубры Гатагажевой Залина Баркинхоева. Она рассказала о подробностях повторного обыска, так как была очевидцем его проведения. По ее словам, обыск в доме проводили представители федерального силового ведомства, но какого именно, она не знает, так как силовики не предъявили документов. Сотрудники приехали на нескольких машинах марки «Урал», УАЗ и «Газель», в сопровождении нескольких БТРов. На некоторых машинах были регистрационные номера 15 (Республика Северная Осетия-Алания) и 06 (Республика Ингушетия) регионов. Предварительно блокировав дом и прилегающую к нему территорию, сотрудники проникли во двор и заставили всех, кто находился в доме, выйти на улицу. Помимо хозяйки в данном домовладении проживают еще две семьи ее сыновей Ахмеда и Исы. Силовики провели в доме более часа, после чего заявили одной из снох Кубры Свете, что буду проводить обыск. Они показали ей документ, который не дали прочитать, но заставили подписать. По словам сотрудников, это было постановление на обыск. Хозяевам при обыске присутствовать не разрешили, но пригласили в дом двоих понятых, которых привезли с собой.

Еще до объявления о проведении обыска Залина Баркинхоева видела, как кто-то из сотрудников занес в дом черный пакет. Обыск в присутствии понятых длился еще некоторое время. После этого сотрудник, предположительно руководивший спецоперацией, пригласил в дом Свету и еще одного сына хозяйки дома Исмаила (проживает по соседству). Он заявил, что в ванной комнате нашли оружие и взрывное устройство, при этом указал на черный пакет. Содержимое пакета сотрудник показывать не стал. Свету заставили подписать протокол обыска, но копию не оставили. Они посоветовали получить ее у следователя. Сотрудник также сказал, что они будут вынуждены взорвать дом. Хозяевам разрешили вынести из дома документы и некоторые вещи. На вопросы, почему они хотят взорвать дом, силовики не ответили, а некоторые из них смеялись. Они взорвали часть дома, после чего уехали. К дому подъехали пожарные расчеты, потушили возникший после взрыва пожар.

Залина Баркинхоева намерена доказать факт того, что оружие и взрывное устройство силовики в дом привезли сами. А значит, дом ее бабушки взорвали без всяких на то оснований. В своем заявлении она также просит правозащитные организации оказать ей содействие в защите прав ее бабушки Кубры Абоевны Гатагажевой и возмещении нанесённого ей ущерба.

Рассказ Залины Баркинхоевой:

11 декабря 2012 года я находилась в г. Назрань, а моя мать была у моей бабушки, которая проживает в с. Сагопши Малгобекского района. Около 17:00 часов мне позвонила мать и сказала, что приехали сотрудники правоохранительных органов, после я сразу выехала из г. Назрань в с. Сагопши.

Близлежащая территория была отцеплена сотрудниками правоохранительных органов, никого не пропускали. По моей просьбе меня пропустили через отцепление к своим родным. Через некоторое время я увидела, что двое из сотрудников правоохранительных органов занесли в дом какой-то черный пакет. После они позвали Свету и Исмаила (брат моей матери) и показали им документ, который они не дали Свете прочитать и ознакомиться. Один из сотрудников назвал это постановлением о проведении обыска и заставил Свету его подписать. Через час после этого привезли двоих незнакомых нам мужчин в качестве понятых. Через несколько часов после этого один из сотрудников, предположительно старший, вышел из дома и позвал опять Свету и Исмаил. Он сказал им, что в ванной комнате нашли незаконное оружие, показал какой-то черный пакет. На вопрос, что находится в пакете, сотрудники ответили, будто там взрывное устройство.

Свете задавали вопросы, хранятся ли в доме ценные вещи и драгоценности. После заставили ее подписать протокол, и сказали, что копию нам отдаст какой-то следователь. Разговаривал сотрудник на русском языке, без акцента и был без маски.

Потом Света спросила у силовиков, можем ли мы зайти в дом. Сотрудник ответил, что они будут взрывать дом. После Свете по ее просьбе дали вынести одежду и детские вещи. Моя бабушка и Света спрашивали у них, почему они хотят взорвать наш дом, но в ответ сотрудники лишь смеялись. После того, как она вынесла вещи, нас попросили отойти на сто метров. Через минут десять нас опять предупредили через громкоговоритель, чтобы мы отошли на безопасное расстояние, и после прогремел взрыв.

Если им нужен был Ахмед (Ахмед Гатагажев, сын Кубры Гатагажевой, пропавший 8 декабря при невыясненных обстоятельствах — ПЦ «Мемориал»), если у него к нему вопросы, то пусть ищут его, но причём тут дом его матери, в котором живут другие семьи с детьми.