ПЦ «Мемориал» незаконно ликвидирован. Сайт прекратил обновляться 5 апреля 2022 года

Хлопковая кампания на севере Туркменистана

17.11.2008

В 2003 году, как и раньше, туркменские власти широко использовали принудительный труд при уборке хлопка. В большинстве районов Дашогузского велаята начиная с сентября на уборку хлопка были мобилизованы работники городских бюджетных организаций (учителя, врачи, воспитатели детских садов и

В 2003 году, как и раньше, туркменские власти широко использовали принудительный труд при уборке хлопка.

В большинстве районов Дашогузского велаята начиная с сентября на уборку хлопка были мобилизованы работники городских бюджетных организаций (учителя, врачи, воспитатели детских садов и т.д.) и школьники начиная с 3-4 классов. Учащихся младших классов также вывозят на хлопковые поля, но только по субботам и воскресеньям. В велаятском центре учебный процесс в школах первоначально старались не прерывать, хотя многие учителя были направлены на уборку урожая, поэтому нередко один учитель вел три урока одновременно, а в некоторых случаях учеников вообще распускали по домам. Однако постепенно в уборочную кампанию были вовлечены и школьники Дашогуза. После осенних каникул впервые за последние годы были отменены занятия даже в элитных школах с углубленным изучением иностранных языков, физики и математики. Учащиеся этих школ также были мобилизованы на уборку хлопка.

Те служащие бюджетных организаций, кто не хочет ехать на сбор хлопка, могут неофициально нанять кого-нибудь вместо себя. Один день работы в поле в Дашогузе стоит 10 тыс. манатов (менее 0,5 USD), в районных центрах - 5-7 тыс. манатов.

В велаятском центре на уборку урожая были направлены даже базарные торговцы. Администрация рынка составила списки торгующих, после чего назначила им место сбора и время отъезда. В одном случае пытались записать на уборку хлопка даже пожилую женщину, продававшую книги из домашней библиотеки. Питанием торговцы должны обеспечивать себя сами, собранный хлопок-сырец оплачивается из расчета 150 манатов за кг. В результате торговые ряды центрального базара в Дашогузе стоят полупустые. Торгуют лишь те, кто заплатил отступные или отправил вместо себя на полевые работы своих детей или родственников. Шор-базар (большой рынок за городской чертой) полностью закрыт (по некоторым данным, на его территории собираются разместить воинскую часть), время работы районных базаров ограничено вечерними часами.

В целях обеспечения более активного участия населения в уборочной кампании начиная с сентября, как и в прошлые годы, были введены ограничения на передвижение автотранспорта между населенными пунктами велаята.

Служба дорожного контроля под разными предлогами стала налагать на водителей крупные штрафы в размере до 300 тыс. манатов. Многие не могут уплатить требуемую сумму (например, учителям в районах до сих пор не выдали зарплату за июль). В этом случае у «нарушителей» изымают права на управление автомобилем и предлагают отработать 10 дней на уборке хлопка. Права возвращают лишь по предъявлении справки из дехканского объединения о выполнении требуемых работ.

После того, как в середине октября президент Ниязов подверг критике руководителей региональных администраций за срыв плана сбора хлопка-сырца, административное давление на население еще больше усилилось. Так, хяким Кунеургенчского этрапа издал распоряжение, согласно которому был запрещен въезд в районный центр иногороднего автотранспорта (включая пассажирские автобусы), а время работы дехканского рынка строго ограничено периодом с 18 до 20 час. (в это время на улице быстро темнеет и покупки приходится делать в спешке). 14 октября десятки жителей района, пришедшие на рынок раньше предписанного часа, обнаружили, что подразделение полиции вплоть до 18 час. блокировало вход на территорию рынка.

В День независимости - 27 октября, отмечаемый в Туркменистане как национальный праздник, жители Кунеургенча решили, что базар будет работать весь день. Торговцы с утра встали за прилавки, разложив товары в ожидании покупателей. Однако вскоре на базар ворвались сотрудники полиции, которые, ссылаясь на указание хякима, потребовали прекратить торговлю. Очевидцы рассказывают, что полицейские избивали продавцов, били посуду, опрокидывали в грязь рис, овощи и другие приготовленные к продаже продукты.

Еще одна конфликтная ситуация возникла в связи с требованием властей к владельцам частного авторанспорта, задействованного в пассажирских перевозках, обеспечить ежедневную доставку на хлопковые поля горожан. На протяжении двух месяцев владельцы частных микроавтобусов в Дашогузе каждое утро отвозили мобилизованных на поля (иногда – в отдаленные районы велаята), а вечером доставляли их назад. Власти не выплачивали водителям какой-либо компенсации за их труд, даже бензин водители должны были покупать за свой счет (водителям машин, задействованных на перевозках в ходе уборочной кампании, разрешалось ежедневно приобретать 20 литров бензина, в то время как норма отпуска бензина частными машинам ограничивалась 30 литрами в неделю). Из-за ограничений движения автотранспорта по территории области в период уборки хлопка многие владельцы машин, занятых пассажирскими перевозками, лишились заработка и с трудом обеспечивали свои семьи. Терпению водителей пришел конец после того, как хяким Дашогузского велаята на днях обратился к президенту страны с предложением, «учитывая пожелания населения», продлить сбор хлопка до декабря.

31 октября 2003 г. водители микроавтобусов в знак протеста против политики властей впервые не вышли на работу. После того, как микроавтобусы не появились утром у городского стадиона в Дашогузе (традиционном месте сбора отъезжающих на хлопковые поля), мобилизованные на уборку хлопка горожане с радостью разошлись по домам. Происшедшее вызвало растерянность у руководителей велаята. Спецслужбы начали поиск «зачинщиков» акции, а рядовых забастовщиков разыскивали посты дорожного контроля и налоговая полиция. Некоторые из участников забастовки, опасаясь репрессий, скрылись у родственников. Однако несмотря на давление властей 1 ноября забастовка водителей была продолжена.

Поделиться: