Халитова против России (Khalitova v Russia)

19.03.2009

Заявительница и ее муж проживали в Чечне. Муж заявительницы и еще один мужчина были убиты 11 сентября 2000 г., когда они рубили дрова. Свидетели утверждают, что их застрелили без предупреждения военнослужащие федеральных войск. На следующий день прокуратура возбудила по этому факту

Заявительница и ее муж проживали в Чечне. Муж заявительницы и еще один мужчина были убиты 11 сентября 2000 г., когда они рубили дрова. Свидетели утверждают, что их застрелили без предупреждения военнослужащие федеральных войск.

На следующий день прокуратура возбудила по этому факту уголовное дело. 1 октября 2003 г. прокуратура приостановила следствие, ссылаясь на невозможность установить личность виновных. Заявительнице не сообщили об этом решении.

23 января 2004 г. заявительница обратилась в прокуратуру с официальным ходатайством, в котором она просила сообщить ей о каком-либо движении по делу, а также о присвоении ей статуса потерпевшей в результате убийства ее мужа.

18 февраля 2004 г. прокурор отменил предыдущее решение и постановил, что военнослужащие неустановленного воинского подразделения совершили «немотивированное» убийство мужа заявительницы 11 сентября 2000 г.

26 февраля 2004 г. заявительница была признана потерпевшей. Впоследствии она попросила разрешения ознакомиться со всеми материалами дела, однако в этой просьбе ей было отказано. Решение об отказе в ознакомлении с материалами дела было обжаловано в Урус-Мартанский городской суд, однако эта жалоба была оставлена без удовлетворения. Это решение было обжаловано в кассационную коллегию Верховного Суда Чечни, которая 21 апреля 2004 г. также оставила эту жалобу без удовлетворения. С того времени заявительнице не сообщали о дальнейшем продвижении следствия.

Следствие было приостановлено повторно 19 марта 2004 г. Основанием для приостановления была невозможность установить личность виновных.

Заявительница утверждает, что была нарушена ст. 2 Конвенции (право на жизнь) в связи с преднамеренным убийством ее мужа военнослужащими российских федеральных сил. Она также утверждает, что расследование по факту смерти ее мужа было неэффективным и проводилось ненадлежащим образом в нарушение ст. 2.

Также заявительница утверждает о нарушении ст. 13 (право на эффективное средство защиты) на том основании, что она не располагала эффективным средством защиты в отношении нарушений ст. 2 Конвенции.

Жалоба была подана в Суд в октябре 2004 г.