Грузия сочла «нецелесообразным» предоставлять статус беженца жителю Чечни

03.11.2016

На родине ему угрожали пытками, а затем обвинили в участии в военных действиях в Сирии.

17 октября 2016 года в Правозащитный центр «Мемориал» обратился с заявлением житель Чеченской Республики Тумсу Абдурахманов. Он сообщил, что был вынужден выехать в Грузию после того, как в ноябре 2015 года руководитель администрации Главы и Правительства ЧР Ислам Кадыров и другие должностные лица республики оказывали на него психологическое давление и угрожали ему пытками. С тех пор он находится в Грузии, где обратился к властям с просьбой об убежище. Тем временем, в Чечне против него возбудили уголовное дело: его обвиняют в том, что он планировал уехать в Сирию с целью присоединиться к «Исламскому государству» (ИГ, международная террористическая организация, запрещенная в России). Тумсу Абдурахманов утверждает, что он никогда не был в Сирии и уголовное дело против него сфабриковано.

31 октября Абдурахманов получил ответ из Министерства Грузии по делам беженцев (полное название — Министерство по делам вынужденно перемещенных с оккупированных территорий лиц, беженцев и расселению), в котором сказано:

  • «Министерство считает, что Вы удовлетворяете основам предоставления статуса беженца, предусмотренным статьей 1А(2) Женевской конвенции о статусе беженца 1951 г. и статьей 2 закона Грузии „О статусе беженца и гуманитарном процессе“;
  • Есть серьезные основания полагать, что Ваше пребывание в Грузии в силу значительных обстоятельств противоречит интересам страны; <…>.
    Исходя из вышеперечисленного, <…>, Министерство считает нецелесообразным предоставление Вам статуса беженца».

В своем заявлении в ПЦ «Мемориал» Абдурахманов подробно рассказал, почему он был вынужден уехать из Чечни.

* * *
Тумсу Абдурахманов, 1985 г.р., жил в Грозном и работал заместителем генерального директора в ФГУП «Электросвязь».

Он рассказал, что 4 ноября 2015 года около 15:00 ехал на своем служебном автомобиле по улице Чернышевского в Грозном. Параллельно ему по той же улице двигался кортеж. На пересечении с проспектом Революции вооруженные люди, сопровождавшие кортеж, остановили Абдурахманова. Его вывели из автомобиля, отобрали телефон и подвели к Mersedes-Benz ML63AMG, за рулем которого был руководитель администрации Главы и Правительства ЧР Ислам Кадыров. Не выходя из машины, Кадыров взял телефон Тумсу и начал просматривать его содержимое, одновременно задавая ему вопросы политического и религиозного характера, спросил, почему Тумсу носит бороду. Продолжался этот «допрос» достаточно долго. На телефоне Тумсу Кадыров нашел сатирические карикатуры, фото- и видеоматериалы, высмеивающие политику властей ЧР и РФ. Кадыров поинтересовался, кто именно ему их присылал, а когда Тумсу отказался отвечать, чиновник скомандовал: «Везите его». Абдурахманова посадили в машину сопровождения «Toyota Kamry» и доставили на территорию правительственного комплекса в Грозном, в частный дом, где, предположительно, живет Ислам Кадыров.

Тумсу привели на кухню и там «диалог» продолжился. Ислам Кадыров спрашивал, к какому суфийскому тарикату (ордену) принадлежит Тумсу, кого из суфийских шейхов считает своим устазом (учителем) и считает ли он дозволенным «взывание» к этим устазам (большинство мусульман в Чечне относятся к тарикатам накшбандия и кадирийя. Последователи тарикатов в молитвах могут обращаться за благословением не только к Аллаху, но и к устазам. Многие, особенно молодежь, считают это неправильным — по их мнению, такое обращение приравнивает устазов к Богу, что противоречит провозглашенному в Коране принципу единобожия). Абдурахманов ответил, что ни к одному из суфийских тарикатов себя не относит, исповедует ислам суннитского толка и считает категорически недозволенным взывать к кому-либо, кроме Аллаха. Услышав такой ответ, Ислам Кадыров разозлился и заявил, что Абдурахманов неправильно исповедует ислам и что он, Кадыров, ему этого не позволит. По словам руководителя администрации, найденного в телефоне было достаточно, чтобы убить Тумсу, но он мог «предложить выбор».

«Он дал мне три дня на „побег“. В эти дни обещал не искать и не преследовать. Но по окончанию трехдневного срока найдет и убьет. Либо по возвращению из командировки (якобы он улетел в Москву на какое-то совещание) мы снова встретимся. Он пригласит представителей духовенства республики, они все вместе разъяснят мне мои религиозные и политические заблуждения. Таким образом, меня вернут на путь истины. Разумеется, я выбрал второй вариант», — пишет Тумсу Абдурахманов в своем заявлении.

Его отпустили с условием, что он не будет брить бороду до этой встречи и никому не расскажет о беседе, но телефон не вернули.

7 ноября около 18:00 Ислам Кадыров приехал за Абдурахмановым на своем «Мерседесе» в сопровождении двух охранников. Тумсу привезли в тот же дом на территории правительственного комплекса. На встрече присутствовали помощник главы ЧР — кадий Грозного Магомед Хийтанаев, советник главы ЧР Адам Шахидов, позже присоединился заместитель министра внутренних дел по ЧР, глава полиции ЧР, генерал-майор Апти Алаудинов.

«Меня обвинили в том, что я ваххабит, что я неправильно исповедую свою религию, что у меня неправильная борода и что я являюсь частью, а позже и руководителем некой религиозно-политической партии или секты. От меня требовали выдачи всех членов пресловутой секты, в противном случае угрожали пытками и смертью», — продолжает свой рассказ Абдурахманов.

Пытки электрическим током, избиения, подвал, по словам Тумсу, описывали очень красноречиво и досконально. На встрече был человек с полипропиленовой трубой, который периодически настоятельно просил присутствующих оставить его на 10 минут наедине с Тумсу. Представители духовенства, покачивая головами, причитали о печальной участи, которая ожидала Тумсу, что он больше не увидит своих детей. Допрос был очень тяжелым психологически, и Тумсу, по его словам, уже не верил, что вновь увидит свою семью.

Во время разговора они передавали друг другу телефон Абдурахманова и смотрели содержимое. Их внимание привлекла фотография, на которой были запечатлены «бородатые» приятели Тумсу — Арсен Бахаев, предприниматель, владелец иммуннологической лаборатории в Грозном, и адвокат Алихан Устарханов. Его заставили назвать их телефонные номера. Вскоре их тоже привезли. Молодые люди бороды уже сбрили, что заметно разозлило похитителей. Они стали обвинять Тумсу, что он их предупредил. Затем, посовещавшись с коллегами, Ислам Кадыров решил, по его словам, дать Тумсу «последний шанс». Кадыров сказал, что ему снова нужно лететь в Москву на пару дней и он принял решение «отпустить всех, но по возвращению он ждет Тумсу со всеми членами его партии».

По словам Тумсу, ему дали понять, что им известны места его работы и жительства, а также сведения о его родственниках, и если он попытается скрыться, то отвечать придется им. Отпустили на прежних условиях: не стричь бороду и никому ничего не рассказывать. Телефон остался у Ислама Кадырова. Встреча длилась около восьми часов, молодых людей отпустили в третьем часу ночи.

После этой встречи Абдурахманов решил уехать из страны. Ближайшим рейсом он отправил жену и троих малолетних детей в Казахстан — у них не было заграничных паспортов, а для въезда в эту страну достаточно общегражданского паспорта. Мать Абдурахманова и его младший брат немедленно выехали в Грузию, а после того, как они пересекли границу, туда же уехал и сам Абдурахманов. 11 ноября, сняв квартиру для матери и брата, Тумсу вылетел из Тбилиси в Актау, к жене и детям. Обустроив там свою семью, 12 ноября ночью он вылетел обратно в Грузию. Только 21 марта 2016 года Тумсу удалось перевезти жену с детьми к себе в Грузию.

О том, что Тумсу Абдурахманов «исчез», похитителям стало известно 9 ноября.

«Они устроили на территории республики настоящую спецоперацию по моему розыску. Такое впечатление, что весь отдел полиции по Заводскому району всю неделю был занят только моим розыском. Меня искали везде: на работе, на квартире, у родственников, у друзей», — пишет в своем заявлении Тумсу Абдурахманов.

Через мессенджер WhatsApp ему писали и отправляли голосовые сообщения Ислам Кадыров, его охранник и глава полиции Грозного Магомед Дашаев, который угрожал, что не позволит ему спокойно жить. Люди в штатском и в форме терроризировали его коллег на работе, коллег матери, допрашивали соседей. Родственников, друзей и коллег доставили в УМВД по Грозному. Арсена Бахаева, Алихана Устарханова, двоюродного брата Тумсу Хамзата Алдамова — он живет в с. Мичурина Урус-Мартановского района, Тумсу посещал его перед отъездом — доставили в отдел полиции и заставили написать «объяснения». По требованию сотрудников УМВД они были вынуждены написать, что Тумсу уехал в Сирию для участия в боевых действиях.

Также в отдел полиции доставили мать и сестер супруги Абдурахманова — они приехали в съемную квартиру, где жила семья Тумсу, чтобы отключить оставленное хозяевами в спешке электрооборудование. Квартира оказалась под наблюдением, и их задержали прямо в ней, продержали почти весь день в отделе полиции, забрали ключи от квартиры, не позволили ничего забрать. Ключи вернули хозяину только через полгода.

После новогодних праздников Абдурахманов через знакомых получил постановление о возбуждении 12 ноября 2015 года в отношении него уголовного дела по ч.2 ст.208 (участие на территории иностранного государства в вооруженном формировании, не предусмотренном законодательством данного государства, в целях, противоречащих интересам РФ) УК РФ. По версии следствия, он уехал в Сирию, чтобы присоединиться к террористической организации «Исламское государство». Тумсу Абдурахманов утверждает, что он никогда не был в Сирии, это могут подтвердить штампы в его паспорте, указывающие на то, что он не пересекал границу ни одного государства, граничащего с Сирией. Основанием для возбуждения уголовного дела стали исключительно отобранные у его знакомых и родственников «объяснения».

Узнав, что находится в федеральном розыске, Абдурахманов подготовил необходимые документы и в конце января 2016 года обратился к властям Грузии с просьбой предоставить ему убежище. Грузинские власти обещали проверить данные и в случае, если они подтвердятся, предоставить убежище, а пока Абдурахманов получил временное разрешение на проживание в Грузии сроком на один год. Он встал на учет в качестве лица, обратившегося за поддержкой в приобретении в Грузии статуса беженца, в Управлении Верховного комиссара ООН по делам беженцев и Международном Комитете Красного Креста в Грузии.

Находясь в Грузии, Абдурахманов пытался опровергнуть выдвинутые против него обвинения. Он направлял письма в Генеральную прокуратуру РФ и в Следственный Комитет РФ с требованием прекратить незаконное уголовное преследование. Генеральная прокуратура переправила его обращения в прокуратуру Чечни, а те «спустили» его в прокуратуру Заводского района Грозного. Следственный комитет ЧР посчитал, что вопрос о законности возбуждении уголовного дела — в компетенции прокуратуры и переправил обращение в прокуратуру Заводского района. 7 июля 2016 года Тумсу получил ответ из прокуратуры Заводского района, в котором говорилось, что основанием для возбуждения уголовного дела в отношении него был рапорт об обнаружении признаков преступления органом дознания УМВД России по Грозному. Тумсу не знает, о каких именно «признаках преступления» идет речь.

Абдурахманов дал два интервью «Радио Свобода» — на чеченском и на русском языках, принял участие в программе «Бремя новостей» телеканала «Дождь», уведомил о своей ситуации различные российские издания: The New Times, «Кавказский узел», «Эхо Москвы», а также Комитет по предотвращению пыток.