Глава карельского «Мемориала» Юрий Дмитриев обратился в Европейский Суд

06.07.2017

29 июня в Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ) подана жалоба в связи с арестом до суда главы карельского «Мемориала» Юрия Дмитриева.

Сейчас его содержат в СИЗО-1 Петрозаводска. Интересы заявителя представляют юридический директор Правозащитного центра «Мемориал» Кирилл Коротеев и юрист Татьяна Глушкова. В российских судах дело ведет адвокат Виктор Ануфриев.

С 1997 года Дмитриев занимается поиском мест массовых захоронений жертв сталинских репрессий в Карелии. С 2014 года возглавляет карельское отделение Российского общества «Мемориал».

В 2008 году Дмитриев, 1956 г.р., стал приемным родителем девочки 2005 г.р. С 2009 по 2016 годы чиновники из петрозаводской опеки регулярно посещали его квартиру с целью обследования условий жизни девочки. В отчетах по итогам визитов они неизменно писали о том, что приемный родитель создал все условия для воспитания, содержания и образования ребенка.

2 декабря 2016 года в полицию поступило анонимное сообщение о том, что Дмитриев делает фото своей приемной дочери в обнаженном виде. К нему были приложены две фотографии, хранившиеся на личном компьютере Дмитриева, которые он никогда нигде не публиковал и не отправлял кому бы то ни было. Следователь расценил действия Дмитриева как нарушение статьи 242.2 УК РФ (использование несовершеннолетнего в целях изготовления порнографических материалов или предметов) — якобы тот делал порнографические фото девочки, не достигшей возраста 14 лет. 13 декабря было заведено уголовное дело. В тот же день приемную дочь Дмитриева забрали из семьи и поместили в приют.

15 декабря Дмитриеву предъявили обвинение. В тот же день по ходатайству следователя в отношении него избрали меру пресечения — арест до 13 февраля 2017 года. Удовлетворяя ходатайство следователя, суд сослался на то, что преступление, в котором обвиняется Дмитриев, относится к категории особо тяжких, а также что в течение последнего года его неоднократно привлекали к административной ответственности. Также суд указал, что Дмитриев якобы мог продолжить свою преступную деятельность, скрыться от следствия и оказывать давление на приемную дочь. 16 декабря это решение суда было обжаловано. Защитники Дмитриева утверждали, что арест не обоснован в том числе потому, что девочку к тому моменту уже забрали в приют. Кроме того, административные правонарушения, совершенные Дмитриевым, не имели никакого отношения к сути уголовного преследования.

28 декабря приемную дочь Дмитриева отдали под опеку родной бабушки. А 29 декабря Верховный суд Карелии подтвердил решение суда первой инстанции об аресте Дмитриева.

Юрий Дмитриев и его представители считают, что избрание такой меры пресечения нарушает статью 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (право на свободу и личную неприкосновенность).

«Российские суды никак не мотивировали предположение о том, что Дмитриев может скрыться от следствия, — полагает Татьяна Глушкова, представляющая интересы „мемориальца“. — Более того, они даже не рассмотрели возможность помещения его под домашний арест, хотя в случае избрания такой меры пресечения у него не было бы возможности контактировать ни с приемной дочерью, ни с кем-либо еще. Суды также не объяснили, каким образом Дмитриев мог бы продолжать преступную деятельность, ведь к моменту судебного заседания по избранию меры пресечения девочка была уже в приюте. А само по себе обвинение в тяжком преступлении не может служить основанием для избрания такой меры пресечения».

Юрий Дмитриев не признает свою вину. Его представители указали, что фотографии могут быть признаны порнографическими только в том случае, если они преследуют сексуальную цель. В то же время фотографии, сделанные в медицинских целях, под это определение не подпадают. Дело в том, что после детдома девочка была слабенькой, с сильным отставанием физического развития, что подтверждается медицинскими документами. Чтобы обезопасить семью от претензий в неправильном воспитании ребенка, Дмитриев стал вести медицинский дневник. По его словам, он делал фотографии, чтобы фиксировать степень развития и контролировать состояние здоровья девочки, это был своего рода домашний фотожурнал развития ребенка. Никаких иных целей за этой фотофиксацией не стояло. Фотографии хранились на домашнем компьютере в отдельной папке, они не обрабатывались, не распечатывались, никому не передавались. То есть фотографии девочки, сделанные Дмитриевым, не могут считаться порнографией, поскольку он делал их исключительно для отслеживания физического развития девочки.

Дмитриев и его представители также считают, что в отношении «мемориальца» была нарушена статья 18 Конвенции (пределы использования ограничений в отношении прав): преследование Дмитриева имеет политический мотив и нацелено на то, чтобы активист прекратил свою деятельность, а также на то, чтобы опорочить «Международный Мемориал» (4 октября 2016 года включен в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента) и организации, являющиеся его членами. Уголовное дело в отношении Дмитриева было заведено на фоне продолжающейся кампании очернения «Мемориала» и было использовано для усиления этой кампании. Юристы обратили внимание ЕСПЧ на то, что Дмитриева арестовали за две недели до Нового года, в период, когда вся страна готовится к длительным праздникам и не слишком внимательно следит за общественно-политическими новостями. А уже 10 января 2017 года, на второй день после окончания новогодних каникул, на канале «Россия 24» вышла 14-минутная телепередача «Что скрывает Общество „Мемориал“», в которой были показаны фотографии приемной дочери Дмитриева. В соответствии с законом следователь мог предоставить фотографии девочки журналистам лишь с согласия ее опекуна, то есть бабушки. По мнению юристов ПЦ «Мемориал», эти факты также свидетельствуют о политическом характере дела.