Европейский суд вынес решение по делу о похищении в Чечне сотрудницы «Датского совета по беженцам»

12.05.2016

Спецоперацией, в ходе которой она исчезла, руководил Рамзан Кадыров.

12 мая Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ) вынес постановление по делу «Гайсанова против России» (№ 62235/09, Gaysanova v. Russia).

Дело касается похищения и вероятной гибели сотрудницы гуманитарной организации «Датский совет по беженцам» Заремы Гайсановой в Чечне в 2009 году.

Заявительница по делу — мать Заремы Лида Гайсанова. Ее интересы в ЕСПЧ представляли юристы Правозащитного центра «Мемориала» и Европейского центра защиты прав человека (EHRAC, Лондон). На национальном уровне дело вели юристы Сводной мобильной группы правозащитников в Чечне.

ЕСПЧ признал, что российские власти несут ответственность за похищение и вероятную гибель Заремы Гайсановой. Установлены нарушения статей 2 (право на жизнь), 3 (запрет пыток и жестокого обращения) и 5 (право на свободу и личную неприкосновенность). Заявительнице присуждена компенсация морального вреда в размере 60 тысяч евро.

«Установить многие детали этого дела уже не удастся из-за провального бездействия следствия, — говорит юридический директор Правозащитного центра „Мемориал“ Кирилл Коротеев. — Но сегодняшнее решение ЕСПЧ подтверждает главное: Зарему Гайсанову похитили в ходе спецоперации, руководители которой известны. Командиры должны нести ответственность за насильственные исчезновения, совершенные их подчиненными».

В 2009 году Зарема Гайсанова, 1969 г.р.,с матерью жила в Ингушетии. В их грозненском доме (2-й пер. Дарвина, д.7), разрушенном во время боевых действий, продолжались ремонтно-восстановительные работы. Во дворе стоял еще один маленький домик, уцелевший в ходе войны. Когда Зарема приезжала в Грозный по делам, она оставалась ночевать в нем. Было так и 31 октября 2009 года.

Вечером того дня Лиде Гайсановой позвонил ее сосед из Грозного и сообщил, что вооруженные люди окружили и обстреляли ее дом, который в результате полностью сгорел. Зарему, по его словам, вывели на улицу, посадили в УАЗ и увезли в неизвестном направлении. После того, как пожарные погасили пламя, из-под развалин дома силовики извлекли обгоревший труп мужчины. У этих событий было несколько свидетелей — соседей.

В тот же вечер по республиканскому телевидению сообщили, что в районе дома во 2-м переулке Дарвина проводилась спецоперация. Лида Гайсанова видела сюжет и узнала свой дом. На сайте республиканского МВД было помещено сообщение о том, что «в одном из частных домовладений» сотрудники МВД по ЧР обнаружили и блокировали участника незаконных вооруженных формирований (НВФ). Он оказал вооруженное сопротивление силовикам; во время боестолкновения дом, в котором он находился, загорелся, «в ходе проведения спецоперации преступник был уничтожен». Далее сообщалось, что убитый — Али Хасанов, житель села Гойты, «эмир г. Аргун и равнинной части республики», приближенный Докку Умарова. Руководил спецоперацией, согласно этому сообщению, Рамзан Кадыров, прибывший на место события. На сайте МВД был также размещен видеоролик с места событий, на котором видны дома Гайсановых и сотрудники правоохранительных органов, проводящие спецоперацию.

Дом Гайсановых. Автор фото — Олег Новиков/«Общественный вердикт», Сводная мобильная группа правозащитников в Чечне

О судьбе Заремы МВД ничего не сообщало.

В тот же вечер Лида Гайсанова приехала в Грозный и обратилась в Ленинский ОВД с заявлением о похищении дочери. Начальник ОВД сказал, что обнаруженный в согревшем доме мужчина был мужем Заремы, хотя Зарема, как известно Лиде, замужем не была. Он также сказал, что не знает, какая силовая структура проводила спецоперацию и не знает ничего о судьбе пропавшей женщины.

Несмотря на своевременное обращение Лиды Гайсановой, начальник ОВД не принял должных мер реагирования: опергруппа не выехала на место происшествия, не был объявлен план «Перехват». В дальнейшем сотрудники ОВД сфальсифицировали даты регистрации заявления и опроса заявительницы, чтобы скрыть свое бездействие. По этому факту проводилась отдельная проверка, экспертиза показала, что даты были подделаны, однако виновных так и не установили.

В следующие дни Лида Гайсанова обращалась с письменными заявлениями в правоохранительные органы и в прокуратуру. Она просила найти Зарему.

Лишь 16 ноября 2009 года прокуратура возбудила уголовное дело по факту похищения.

В середине ноября Лиду Гайсанову вызвали в Ленинский межрайонный следственный отдел по Грозному СУ СК при прокуратуре РФ по ЧР. Следователь Магомед Тамаев сообщил, что, по его сведениям, Зарема жива, но «пока нам недоступна».

25 ноября Гайсанова подала жалобу в ЕСПЧ. Благодаря этому, от властей России удалось получить копии материалов уголовного дела. Из них стало известно, что 31 октября 2009 года дом Гайсановых был под полным контролем силовиков как минимум с 15:00 до 18:45. С 16:00 до 18:45 дом осматривал следователь А. М. Абаев. По словам соседей Гайсановых, похитители вывели Зарему из дома в 17:30.

В ноябре—декабре 2009 года следователь направлял запросы и поручения в районные отделы внутренних дел, межрайонные следственные отделы, в медицинские и другие учреждения Чеченской Республики, пытаясь получить информацию о Зареме Гайсановой. Поручения долго не исполнялись, запросы оставались без ответа.

С декабря 2010 по февраль 2011 года следователь допросил ряд свидетелей. Один из них ремонтировал дом Гайсановых, другой помогал Зареме по хозяйственным вопросам. Они подтвердили, что 31 октября были дома у Гайсановых, Зарема была там же. Свидетель, делавший ремонт, сообщил, что около 15:10 Зарема ушла в дом, где жила, а он начал работать в разрушенном доме. Не более чем через 10 минут свидетель услышал во дворе топот. Выглянув, он увидел семерых мужчин в камуфлированной форме без масок. Один из них спросил у него по-чеченски: «Куда он заскочил?» Свидетель переспросил: «Про кого вы говорите? Я здесь работаю». Вооруженные люди бросились к дому, где жила Зарема. Свидетель понял, что проводится спецоперация. Убегая со двора, он услышал взрыв и интенсивную стрельбу. Свидетель несколько раз позвонил Зареме, но ее телефон был недоступен.

Свидетель, помогавший Гайсановой по хозяйственным вопросам, подтвердил, что вооруженные люди вбежали во двор не более чем через 10 минут после того, как Зарема ушла в дом. Тогда же раздался взрыв и началась стрельба по дому.

Еще пятеро рабочих, ремонтировавших дом Гайсановых, сообщили, что видели Зарему 31 октября 2009 года.

Следователи долго не допрашивали главу Чеченской Республики Рамзана Кадырова, руководившего спецоперацией 31 октября, «в связи с его загруженностью». Когда допрос был все же проведен, никакой важной информации следствию получить не удалось.

Допрошенный следствием командир роты патрульно-постовой службы ОВД по г. Аргуну сообщил, что 31 октября 2009 года примерно в 14:30 вместе с сотрудниками ОВД по Аргуну выехал в Грозный, чтобы проверить информацию о том, что по адресу 2-ой переулок Дарвина, 7 находится член НВФ. В приехавших силовиков из дома бросили гранату, они открыли ответный огонь, возник пожар, предполагаемый преступник погиб в огне. Командир роты подтвердил, что дом Гайсановых был заблокирован и окружен силовиками. То же сообщили и другие силовики, принимавшие участие в спецоперации.

Пожарный, тушивший дом Гайсановых, сказал на допросе, что выехал на место происшествия около 15:45, пожар был локализован к 16:00, а полностью потушен к 17:30. Он видел оцепленный квартал вокруг дома Гайсановых и большое количество вооруженных людей.

В материалах дела нет никаких доказательства того, что Зарема могла стать жертвой действий третьих лиц или сама укрывается от властей.

Из материалов уголовного дела следует, что Гайсановой не предъявляли никаких обвинений. Следствие не установило, как в доме во 2-м переулке Дарвина оказался боевик, не проверило различные версии происшествия. Не рассматривали следователи и такую возможность, что предполагаемый боевик появился в доме Заремы вопреки ее воле или что она вовсе о нем не знала.

Расследование дела много раз приостанавливалось и возобновлялось. Судьба Заремы Гайсановой и ее местонахождение не установлены до сих пор.

Юристы Сводной мобильной группы были вынуждены констатировать: в результате многочисленных нарушений, на протяжении нескольких лет результативная работа по делу о похищении Заремы Гайсановой фактически не проводилась.

В сегодняшнем постановлении ЕСПЧ отметил, что стороны не оспаривали, что Зарему Гайсанову видели в последний раз 31 октября 2009 года в месте, которое контролировали правоохранительные органы. Это подтверждается показаниями многочисленных свидетелей. Власти не объяснили, что могло произойти с Заремой. При этом, из материалов, представленных властями, следует, что Зарему подозревали в сожительстве с членом НВФ. ЕСПЧ отметил, что судьба Заремы неизвестна уже шесть лет и что ранее ЕСПЧ установил многие факты аналогичных похищений в Чечне. Таким образом, можно считать, что Зарема погибла после задержания силовиками и что власти несут ответственность за ее гибель.

Власти также несут ответственность за то, что не приняли меры по защите жизни Заремы и не провели эффективное расследование ее гибели. ЕСПЧ отметил медлительность следствия в ситуации, когда жизнь человека подвергалась серьезному риску. Важные для расследования шаги следствие не делало вплоть до 2010 года.

Поделиться: