Европейский суд вынес постановление о похищении 18 человек в Чечне

09.10.2014

Сегодня Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) вынес постановление по делу «Султыгов и другие против России» - объединенное постановление по 12-ти жалобам. Они касались насильственных исчезновений 18-ти местных жителей, незаконно задержанных в Чечне сотрудниками силовых структур между 2000 и

Сегодня Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) вынес постановление по делу «Султыгов и другие против России» - объединенное постановление по 12-ти жалобам. Они касались насильственных исчезновений 18-ти местных жителей, незаконно задержанных в Чечне сотрудниками силовых структур между 2000 и 2006 годами, а затем пропавших без вести. Эти похищения происходили в местах, находившихся под контролем федеральных войск. Расследование преступлений не дало результата. Власти не отрицали факта похищений, однако утверждали, что доказательств причастности к ним силовиков нет.

ЕСПЧ установил, что власти России нарушили статьи 2 (право на жизнь), 3 (запрет пыток и жестокого обращения), 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) и 13 (право на эффективные средства правовой защиты) Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. За каждого пропавшего без вести его родственникам было присуждено по 60 тысяч евро.

Интересы заявительницы по одной из жалоб («Амерханова против России», №4560/08) представляли юристы Правозащитного центра «Мемориал» и Европейского центра защиты прав человека (EHRAC, Лондон). Над делом на всех стадиях работал адвокат Докка Ицлаев.

Дзаяну Амерханова жаловалась на похищение сына, Рустама Амерханова, 1978 г.р., в селе Шалажи Урус-Мартановского района. В 2002 году село находилось под контролем федеральных силовых структур, здесь дислоцировались 47-ое подразделение особого назначения «Дон-100» ВВ МВД РФ и отряд милиции особого назначения (ОМОН) из Омска.

В последний раз мать видела Рустама 3 ноября 2002 года. По всей видимости, вечером того дня он был задержан военнослужащими внутренних войск, наутро передан в ОМОН, затем — во временный отдел внутренних дел (ВОВД) Урус-Мартановского района, после этого, по некоторым сведениям, его забрали сотрудники ФСБ. Затем его следы теряются (подробнее - ниже).

***

Вечером 3 ноября 2002 года Рустам Амерханов пошел к другу. К утру он не вернулся домой. Его мать узнала, что Рустам у друга не появлялся. Она сразу сообщила об исчезновении сына главе администрации села Шалажи Рамзану Мусаеву. В тот же день они вместе приехали к командиру ОМОНа Виктору Гладкову, чтобы узнать, не задерживали ли его сотрудники прошлым вечером кого-либо из сельчан. Командир ответил отрицательно – они никого не задерживали, к ним никого не доставляли.

5 ноября к Дзаяну пришел ее родственник Боби Амерханов. По словам Боби, знакомый передал ему просьбу командира взвода внутренних войск выяснить, вернулся ли домой Рустам Амерханов, которого они задержали вечером 3 ноября, а утром следующего дня передали в ОМОН.

Узнав об этом, Амерханова и Мусаев снова поехали к сотрудникам ОМОНа, но те продолжали отрицать, что Рустама передали им. Тогда в расположение силовиков вместе с Амерхановой и Мусаевым приехал командир подразделения «Дон-100» – он еще раз подтвердил, что 4 ноября после около 7-8 часов утра передал Рустама именно сюда. Только теперь командир ОМОНа подтвердил, что Рустам действительно был передан им, но заверил, что в то же утро его освободили. Мусаев спросил, почему Гладков два дня говорил неправду и затягивал время. Тот сказал, что не хотел и не хочет говорить о Рустаме.

5 ноября Амерханова подала заявление в прокуратуру Урус-Мартановского района. Началось расследование. В тот же день из временного отдела внутренних дел (ВОВД) Урус-Мартановского района была получена информация о том, что 4 ноября после 8 часов утра Рустама привозили в ВОВД, но уже в 11 часов отпустили. В тот же день сотрудник прокуратуры допросил командира омского ОМОНа в присутствии Мусаева и Амерхановой. В начале допроса он снова утверждал, что они освободили Рустама, но позже признал, что передал Рустама в ВОВД.

9 ноября заместитель прокурора Урус-Мартановского района Загоруйко сказал заявительнице, что Рустам находится в ВОВД, готовятся документы для его освобождения. Амерханова ждала сына возле здания отдела полиции, но в 16 часов зампрокурора сообщил, что Рустама там нет и ему неизвестна его судьба. Он также сказал, что в ВОВД с ее сыном беседовал начальник криминальной милиции этого отдела Боженов. Тот подтвердил Амерхановой, что допрашивал Рустама, но сказал, что после этого освободил его.

12 ноября прокуратура Урус-Мартановского района возбудила уголовное дело об убийстве (статья 105 УК РФ). В марте 2003 года Амерханова снова встречалась с Боженовым. Он говорил, что Рустам жив и здоров, и обещал «вытащить и вернуть его», но позже сказал, что пока не может этого сделать, и намекнул, что ее сына забрали сотрудники ФСБ.

Расследование дела приостанавливалось и возобновлялось несколько раз.

Поделиться: