Европейский Суд вынес первое решение по преступлению, совершенному в «кадыровской» Чечне

22.01.2013

Также впервые применено Правило 39 в контексте похищения человека на Северном Кавказе22 января 2013 года Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ) вынес постановление по делу «Сулейманов против России» (Suleymanov v. Russia, жалоба № 32501/11). ЕСПЧ признал, что российские власти нарушили статью 3

Также впервые применено Правило 39 в контексте похищения человека на Северном Кавказе

22 января 2013 года Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ) вынес постановление по делу «Сулейманов против России» (Suleymanov v. Russia, жалоба № 32501/11). ЕСПЧ признал, что российские власти нарушили статью 3 (бесчеловечное или унижающее достоинство обращение) Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, так как не было проведено эффективное расследование похищения жителя Чечни Тамерлана Сулейманова, 1982 г.р.

Заявителем по делу выступал отец Тамерлана. Его интересы представляли юристы Правозащитного центра «Мемориал» (Москва) и Европейского центра защиты прав человека (EHRAC, Лондон).

9 мая 2011 года Тамерлан Сулейманов был похищен с работы в г. Грозный Чеченской Республики неустановленными вооруженными людьми. По мнению отца, похитили Тамерлана сотрудники правоохранительных органов, которые двумя днями ранее, 7 мая, уже задерживали его. Отец в тот же день обратился с заявлением в Октябрьский РОВД г. Грозный. 18 мая прокуратура Заводского района г. Грозный возбудила уголовное дело по факту похищения Тамерлана Сулейманова.

В ходе расследования местонахождение Сулейманова установлено не было. Однако в распоряжении заявителя оказались сведения о том, что Тамерлан содержится на «базе» в с. Ялхой-Мохк, подведомственной ОВД Курчалоевского района Чечни. В связи с этим 26 июля 2011 года заявитель обратился в ЕСПЧ с просьбой применить Правило 39 Регламента Суда (согласно этому правилу, ЕСПЧ мог указать государству-ответчику в срочном порядке принять временные меры по делу, в этом случае – направленные на обеспечение безопасности Тамерлана).

29 июля 2011 года ЕСПЧ применил Правило 39. Он указал правительству РФ обеспечить следственным органам Чечни полный доступ ко всем помещениям «базы» в с. Ялхой-Мохк. Также он сообщил, что необходимо принять меры, чтобы установить, содержится ли (содержался ли ранее) Сулейманов в этом месте. Правительство РФ должно было предоставить полную документацию об исполнении этого указания до 2 августа 2011 года.

Несмотря на применение срочной процедуры, установить местонахождение Сулейманова не удалось – он бесследно исчез.

22 января 2013 года ЕСПЧ вынес решение по жалобе «Сулейманов против России». Суд указал, что расследование похищения Сулейманова не соответствовало критериям эффективности Европейской Конвенции.
ЕСПЧ отметил многочисленные нарушения в действиях следственных органов. Так, основные следственные мероприятия проводились с необоснованными задержками. Несмотря на утверждение отца Тамерлана о причастности к преступлению сотрудников правоохранительных органов, полицейские были допрошены только через месяц после возбуждения уголовного дела – 23 июня 2011 года. Сотрудники правоохранительных органов, проводившие спецоперации в ближайших районах, были допрошены лишь спустя несколько месяцев – в августе и сентябре 2011 года. Сотрудники ближайшего к месту преступления полицейского участка не были допрошены вообще. Хозяин магазина, камеры видео-наблюдения на котором, скорее всего, зафиксировали преступление, был допрошен только 17 августа 2011 года, когда запись была уже два месяца как уничтожена. Хотя коллега Тамерлана сообщал следователям о существовании этой видеозаписи еще 18 июня. Не были приложены достаточные усилия к сбору доказательств по делу.

Полицейские участки, где предположительно мог содержаться Тамерлан, были осмотрены только через несколько недель после того, как правительство получило детальный запрос от ЕСПЧ в рамках Правила 39. Осмотр осуществлялся в отсутствие экспертов.

Проверку возможности того, что Тамерлан был задержан сотрудниками полиции, проводили сотрудники, предположительно причастные к преступлению, что противоречит принципу независимого расследования.

Суд обязал власти России выплатить заявителю справедливую компенсацию.

Правозащитный центр «Мемориал» будет добиваться проведения эффективного расследования этого преступления и устранения недостатков в расследовании, выявленных ЕСПЧ.

«Мемориал» также выражает сожаление, что ЕСПЧ не принял во внимание доказательства о причастности к преступлению правоохранительных органов.

Впервые Правило 39 было применено ЕСПЧ в контексте похищений на Северном Кавказе именно по жалобе «Сулейманов против России». С юридической точки зрения это важный прецедент, расширяющий сферу применения Европейским Cудом обеспечительных мер, в том числе — Правила 39.

Более того, в правозащитной работе возможность использовать обеспечительные меры также имеет важное значение. Традиционно ЕСПЧ выносит решения по делам о похищениях через пять и более лет после совершения преступления, когда серьезной надежды на спасение человека не остается. В случае применения Правила 39 и обращения ЕСПЧ с запросом к правительству жизнь человека может быть спасена.

Европейский суд недвусмысленно дал понять органам следствия о необходимости предпринимать конкретные срочные оперативные меры по установлению местонахождения пропавшего в ситуациях, когда это возможно, а не органичиваться направлением писем в различные инстанции. Вероятно, Суд установил новые, дополнительные критерии эффективности расследования в таком типе дел.

ПЦ «Мемориал» обращает внимание, что все 189 решений ЕСПЧ, вынесенных до сих пор по жалобам жителей Чечни, касались событий 1999-2006 годов. Речь в них шла о преступлениях, совершенных сотрудниками федеральных силовых структур. Дело «Сулейманов против России» - первое, касающееся преступления, совершенного после установления в Чеченской Республике режима личной власти Рамзана Кадырова.

Другой важный с юридической точки зрения аспект дела - это рассмотрение Европейским судом дела вопреки отсутствию формального исчерпания жалобы на национальном уровне. Заявители обратились в Европейский суд спустя всего шестнадцать дней после похищения. Формально заявители не обжаловали действие или бездействие властей на национальном уровне, поскольку с самого начала им стало очевидно, что власти бездействуют. Этот случай показал, что вопреки стандартному требованию исчерпать имеющиеся средства правовой защиты на национальном уровне, ЕСПЧ готов принять дело к рассмотрению практически сразу после совершения правонарушения, если заявители обоснованно продемонстрируют нежелание властей решать проблему. Так, вопреки возражениям правительства РФ о неисчерпании Суд счел, что в данном деле вопрос исчерпания тесно связан с существом дела и напрямую приступил к рассмотрению дела по существу.

Поделиться: