ПЦ «Мемориал» незаконно ликвидирован. Сайт прекратил обновляться 5 апреля 2022 года

Европейский Суд: выдворение гражданина Узбекистана за пределы России нарушило бы статью 3 Конвенции

23.11.2011

8 ноября 2011 года по делу «Якубов против России» (Yakubov v. Russia, жалоба №7265/10) Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ) установил, что исполнение решения властей России о выдворении  Умида Якубова  в Узбекистан повлечет нарушение статьи 3 (запрет пыток, жестокого и унижающего достоинство

8 ноября 2011 года по делу «Якубов против России» (Yakubov v. Russia, жалоба №7265/10) Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ) установил, что исполнение решения властей России о выдворении  Умида Якубова  в Узбекистан повлечет нарушение статьи 3 (запрет пыток, жестокого и унижающего достоинство человека обращение) Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Также Суд признал нарушение в данном деле статьи 13 (право на эффективное средство правовой защиты) Конвенции.

Дело Якубова в ЕСПЧ вели Европейский центр защиты прав человека (EHRAC, Лондон) и Правозащитный центр «Мемориал» (Москва), а на национальном уровне его интересы представляли адвокат из Рязани Светлана Колбнева, приглашенная для оказания ему правовой помощи Институтом прав человека (Москва), и руководитель программы «Право на убежище» этой же организации Елена Рябинина.

В 1999 году гражданин Узбекистана Умид Якубов на родине был заподозрен по ложному доносу в участии в запрещенной религиозной организации «Хизб-ут-Тахрир» и подвергнут административному аресту, во время которого его содержали без еды, питья и избивали, в результате чего он получил травму позвоночника. Якубов был поставлен на профилактический учет в милиции, куда его регулярно доставляли в течение девяти последующих лет. С помощью избиений и угроз от него добивались самооговора и доносов на других. В 2008 году, убедившись, что преследования со стороны властей не прекратятся, Якубов покинул родину – сначала он вылетел в Беларусь (причем с соблюдением всех таможенных и пограничных формальностей), а затем, в мае 2009 года, приехал в Россию.

В октябре 2009 года власти Узбекистана заочно обвинили Якубова в незаконном пересечении узбекской границы и выписали ордер на его арест. 4 января 2010 года он был задержан в Рязани по розыску, объявленному узбекскими властями, но спустя десять дней отпущен в связи с тем, что по российскому законодательству срок давности привлечения его к уголовной ответственности по предъявленным узбекской стороной обвинениям истек. Позже, в конце января, он был снова задержан – на этот раз якобы за неповиновение сотрудникам милиции, – и суд назначил ему  наказание в виде семи суток административного ареста. 1 февраля 2010 года, в день окончания административного ареста, суд Cоветского района Рязани признал Якубова виновным в совершении другого правонарушения - предоставления ложной информации при постановке на миграционный учет, - и постановил применить в отношении него административное выдворение за пределы Российской Федерации.  5 февраля 2010 года Председатель Секции ЕСПЧ удовлетворил заявление представителя Якубова о применении обеспечительных мер в соответствии с Правилом  39 Регламента Суда и предписал российским властям приостановить высылку заявителя вплоть до последующих указаний. Несмотря на это, а также на обращение Якубова с ходатайством о признании его беженцем, Рязанский областной суд в кассационной инстанции оставил решение о выдворении без изменений.

На протяжении всего разбирательства по делу Якубов утверждал, что с 1999  по 2008 год его неоднократно задерживали в Узбекистане и подвергали жестокому, бесчеловечному и унижающему человеческое достоинство обращению, вследствие чего он приобрел хронические заболевания, от которых страдает и по сей день. Он также подчеркивал, что его выдворение в Узбекистан является скрытой формой экстрадиции и повлечет  серьезный риск применения к нему запрещенного обращения в ходе уголовного преследования по обвинениям, предъявленным ему узбекскими властями.

Российские власти не утверждали, что ситуация в Узбекистане улучшилась, и ЕСПЧ установил, что практика применения унижающего достоинство человека обращение с задержанными и заключенными не уменьшается, несмотря на утверждения узбекских властей об обратном. Более того, Суд отметил, что лица, обвиняемые в членстве в запрещенной религиозной организации «Хизб-ут-Тахрир», являются в Узбекистане особо уязвимой группой – «систематическими объектами преследования, включая пытки и жестокое обращение», и сослался на вызывающую серьезную озабоченность практику содержания в полной изоляции людей, экстрадированных из других стран по таким обвинениям. На основании этого ЕСПЧ пришел к выводу о наличии существенных оснований полагать, что статья 3 будет нарушена, если Якубова принудительно возвратят в Узбекистан.

И хотя правительство Российской Федерации утверждало, что Якубов не представил неопровержимых доказательств риска подвергнуться жестокому обращению на родине, ЕСПЧ отклонил данное утверждение и постановил, что власти государства-ответчика не провели «тщательного исследования жалобы заявителя по факту наличия риска, что он подвергнется жестокому обращению в случае высылки в Узбекистан». Суд, таким образом, признал нарушение статьи 13 Конвенции, так как господин Якубов не имел в своем распоряжении эффективных и доступных средств для защиты своих прав, предусмотренных статьей 3 Конвенции.

Суд также решил продлить действие Правила 39 до вступления настоящего решения в силу, чтобы воспрепятствовать процедуре выдворения господина Якубова.

В настоящее время г-н Якубов ожидает решения ФМС России по своей жалобе на отказ территориального органа миграционной службы в предоставлении ему временного убежища на территории РФ.

Поделиться: