Европейский Суд по правам человека коммуницировал дело Зары Муртазалиевой

22.11.2010

Кирилл Коротеев, представляющий в Европейском Суде по правам человека Зару Муртазалиеву, приговоренную к 8 с половиной годам лишения свободы и отбывающую наказание в Мордовских лагерях (Управление ЖХ-385), получил письмо, в котором Суд сообщает, что Российской Федерации поставлены по делу два

Кирилл Коротеев, представляющий в Европейском Суде по правам человека Зару Муртазалиеву, приговоренную к 8 с половиной годам лишения свободы и отбывающую наказание в Мордовских лагерях (Управление ЖХ-385), получил письмо, в котором Суд сообщает, что Российской Федерации поставлены по делу два вопроса, касающихся соблюдения ст.6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

ЕСПЧ спрашивает о причинах, помешавших допросу в суде свидетелей по делу и понятых, участвовавших в следственных действиях, а также о возможности просмотра во время процесса подсудимой, находившейся в металлической клетке, и её адвокатами видеоматериалов, на которых строилось обвинение.

Для ответа на эти вопросы России предоставлен срок до 9 марта 2011 года.

Вот вкратце история Зары Муртазалиевой, в невиновности которой мы убеждены.

Уроженка Наурского района Чеченской Республики Зара Муртазалиева, 1983 г.р., студентка Лингвистического университета г. Пятигорска, приехала в Москву в сентябре 2003 года. После скоропостижной смерти отца Зара собиралась помогать матери содержать младших сестёр.

В Москве Зара поступила по конкурсу на работу в страховую компанию, в институте перевелась на заочную форму обучения. С ней познакомились и подружились москвички Анна Куликова и Дарья Воронова, незадолго до того принявшие ислам. Некоторое время Зара жила в доме Ани и очень понравилась ее матери Валентине Куликовой.

Однажды Валентину Михайловну посетил на её работе сотрудник ФСБ, сообщил, что в отношении Зары проводятся оперативно-розыскные мероприятия и попросил разрешения осмотреть квартиру Куликовых в отсутствии Ани и Зары. При обыске, проведенном с согласия В.Куликовой и без предъявления каких-либо санкционирующих его документов, сотрудники спецслужб интересовались исключительно вещами Зары. В них не было обнаружено никаких запрещенных предметов, однако оперативники изъяли фотографии, снятые девушками в новогодние праздники в торговом комплексе «Охотный Ряд», где они обычно посещали интернет-кафе.

Спустя короткое время Зара, Аня и Даша решили жить самостоятельно. В это время Зара познакомилась со своим земляком – сотрудником УБОП ГУВД г. Москвы Саидом Ахмаевым, - тот «случайно» оказался в отделении милиции, куда доставили Зару для проверки регистрации. Ахмаев стал всячески помогать девушке и предложил ей бесплатную квартиру в общежитии МВД. Впоследствии оказалось, что Саид Ахмаев выполнял задание своего руководства, а квартира, куда он их поселил, была предварительно оборудована аудио и видео записывающей аппаратурой.

Вечером 4 марта 2004 года Зара была задержана около своей работы неподалеку от метро "Китай-город" Зара немедленно позвонила своему «другу» Ахмаеву, чем вызвала смех задерживающих. Почему-то её доставили в ОВД «Проспект Вернадского». Там у нее сняли отпечатки пальцев и отправили мыть руки. После возвращения Заре было предложено открыть сумочку и вынуть содержимое. Заметив, что за время ее отсутствия сумка увеличилась в объеме и не закрывается до конца, девушка отказалась к ней прикасаться. Тогда сотрудники милиции сами изъяли из ее сумки два брикета в фольге, которые оказались упаковками, содержащими 196 г. взрывчатого вещества «Пластит-4». Зара не прикасалась к брикетам и сразу же заявила, что они ей не принадлежат. Смывы с ее рук не сделали, с оберток не сняли отпечатки пальцев, а позже обертки были уничтожены. В протоколе задержания местом задержания был назван район проспекта Вернадского, а причиной – выражение лица идущей по улице Зары.

Зара Муртазалиева была заключена под стражу, и против нее было возбуждено уголовное дело по ст.222, ч.1 УК РФ о незаконном приобретении, хранении и перевозке взрывчатых веществ.

Изначально делом Зары занималась Никулинская межрайонная прокуратура, но в связи с его актуальностью оно было передано в Управление по расследованию бандитизма и убийств прокуратуры г. Москвы, а затем – в УФСБ по г. Москве и Московской области.

По окончании следствия Заре Муртазалиевой было предъявлено обвинение по нескольким статьям УК РФ: ст.30, ч.1 (приготовление к преступлению и покушение на преступление), ст.205, ч.1 (терроризм), ст.205, ч.1 (вовлечение в совершение преступлений террористического характера), ст.222 ч.1 (незаконное приобретение, и хранение и перевозка взрывчатых веществ).

В качестве доказательств преступных намерений Муртазалиевой взорвать эскалатор в торговом комплексе «Охотный Ряд» и вовлечь подруг в террористическую деятельность приводились расшифровки аудио и видео записей бесед девушек на самые разные темы, в том числе, касающиеся ислама и отношения к войне в Чечне, а также фотографии, на которых, среди прочих объектов, в кадр попал и упомянутый эскалатор.

Никаких иных «преступных» связей, разговоров по телефону или встреч с лицами, которые могли бы передать Заре взрывчатое вещество, не было обнаружено, несмотря на неусыпное внешнее и внутреннее наблюдение за ней в течение месяца.

Согласно неофициальным источникам, правоохранительные органы не могли допустить, чтобы потраченные ими средства на разработку предполагаемой «террористки-смертницы» оказались пустой тратой ресурсов.

С 22 декабря 2004 года по 17 января 2005 года проходили судебные слушания. Дело рассматривалось федеральным судьей М.А.Комаровой, известной своими приговорами по делам, в которых, мягко говоря, вина подсудимых не доказана (см., например, http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=539785).

Комарова одно за другим отклоняла все ходатайства защиты, начиная с необоснованного отказа в аудиозаписи и заканчивая отказом в вызове в суд для дачи свидетельских показаний ключевого свидетеля по делу Саида Ахмаева и понятых, присутствовавших при личном досмотре обвиняемой. Комарова отказалась затребовать детализацию разговоров с сотового телефона обвиняемой, что позволило бы достоверно установить место и время задержания – одно из важных обстоятельств, в котором версии обвинения и защиты расходятся. Она отклонила и ходатайство о проведении комплексной стационарной психолого-психиатрической экспертизы обвиняемой, и отказалась выслушать и приобщить к делу разъяснение по этому вопросу приглашенного защитой лицензированного специалиста.

17 января 2005 года приговором Московского городского суда Зара Муртазалиева была признана виновной по ст.30 ч.1, ст. 205, ч. 1, ст. 205 прим, ч.1 и ст. 222 ч. 1 УК РФ и приговорена к девяти годам лишения свободы.

Суд исказил показания председателя Комитета «Гражданское содействие», члена Совета при Президенте России по правам человека С.А.Ганнушкиной, которая говорила о том, что В.М.Куликова, мать одной из подруг обвиняемой, обратилась к ней, ища защиты от жесткого давления, оказанного следствием на неё и её дочь. Показания самой В.М.Куликовой, повторно явившейся на судебное заседание и подтвердившей всё, сказанное С.А.Ганнушкиной, суд также проигнорировал.

Суд не счел оправдывающим обстоятельством отмеченный приглашенным ПЦ «Мемориал» адвокатом В. Суворовым факт, что спецслужбы, которые непрерывно «вели» Муртазалиеву в течение двух месяцев, не обнаружили её связей с какими-либо лицами, имеющими отношение к террористической деятельности. Якобы обнаруженный у обвиняемой «Пластит-4» согласно приговору был передан ей «неустановленными лицами в неустановленном месте и в неустановленное время». Обвинение не нашло более убедительных доказательств преступных намерений Муртазалиевой, чем аудиокассета с записями песен Владимира Высоцкого и известного в Чеченской Республике барда Тимура Муцураева, и несколько любительских фотографий плохого качества, отобранных следствием из целиком отснятой девушками пленки.

17 марта 2005 года Верховный Суд своим определением оставил в силе все обвинения против Зары Муртазалиевой. В связи с некоторыми изменениями законодательства срок наказания был снижен до восьми с половиной лет.

В сентябре 2005 года адвокат Суворов подал по делу Зары Муртазалиевой жалобу в Европейский Суд по правам человека. После преждевременной смерти адвоката представителем Зары в Европейском суде стал сотрудник ПЦ «Мемориала» Кирилл Коротеев.

Как отметил адвокат Суворов, дело Зары Муртазалиевой отличается от множества других дел, в которых вина осуждённого не была доказана, тем, что в случае Зары в процессе следствия со всей определенностью была доказана её невиновность.

Зара Муртазалиева отбывает срок наказания в ИК-13 по адресу: Республика Мордовия, Зубово-Полянский район, ст. Потьма, пос. Парца.

Заре на зоне неоднократно приходилось выносить необоснованные претензии и взыскания.

4 декабря 2007 года начальник ИК №13 направил в администрацию станицы Наурской, где живет семья Зары, письмо с просьбой подтвердить, что в случае её условно-досрочного освобождения она будет обеспечена жильем и работой. Уполномоченный по правам человека ЧР письменно подтвердил уверенность в невиновности Зары Муртазалиевой и выразил готовность трудоустроить её в случае освобождения из-под стражи.

7 октября 2008 года Зубово-Полянский районный суд Республики Мордовия рассмотрел ходатайства об условно-досрочном освобождении (УДО) восьми женщин. Семь из них было удовлетворено, только Зара Муртазалиева получила отказ.

Программа: Поддержка политзеков

Родилась 4 сентября 1983 года в станице Наурская Наурского р-на Чеченской Республики.

Cтудентка-заочница 3-го курса Лингвистического университета Пятигорска, работала в одной из страховых компаний в Москве.