Эминбейли против России (Eminbeyli v Russia)

19.03.2009

Факты 29 февраля 1996 г. заявитель переехал из Азербайджана в Россию, чтобы избежать преследований на основании его принадлежности к определенной социальной группе и его политических убеждений. Он прожил три года в г. Пермь, прежде чем переехать к родственникам в Санкт- Петербург 8 марта 1999 г.

Факты

29 февраля 1996 г. заявитель переехал из Азербайджана в Россию, чтобы избежать преследований на основании его принадлежности к определенной социальной группе и его политических убеждений. Он прожил три года в г. Пермь, прежде чем переехать к родственникам в Санкт- Петербург 8 марта 1999 г. Там он жил, скрываясь от государственных властей из страха, что подвергнется преследованию от российских властей или что его вернут в Азербайджан.

В апреле 2001 г. он обратился в региональный офис Верховного Комиссара ООН по делам беженцев с просьбой предоставить ему статус беженца. В августе 2001 г. ему был предоставлен статус беженца и разрешение на постоянное пребывание в Швеции. Через UNCHR он обратился в паспортно-визовую службу главного управления внутренних дел с целью выезда из Российской Федерации. Ему сказали, что ему понадобится «исключительная» выездная виза, за которой ему следует обратиться лично.

13 сентября 2001 г. UNHCR направил письмо Генеральному Прокурору Российской Федерации, в котором объяснялось, что заявитель был признан беженцем, нуждающимся в международной защите.

19 сентября 2001 г. заявитель был арестован сотрудниками УВД, когда обращался за своей выездной визой, и был препровожден в следственный изолятор. Эти действия были вызваны письмом от и. о. начальника Управления внутренних дел г. Гянджи (Республика Азербайджан) начальнику УВД г. Санкт-Петербурга, в котором говорилось, что в отношении заявителя возбуждено уголовное дело по подозрению в совершении кражи. Заявителю не сообщили о причинах его ареста и не дали копию ордера на арест.

Заявитель утверждает, что содержался под стражей в очень плохих условиях; еды давали мало и камеры не были приспособлены для длительного содержания. Кроме того, он страдал от болезни сердца и нуждался в медицинской помощи и лекарствах, которых ему не предоставляли. Наконец, первоначально адвокату заявителя было отказано в доступе к ее клиенту, однако после подачи жалобы доступ в конце концов был предоставлен.

Заявитель был освобожден 25 октября 2001 г. и 5 ноября 2001 г. уехал в Швецию.

Адвокат заявителя подала жалобу на незаконность содержания заявителя под стражей. Жалоба была оставлена без удовлетворения на том основании, что содержание под стражей было законным, поскольку он был задержан по просьбе азербайджанских властей с целью его экстрадиции. Это решение было оставлено в силе Санкт- Петербургским городским судом. Ранее заявитель самостоятельно обращался в Дзержинский районный суд г. Санкт- Петербурга с жалобой на незаконность его ареста. Однако на свою жалобу он ответа не получил.

Заявитель утверждает перед Европейским Судом, что были нарушены его права по ст. 3 на том основании, что условия его содержания могут быть приравнены к бесчеловечному обращению, принимая во внимание состояние его здоровья, скудность пищи, негодное состояние камер в следственном изоляторе и невозможность получить информацию о причинах его задержания.

Заявитель также утверждает, что его содержание под стражей было незаконным и нарушало ст. 5(1)( f ), поскольку распоряжение о нем не было сделано российским судьей и его нельзя было арестовывать в силу его статуса беженца. Заявитель жалуется по ст. 5(2) на то, что ему не сообщили причин для его ареста, и по ст. 5(3) – на то, что он не был доставлен к судье в разумный срок. Также он жалуется по ст. 5(4) на то, что национальным судам потребовалось примерно 4 месяца на то, чтобы вынести решение по жалобе его адвоката на незаконность его ареста, и на то, что его собственная жалоба не была рассмотрена судами вообще, в нарушение ст. 13.

Он также жалуется на то, что были нарушены его права по ст. 6, поскольку в течение некоторого времени после ареста его адвокату не разрешали встреч с ним.

Жалоба была подана в Суд в августе 2002 г.