ПЦ «Мемориал» незаконно ликвидирован. Сайт прекратил обновляться 5 апреля 2022 года

Дело Гулгельды Аннаниязова в мемуарах главы казахстанского МИД

17.11.2008

В вышедших из печати в прошлом месяце в Алма-Ате мемуарах министра иностранных дел Казахстана Касымжомарта Токаева «Преодоление» специальный раздел посвящен инциденту с туркменским диссидентом Гулгельды Аннаниязовым, вопрос об экстрадиции которого в Туркменистан рассматривался в сентябре 2002

В вышедших из печати в прошлом месяце в Алма-Ате мемуарах министра иностранных дел Казахстана Касымжомарта Токаева «Преодоление» специальный раздел посвящен инциденту с туркменским диссидентом Гулгельды Аннаниязовым, вопрос об экстрадиции которого в Туркменистан рассматривался в сентябре 2002 г. Токаев признает, что лишь жесткая позиция США заставила казахстанские власти отказаться от экстрадиции, причем решение по этому вопросу принимал лично президент Нурсултан Назарбаев.

Вот как описывает казахстанский министр драматические события тех дней:

            «Наше сотрудничество с США столкнулось осенью 2002 г. с еще одним серьезным испытанием. На этот раз оно явилось в обличии туркменского гражданина Г.Аннаниязова, который в середине 90-х годов прошлого столетия принимал участие в антиправительственных демонстрациях в Ашгабаде, затем оказался на казахстанской территории и при попытке въезда в Россию был депортирован в Казахстан. Об этом стало известно и в США, и в Туркменистане. Вашингтон обратился с просьбой передать его американской стороне как диссидента, туркменское правительство стало настаивать на возвращении Г.Аннаниязова на родину.

Во время этого инцидента я находился в Вене, где мне предстояло выступить на заседании Постоянного совета ОБСЕ. Во время обеда с Генеральным секретарем этой организации, послом Португалии – представителем государства, которое по ротации председательствует в ОБСЕ, а также с другими главами дипломатических миссий со стороны ОБСЕ была высказана настоятельная просьба проявить гуманность по отношению к этому человеку.

По возвращении в гостиницу я стал наводить справки о Г.Аннаниязове. Выяснилось, что он уже отбыл тюремное наказание за участие в антиправительственных демонстрациях в столице Туркменистана, в местах заключения тяжело заболел туберкулезом.

На следующее утро, в день первой годовщины террористических актов в Нью-Йорке и Вашингтоне, стал справляться по телефону о принятом решении в отношении этого несчастного человека. Почему-то я был уверен в том, что он будет передан в одну из международных организаций, как это принято в подобных случаях во всем мире. Каково же было мое удивление и, надо сказать, возмущение после получения известия о принятом решении передать его туркменским властям. Это близорукое решение мотивировалось тем, что Г.Аннаниязов, дескать, подрывал государственный строй, и невыполнение требований Ашгабада повлечет за собой нежелательный прецедент, за которым последует бегство разного рода казахстанских диссидентов в Туркменистан.

Единственное, что удалось добиться по телефону, это отсрочка в выполнении данного решения до моего прямого обращения к Главе государства. Поспешив в наше посольство в Австрии, я продиктовал записку Президенту с изложением всех доводов в пользу передачи этого человека в офис Управления ООН по делам беженцев в Алматы.

Дело не в том, что американская сторона оказывала давление на нас, а в том, что нужно действовать строго в соответствии с нормами международного права. Г.Аннаниязов не совершал уголовных преступлений на территории Казахстана, он был привлечен к административному наказанию за незаконный въезд на территорию Казахстана. Поэтому это правонарушение не подпадает под действие Минской конвенции о взаимной передаче лиц, совершивших уголовное преступление на территориях государств-членов СНГ. Следовательно, статус данного лица должна была определить международная организация, а не какое-либо государство, включая США.

Поэтому во время встречи с Государственным секретарем США К.Пауэллом я в ответ на его обращение твердо сказал, что Г.Аннаниязов будет передан в Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев, которое и определит его дальнейшую судьбу. В соответствии с международным правом мы не можем удовлетворить просьбу американской стороны о передаче ей этого человека.

Следует отметить, что Государственный департамент США правильно воспринял эту позицию Казахстана. В то же время со стороны американских дипломатов высказывались серьезные сомнения в том, что возникшая ситуация разрешится именно таким образом, как было высказано мною во время встречи с руководителем внешнеполитического ведомства США. Дело в том, что из Астаны в Вашингтон поступили противоречивые сведения. Американское посольство, ссылаясь на высказывания некоторых крупных чиновников, докладывало о том, что окончательного решения в отношении Г.Аннаниязова не принято, его могут депортировать в Туркменистан.

Настроения американских дипломатов достигли критического уровня. Один из кураторов казахстанского направления в Государственном департаменте сообщил мне, что для Вашингтона этот вопрос представляет чрезвычайную важность. В случае принятия решения, которое идет вразрез с просьбой ОБСЕ и другими правозащитными организациями, Государственный департамент окажется под гнетом критики со стороны всей американской общественности, в результате чего может быть нанесен урон казахстанско-американским отношениям. Со своей стороны я во время встреч с Кондолизой Райс, первым заместителем Государственного секретаря Ричардом Армитаджем и другими высокопоставленными сотрудниками Администрации Президента США продолжал настаивать на том, что Казахстан верен своим международным обязательствам и будет действовать строго в соответствии с основополагающими документами ОБСЕ.

Надо воздать должное Н.Назарбаеву – он после тщательных раздумий над доводами с разных сторон принял ответственное и далекоидущее решение. Г.Аннаниязов был передан в распоряжение руководителя офиса Управления по делам беженцев, после чего получил соответствующий статус и на специальном самолете, предоставленном американской стороной, вылетел в одну из стран Северной Европы, которая предоставила ему политическое убежище и возможность пройти необходимый курс лечения.

            Это решение было высоко оценено в международном сообществе, в частности в США. Колин Пауэлл счел нужным направить благодарственное письмо Н.Назарбаеву. В качестве положительной реакции на этот шаг казахстанских властей Государственный департамент принял решение о подписании меморандума относительно строительства здания посольства США в Астане. Этот важный документ был подписан 3 октября 2002 г. в министерстве иностранных дел. Тогда же было опубликовано совместное заявление о начале реализации Хьюстонской инициативы во исполнение договоренности, достигнутой президентами двух стран в декабре 2001 г. Эта инициатива предусматривает оказание массированной финансовой помощи США в развитии малого и среднего предпринимательства в Казахстане».

Поделиться: