ПЦ «Мемориал» незаконно ликвидирован. Сайт прекратил обновляться 5 апреля 2022 года

«Дело 58-ми», Нальчик. Выступление в прениях адвоката Люси Шоровой в поддержку апелляционной жалобы Асланбека Унажокова

25.01.2016

19 января 2016 года состоялось выступление адвоката Л.А. Шоровой в поддержку апелляционной жалобы осужденного по «Делу 58-ми» Унажокова Асланбека Азреталиевича на приговор, вынесенный Верховным судом КБР 23 декабря 2014 года. ПЦ «Мемориал» публикует текст этого выступления

Уважаемая Апелляционная коллегия!

В апелляционных жалобах в интересах Унажокова А.А. и дополнениях к ним подробно изложены все обстоятельства, на которые мы хотели обратить внимание апелляционной инстанции и сейчас мы не видим необходимости все это повторять.

Хотелось бы только в дополнение  обратить внимание, уважаемой судебной коллегии на те обстоятельства, которые мы считаем важными, на мой взгляд.

Первое – это  явка с повинной Унажокова А.А., которая необоснованно не была признана судом.

На момент задержания Унажокова А.А. в г.Сочи за административное правонарушение 15 ноября 2005 года, правоохранительным органам не было известно о каком-либо участии Унажокова А.А. в событиях 13 октября 2005 года в г.Нальчике. В розыске он не находился.

Он сам попросил вызвать к нему сотрудников ФСБ, пояснив, что участвовал в  событиях 13 октября, после чего  Шогенов Анзор  - сотрудник ФСБ из Кабардино-Балкарской Республики  написал текст и оформил явку с повинной.

Предварительным следствием данная явка была признана и учтена как смягчающее обстоятельство. А с предварительным следствием, чтобы оно признало какие-либо явки приходилось воевать, как например, это было с явками Мидова М., Тухужева И. и Ашева А. Явка с повинной по ним была признана только в судебном порядке по жалобе адвоката Ахметовой М.Т.

Ни у предварительного следствия, ни у гособвинения, ни тем более у защиты явка с повинной Унажокова А.А. не вызывала никаких сомнений, поэтому в вызове раннее в зал суда в качестве свидетеля сотрудника, который и отбирал явку  Унажокова А.А. не было необходимости. Необходимость уже возникла после вынесения приговора, поэтому мы и ходатайствовали перед уважаемой апелляционной коллегией о вызове и допросе в качестве свидетеля Шогенова Анзора, в чем нам было отказано.

В прениях сторон, государственное обвинение не оспаривало явку с повинной Унажокова А.А. и при назначении наказания просило суд учесть ее как смягчающее обстоятельство. Также прокурор просил суд, с учетом явки с повинной назначить наказание сроком на 18 лет.

Да, безусловно, приговор выносит суд и назначает наказание тоже суд, выводы тоже делает суд!  Но в случае с Унажоковым А.А. суд первой инстанции обошелся слишком несправедливо.

Вообще создалось впечатление, что суд первой инстанции выносил приговор не по содеянному, а по симпатиям и антипатиям. Иначе, как можно объяснить то наказание, которое назначено Унажокову А.А. За какие деяния, доказанные в судебном заседании суд определил Унажокову  А.А. 20 лет  лишения свободы?

Одному из подсудимых по данному объекту суд определил 11 лет лишения свободы, притом, что его роль и участие  в нападении были гораздо более значительны, а государственное обвинение просило для него 23 года лишения свободы. Где справедливость суда первой инстанции, уважаемая апелляционная коллегия?

Это можно было бы объяснить если бы суд первой инстанции не был столь профессиональным. О высоком профессионализме судьи Гориславской Г.И., уважаемая апелляционная коллегия, уже слышала, при выступлении наших адвокатов, и не раз! И это правда!

Я очень надеюсь, что Вы, уважаемая апелляционная коллегия, отнесетесь к наказанию Унажокова А.А. более справедливо, более гуманно! Я прошу признать явку с повинной Унажокова А.А. и учесть ее как смягчающее обстоятельство.  

 

Второй момент, на который я хочу обратить внимание уважаемой судебной коллегии, это то, что  большинство из осужденных по данному делу, в том числе и Унажоков А.А. были втянуты в события 13 октября 2005 года путем обмана. Большинство из них не были осведомлены о том, что намечается какое-либо противоправное действие. Они понятия не имели, что существует какой-то там ОПС, банда. И естественно несостоятельны выводы суда о том, что осужденные давали согласие на вступлении в преступные организации.  Некоторых вызвали по телефону и просили подойти к определенному месту, ничего при этом не объясняя, некоторых попросили поддержки на митинге, некоторых, как в случае с Унажоковым А.А. попросили перевести мебель.

В судебном заседании Унажоков А.А. рассказал суду, что 13 октября 2005 года, к нему подъехал Танашев Ислам и попросил помочь перевести мебель из дома, для чего необходимо было нанять грузовую машину. И подъезжая к дому  по ул. Интернациональная Унажоков А.А. не предполагал, что он увидит там вооруженных людей. Более того не предполагал, что и ему придется держать оружие.

Унажоков А.А. в судебном заседании показал, что он не производил выстрелы из автомата, который ему вручили в доме по ул.Интернациональная ни около воинской части, ни на пересечении улиц Коммунистическая и Кабардинская, ни на углу улиц Ногмова и Пушкина возле рынка «Кавказ». Автомат он вернул в том же состоянии, в каком получил его 13 октября 2005 года.

В этой части его показания были подтверждены   показаниями других подсудимых по делу,  потерпевшими и свидетелями, допрошенными в судебном заседании.

В частности, подсудимыми Барагуновым А., Замаевым   А.Х., Хуболовым, Бегидовым.

Потерпевший Нахушев А.Л., допрошенный в судебном заседании 10 мая 2011 г. (Т.1456, л.д. 14-27) показал, что 13 октября, возвращаясь домой со службы, они ехали вниз по ул. Кабардинской. Когда доехали до переулка  Коммунистической по ним открыли стрельбу из автоматического оружия с автомашины Газель. Водитель Гузов был убит, а он ранен. Они с напарником выскочили из машины и побежали в сторону ул. Суворова. Он встал за деревом, метров 10 от машины. Он видел людей, когда стоял за деревом. Видел двоих. Один был с пулеметом, другой не помнит с чем.  Потом они забрали УАЗик и уехали. Кучмезов, напарник, говорил, что сразу стали стрелять с Газели спереди, те, которые рядом с водителем сидели.

На вопрос гособвинителя Шматова С.В.: «Изнутри Газели стреляли по Вам? потерпевший Нахушев А.Л. пояснил: «Когда подъезжали, стреляли из Газели». На вопрос: «А через задние двери стреляли? Ответ: «Нет». На вопрос: «А из пулемета стреляли по вам?» Ответ: «Да, стрелял, один человек».

В судебном заседании было установлено, что с пулеметом был Гучев Заур.

Свидетель Ногеров А.М., допрошенный в судебном заседании 30 мая 2011 года (Т.1456, л.д. 41-42) показал, что, он является, родным братом погибшего сотрудника наркоконтроля Ногерова. Ему не известно, какая группа нападавших, подозревается в убийстве его брата.  Были какие-то показания свидетелей, разговоры о том, кто убил, и называлась фамилия Гучев.  Эта фамилия ему известна.

В суде первой инстанции достоверно было установлено, что более активными в  группе, оставшиеся в живых после нападения на погранчасть были два человека – Это Азиз и Гучев Заур, и подтверждают показания Унажокова А.А. и других подсудимых в части того, что стреляли только Азиз и Гучев.

Следующий момент, на который хочется обратить внимание. Уважаемая апелляционная коллегия! В приговоре указано, что оценивая показания подсудимых в судебном заседании, суд считает их недостоверными в той части, в какой они противоречат их собственным показаниям в период предварительного следствия, полученным с соблюдением норм уголовно-процессуального закона.

Показания, полученные под физическим воздействием, суд посчитал, полученными с соблюдением норм уголовно-процессуального закона и  положил в основу приговора недопустимые доказательства, Не дав оценку наличию практически у всех подсудимых телесных повреждений.

Унажоков А.А. показал суду, что после того, как его привезли из Сочи и доставили в УБОП МВД КБР его сутки избивали и пытали. Он говорил, что ему было известно, но сотрудники не соглашались с этим, в связи с чем он оговаривал себя и других по делу. Избиения и угрозы продолжались практически весь период предварительного следствия.

При этом формально назначались неоднократные проверки, которые инициировались Саврулиным, по заключениям которых от подследственных получали пояснения о том, что они либо падали с лестниц, либо дрались с сокарниками, либо стукались головой об стенку и т.д., и которые впоследствии не подтверждались в судебном заседании.

Применение к Унажокову А.А. насилия при производстве предварительного расследования в судебном заседании были подтверждены как  показаниями других подсудимых, так и свидетельскими показаниями. Так же данное обстоятельство было подтверждено и письменными материалами уголовного дела, такими как заключение судебно-медицинской экспертизы № 1660-А от 18.11.2005 г. (Т.457, л.д. 178-179) по результатам которого  у Унажокова А.А. обнаружены кровоподтеки грудной клетки и левого бедра, образованые от действия твердых тупых предметов, давность на момент осмотра 1-3 суток; письмом начальника ФБУ ИЗ-7/1 УФСИН России по КБР, из которого следовало, что при поступлении в СИЗО-1 у Унажокова А.А. 19.11.2005 г. обнаружены кровоподтеки задней части туловища.

В судебном заседании на вопросы защиты, где он получил телесные повреждения, указанные в СМЭ, Унажоков А.А., пояснил что получил их  в 6 отделе. Когда его задерживали в г.Сочи, к нему физическая сила не применялась. По дороге из г.Сочи в г. Нальчик насилие к нему также не применялось.

Данному обстоятельству судом не дана  никакая юридическая оценка. Суд, утверждая, что использование недозволенных методов ведения следствия в судебном заседании подтверждения не нашли, по крайней мере должен был установить где и когда были получены телесные повреждения, имевшиеся у подсудимых, в том числе и Унажокова А.А..

И последнее - С момента задержания Унажоков А.А. активно способствовал раскрытию преступления, подробно рассказывал о своем участии в нападении, начиная с того времени как его вызвали из дома 13 октября 2005 года до того как уже он  вызвал сотрудников ФСБ для дачи явки с повинной.

Весь период предварительного следствия Унажоков А.А. активно способствовал раскрытию преступления, помогал следствию.  В судебном заседании отказался только от той части показаний, которые ему навязали на следствии применением насилия.  Рассказал о местонахождениях и выдал добровольно следствию 3 схрона,  о двух из которых  он узнал накануне нападения. О местонахождении 3 схрона ему стало известно уже после нападения. В этот схрон был помещен и тот автомат, который ему вручили в доме по Интернациональная и из которого он не произвел ни одного выстрела.

Я полагаю все эти обстоятельства не в полной мере учтены судом первой инстанции при назначении Унажокову А.А. наказания.

О нарушениях прав Унажокова А.А. лишением его права на рассмотрение дела с участием присяжных заседателей, удалением его из зала суда и лишения его непосредственного участия в судебном заседании подробно указаны в его дополнении к апелляционной жалобе, в связи с чем я сейчас эти доводы не повторяю, прошу апелляционную коллегию обратить на данные обстоятельства свое пристальное внимание.

Уважаемая апелляционная коллегия, полагаю, что при вынесении приговора в отношении Унажокова А.А. суд первой инстанции был очень несправедлив.

Кроме того, что судом не была признана явка с повинной Унажокова А.А., он еще не учел, как смягчающее обстоятельство добровольную выдачу схронов с оружием, не учел имеющиеся у него заболевания. Не в полной мере  суд учел такие смягчающие обстоятельства, как наличие малолетнего ребенка отсутствие судимости, положительные характеристики.

Я прошу уважаемый суд, апелляционные жалобы Унажокова А.А. и дополнения к ним, а также апелляционные жалобы защиты в его  интересах удовлетворить в полном объеме.

Так же прошу удовлетворить ходатайство Унажокова А.А. о прекращении уголовного преследования в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности по статьям 210, 222 УК РФ.

Программа: Горячие точки
Программа: Поддержка политзэков

13 октября 2005 года несколько групп вооружённых людей совершили серию нападений на правительственные учреждения в столице Кабардино-Балкарии Нальчике.

Поделиться: